0
12820
Газета Печатная версия

08.04.2024 17:15:00

Транспортная артерия в ожидании грузов

Хватит ли запасов углеводородного сырья для расширения поставок по Севморпути

Тэги: арктика, геологоразведка, полезные ископаемые, транспортная артерия, севморпуть


С точки зрения руководителя «Нефтегазового диалога» – аналитической конференции ИМЭМО – академика Натальи Ивановой, тема Арктики близка даже тем, кто не имеет к ней никакого отношения, тем, кто только понаслышке знает, что за геологоразведочная работа там велась, какова история Арктического региона и огромные перспективы. Сегодня обсуждаются, подчеркнула она в своем вступительном слове, те проблемы, которые возникают с разведыванием, освоением запасов Арктики, ее логистикой. Эти вопросы являются очень сложными задачами для всего российского хозяйства. Арктика выступает как системный интегратор многих управлений технического прогресса. Арктика охватывает не только проблемы геологии, судоходства, энергетики, но и вбирает в себя все, являясь перспективной, неосвоенной кладовой очень многих природных ресурсов. Однако в этой зоне накопилось много проблем.

4-9-2-1.JPG
Полезные ископаемые в зоне прохождения Северного морского пути.   
Карта ИМЭМО РАН

















Понятно, что развитие региона связано с тремя факторами. Это освоение территорий и природных ресурсов, что становится актуальным в связи с потеплением климата и освобождением региона от вечного льда, и решение проблемы Северного морского пути (СМП), который, с одной стороны, может помочь освоению региона в плане завоза туда необходимых товаров и техники, а с другой – создания транспортного коридора, по мощности и возможностям сопоставимого с Суэцким каналом и другими глобальными проектами типа Шелкового пути.

Как показала предыдущая статья, роль СМП во многих отношениях связана с загрузкой использующих этот транспортный путь судов. В условиях санкций область применения СМП сужается, и здесь главную роль начинает играть возможность освоения местных залежей, прежде всего нефти и газа вдоль трассы СМП. Один из известных специалистов по проблемам Арктики Александр Соколов, директор по геологоразведке ООО «Петрогеко», предоставил свой анализ складывающейся ситуации.

Главный тезис Соколова состоит в том, что грузовая база СМП обеспечивается месторождениями нефти и газа, территориально находящимися как на суше, так и в акваториях морей и рек, для которых вывоз и транспортировка добытого сырья невозможны никаким другим способом, кроме как по СМП танкерным флотом. Это является единственно экономически разумным решением. Но когда мы говорим об арктическом нефтегазовом потенциале России, необходимо понимать, что это основной российский нефтегазовый потенциал. Хотя заметим, что ряд экспертов считают, что сейчас основная добыча нефти смещается в Западную и Восточную Сибирь, а также в Тимано-Печорский нефтяной регион. Что касается газа, некоторые эксперты полагают, что основной прирост запасов газа приходится на Ямало-Ненецкий автономный округ. Чтобы представлять себе масштабы добычи в Арктике, надо знать, что объем арктической нефти, перевозимой по СМП, составляет 10 млн т, или примерно 2% от общей годовой добычи страны, и газ добывается там в пределах 30 млрд куб. м, что примерно составляет 4%. И, в-третьих, на министерских совещаниях в прошлом году стало ясно, что арктические залежи уже не входят в программу развития добычи, что де-юре подтвердило наличие моратория на разработку шельфа Арктики. Мораторий был введен в 2016 году. Напомним читателям, что тогда правительство РФ приняло решение временно ввести мораторий на выдачу лицензий на месторождения на континентальном шельфе страны. Об этом доложил на совещании у президента РФ Владимира Путина глава Минприроды Сергей Донской. Он сказал: «С учетом значительного объема работ, который сейчас выполняется и еще предстоит выполнить госкомпаниям, а мы знаем, что основные участники на шельфе – это госкомпании, в условиях макроэкономической нестабильности правительством принято решение о введении временного моратория на предоставление новых участков недр на континентальном шельфе». По его словам, это позволит госкомпаниям сфокусироваться на исполнении текущих лицензионных обязательств.

Одновременно с этим, продолжил глава Минприроды, с целью конкретизации обязательств недропользователей по освоению уже предоставленных участков недр «Роснедрами завершается актуализация лицензий, учитывающая реализуемые в регионе инфраструктурные проекты». «Исходя из этого, мы как раз предлагали, и правительством принято решение о введении временного моратория на выдачу лицензий», – пояснил Донской.

Правда, о снятии этого моратория разговоры ведутся с 2019 года.

Докладчик Соколов далее отметил, что реальный грузопоток по СМП может быть организован только на основе эксплуатации уже открытых проектов. В связи с этим докладчик привел схему имеющейся геологоразведки запасов нефти и газа в Арктической зоне, которая показывает, что пока конкретные данные по этому вопросу имеются только в западном секторе Арктики, который ограничивается с запада Мурманском, а с востока Дудинкой. Восточный сектор – от Дудинки до Чукотки – практически на наличие запасов нефти и газа не исследован.

Если говорить о газе, то в активе у России имеется компания «НОВАТЭК», которая разрабатывает действующее месторождение. Встает вопрос: на какие месторождения в Арктике может опираться грузопоток СМП?

Действующие нефтяные и газовые проекты («Приразломная» – единственный действующий российский проект добычи нефти на шельфе Арктики, «Варандей» – нефтяное месторождение, относящееся к Тимано-Печорской нефтегазоносной провинции, «Ворота Арктики» – Новопортовское месторождение нефти на Ямале, «Ямал СПГ») обеспечены активными запасами и будут держать годовую добычу 10–12 млн т нефти и 19–21 млн т СПГ долгое время, если им не помешают геополитические факторы. Проект «Арктик СПГ-2» при условии преодоления геополитических ограничений на первую, вторую и третью линии сжижения обеспечит годовую добычу до 20 млн т СПГ. Проекту «Восток-Ойл» требуется длительная детальная разведка. Основные риски не подтверждения запасов нефти категории С2 не сняты. Напомним читателям, что, согласно приказу Министерства природных ресурсов от 7 марта 1997 года о классификации запасов природных ресурсов, имеются категории по степени убывания А, В и С1, С2. Для транспортировки нефти Ванкорского кластера по СМП потребуется перенаправление потоков нефти с юга из системы «Транснефти» на север. Это требует дополнительные 357 км трубы. Докладчик смысла в этом не усматривает. Остальной нефтегазовый потенциал Западной и Восточной Арктики, с его точки зрения, сильно девальвирован и находится за горизонтом долгосрочной перспективы. Все эти проекты были рассчитаны на то, что углеводороды будут поступать в порт Роттердама и там реализовываться на бирже.

Продолжение или начало проектов, где вывоз и транспортировка продукции возможны лишь через СМП, заведомо инвестиционно непривлекательны. Необходимо регулярно проводить оценку текущих рентабельных запасов углеводородного сырья (УВС) для принятия правильных управляющих решений. Продолжение рентабельной добычи УВС на действующих проектах зависит от решения геополитических задач, снятия санкционных ограничений, преодоления технологической отсталости, купирования экологических рисков и транспортного обеспечения грузопотока. Время экспортных газопроводов ушло в прошлое из-за потери поставок трубопроводного газа в ЕС. Развитие СПГ-проектов является единственным способом монетизации российского газа как экспортного товара.

Если исходить из оценочных запасов нефти и газа в недрах российской Арктики, то одной из последних опубликованных оценок является мнение главы Роснедр Евгения Петрова от августа прошлого года, где он оценивает запасы нефти в 17 млрд т, а газа – в 85 трлн куб. Сам докладчик, не оспаривая приведенных в последующих дискуссиях цифр, вместе с тем указал на различия в оценках таких запасов российскими и западными источниками. По его мнению, единственным критерием такой оценки может быть коммерческая рентабельность. Но понятно, что для их освоения нужны инвестиции, и в том числе привлечение иностранных подрядчиков, что в условиях санкций представляет собой крайне сложную проблему. Заметим, что в этом плане и позиция российских министерств, отвечающих за выдачу лицензий на разведку и разработку недр Арктики и введших эмбарго на практически любую промышленную активность в регионе, представляется спорной. Но, самое главное, с точки зрения докладчика, даже если с помощью изменения налоговых ставок имеющиеся запасы станут рентабельными, с точки зрения добычи в условиях санкций мы не можем сейчас их продать. И именно отсутствие рынков сбыта и определяет на сегодня недогруженность СМП и перспективы его использования. 


Читайте также


К 2030 году власти обещают спустить на воду новый арктический флот

К 2030 году власти обещают спустить на воду новый арктический флот

Ольга Соловьева

Для ускорения работ в правительстве задумались о строительстве еще одной верфи

0
1923
Они спасли в боях грядущий мир

Они спасли в боях грядущий мир

Ольга Шатохина

Потомки победителей собрались в Екатерининском парке

0
506
Министра обороны ФРГ и его партнеров по НАТО очень интересует Северный морской путь

Министра обороны ФРГ и его партнеров по НАТО очень интересует Северный морской путь

Олег Никифоров

Арктический вызов Писториуса

0
3744
На севере Красноярского края пересчитали диких оленей

На севере Красноярского края пересчитали диких оленей

Елена Крапчатова

Сибирские ученые при поддержке "Роснефти" провели самый масштабный мониторинг миграции важных для Арктики животных

0
8864

Другие новости