0
1431
Газета Non-fiction Печатная версия

24.01.2013 00:00:00

Балканский перекресток

Тэги: матонин, тито


матонин, тито

Евгений Матонин. Иосип Броз Тито.
– М.: Молодая гвардия, 2012. – 462 с. 5000 экз. (ЖЗЛ).

Югославия всегда стояла особняком в восточноевропейской социалистической «семье». Не участвовала в Варшавском договоре, не состояла в СЭВ. Не поддерживала многие внешнеполитические инициативы Москвы (введение войск в Чехословакию, «братская помощь» Афганистану и т.д.). В югославской армии 60-х годов, страшно сказать, находились на вооружении американские самолеты. Граждане СФРЮ могли практически свободно выезжать на Запад. Цензура здесь была вполне гуманной. Югославские спортсмены ездили на Олимпиаду 1984 года, которую СССР и большинство соцстран дружно бойкотировали.

Творцом этой необычной политической системы был президент страны маршал Тито. Три с половиной десятилетия он стоял у руля крупнейшей из неприсоединившихся европейских стран (сам же, кстати, и создал Движение неприсоединения). То была эпоха лавирования, когда Югославия находилась словно бы на перекрестке между двумя непримиримыми политическими блоками.

В работе историка Евгения Матонина задействованы источники самого разного калибра – от мемуаров близких к маршалу людей до статей из газеты «Борба» и народных анекдотов про Тито. Книга написана емко и компактно, без длинных и скучных подробностей. А ведь Тито прожил 88 лет, жизнь его была насыщена важными и интересными событиями. Один из важнейших, сквозных сюжетов в книге – «Тито и Россия». В сущности, не попади в 1915 году фельдфебель австрийской армии Иосип Броз в русский плен, скорее всего никакого президента и маршала Тито не было бы. Ведь именно в России молодой хорват проникся революционными идеями. И вернулся на родину уже готовым коммунистом. Кстати, и первая жена его была русской, из Сибири.

В королевской Югославии Тито вел борьбу в глубоком подполье (компартия в стране была запрещена). Пять лет, между прочим, отсидел в тюрьме за хранение боеприпасов и большевистской литературы. Потом о способном коммунисте прослышали в СССР, и с чужим паспортом Тито приехал в Москву. Период его работы в Коминтерне автор книги называет самым таинственным во всей биографии Тито. Чем занимался югослав в Советском Союзе, и поныне в точности не известно. Биограф подозревает, что Тито, как и многие другие зарубежные коминтерновцы, учился на разведчика.

Эти навыки пригодились ему уже весной 1941-го, когда он сообщал о переброске немецких военных частей из Югославии в СССР. Королевская армия капитулировала за две недели, причем, как отмечает Евгений Матонин, хорваты и словенцы в те дни выступали в роли «пятой колонны». Тито с коммунистами ушел в партизаны и героически сражался (без всякой помощи из-за пределов страны) с миллионной вражеской армией, состоявшей из немцев, итальянцев, венгров, болгар и коллаборационистов всех наций, населявших Югославию. Позже к числу его недругов прибавились и партизаны Драже Михайловича – кадрового армейского полковника-монархиста. После войны Михайлович за сотрудничество с оккупантами был расстрелян: Тито не терпел конкуренции за титул главного партизанского вождя.

Очень подробно рассмотрен в книге период разрыва отношений между СССР и Югославией в послевоенные годы. Москва и Белград в тот период находились в шаге от войны, а Тито, всерьез опасавшийся покушения, в течение нескольких лет не выезжал за границу. Даже когда он в 1953 году отправился морем в Англию, в глубинах Адриатики ему мерещились советские субмарины.


Тито и Хрущев на знаменитой сессии ООН в 1960 году, когда советский лидер стучал по трибуне башмаком.
Иллюстрация из книги

Противостояние действительно было жестким. Сталина тревожил рост популярности Тито как мирового коммунистического лидера. Тито не без оснований считал, что Москва стремится полностью подчинить себе Югославию, сделать ее безропотным сателлитом. Антититовская кампания в советских газетах проходила в лучших традициях политической травли. Главу Югославии объявили агентом Запада и палачом честных коммунистов. По отмашке Москвы аналогичную кампанию против Тито развернули и другие страны социализма. В частности, глава Албании Энвер Ходжа полностью разорвал дипломатические отношения с Югославией, в состав которой его страна собиралась войти на правах союзной республики.

В середине 50-х Хрущев приехал мириться с Тито. Но президент Югославии не забыл прежних оскорблений. Автор книги мастерски воссоздал политическую драматургию встречи лидеров в белградском аэропорту. Пафосная примирительная речь Хрущева (рассчитывавшего на ответную речь Тито) повисла в пустоте: «На летном поле воцарилась тишина. Был слышен даже бой часов на почтамте, удаленном от аэропорта на несколько километров». Даже когда примирение состоялось, Хрущев не раз попрекал Тито американскими самолетами, английскими кредитами и «ревизионизмом». Но югославский лидер продолжал умело вести политику лавирования: к примеру, поддерживал войну арабских стран против Израиля, но осуждал вьетнамскую интервенцию в Камбодже. Во время визита в Москву он демонстративно не стал входить внутрь Мавзолея Ленина–Сталина, а возложил венок снаружи, у той стены, которая находится ближе к саркофагу Ильича. Даже непримиримого диссидента Милована Джиласа он то сажал в тюрьму, то выпускал из нее, в зависимости от необходимости брать кредиты на Западе. Эти долги, кстати, аукнулись Югославии уже после смерти маршала.

При Брежневе советско-югославские отношения заметно улучшились, да и личные встречи двух лидеров неизменно проходили в теплой дружественной обстановке. Тито, как и генсек КПСС, любил охоту и не раз бродил с ружьем по подмосковным лесам. В книге показаны и довольно симпатичные человеческие черты Тито. До последних лет жизни президент много читал, любил на досуге слесарничать (в молодости работал механиком), водил дружбу с зарубежными звездами кино… В своем нарядном маршальском кителе он часто появлялся на престижных светских раутах, и западные газетчики называли его «самым стильным из коммунистических лидеров». За свою долгую жизнь Тито был женат четыре раза. И когда он в 85-летнем возрасте дал отставку своей последней жене Йованке, его стали видеть в обществе красивой блондинки – врача-физиотерапевта, которая была моложе его почти на шесть десятилетий. Южное, балканское жизнелюбие не покидало его даже в самые трудные моменты жизни. А смерть его в мае 1980-го на короткое время «примирила» крупнейших мировых политиков, которых, казалось, никогда и нигде нельзя будет увидеть вместе.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Косметический перед капитальным

Косметический перед капитальным

Тимофей Шевяков

Что изменится в Государственной думе по результатам выборов

0
684
Михаил Делягин: Санкции США как знак качества

Михаил Делягин: Санкции США как знак качества

0
923
Беспристрастность системы кассационных судов проверят делом ТоАЗа

Беспристрастность системы кассационных судов проверят делом ТоАЗа

Денис Писарев

Самый громкий корпоративный конфликт десятилетия далек от завершения

0
578
На выборах в Германии ждут неожиданных результатов

На выборах в Германии ждут неожиданных результатов

Олег Никифоров

Данные соцопросов и реальные настроения избирателей могут разительно отличаться друг от друга

0
2520

Другие новости

Загрузка...