0
6219
Газета Персона Интернет-версия

02.06.2016 00:01:00

Нонконформизм – это я

Тэги: нонконформизм, диссиденты, венедикт ерофеев, иосиф бродский, авангард, ссср, шестидесятники, михаил шемякин, николай заболоцкий


нонконформизм, диссиденты, венедикт ерофеев, иосиф бродский, авангард, ссср, шестидесятники, михаил шемякин, николай заболоцкий Так выглядит сегодня поле русского стиха. Рисунок Славы Лёна

Лауреатом премии «Нонконформизм-Судьба – 2016» стал  Слава ЛЁН. О его творчестве и поэтических концепциях с ним побеседовали Евгений ЛЕСИН и Елена СЕМЕНОВА.


– Владислав Константинович, наш номер посвящен премии «Независимой газеты» – «Нонконформизм». Скажите, пожалуйста, как вы расшифровываете понятие «нонконформизм»?

– Нонконформизм – это я.

– Почему, например, художник-нонконформист – устоявшийся термин, а прочие мастера искусств, скажем так, недотянули? В самом деле – недотянули? Дело в людях или в жанре?

– Три главных позиционера в искусстве – поэт, художник, композитор – единообразно называются нонконформистами: и Мамлеев так называл себя, и я. Но слово – нелюбимое: нон-кон – не по-русски. И – слово позднее. В 1950–1970-х годах мы называли себя антисоветчик, подпольный художник, неофициальный…

– Нонконформист и диссидент – это почти синонимы или, наоборот, почти антонимы? Или эти термины параллельны и любые совпадения и несовпадения случайны?

– Почти антонимы. Веничка (он любил в 1980-х, чтобы его называли так) сказал: никаких шестидесятников нет. Есть шестидесятники-конформисты. Есть шестидесятники-диссиденты. Есть шестидесятники-гении. То есть нонконформисты (все гении – нонконформисты, но не все нонконформисты – гении).

– Вы утверждаете, что создали стиховую  школу квалитизма, куда входил также и Венедикт Ерофеев. С ним же, как вы говорите, вы создали меташколу Ре-Цептуализма. Расскажите, пожалуйста, как это произошло?

– Вот манифест квалитизма. 

«Дыр бул щыл» – это итоговый прорыв гениев Серебряного века: это нуль-стиха. Нуль-языка как материала. Нуль-метра как формы. Нуль содержательного смысла и значения. Но это есть – великий гимн бессмертному движению мирового стиха.

Когда Кручёных с Малевичем достигли «самого низа» – нуля – и думали, что это – конец, то снизу постучали: потец! Василиск Гнедов. Кулаком «Поэмы конца». Но это были уже не стихи – это был поэтический жест. «Так умирал великий сиг». Так завершился Серебряный век.

Мы открываем – Бронзовый. Мы, квалитисты, при-званы – через десятилетия советских концлагерей, немотствования, догу-тенберговщины – возродить качественно совершенный русский стих в качественно новом языке. Quality – наш девиз!

Поэзия ничего не от-ражает. Поэзия – по-ражает. Она вы-ражает суть: трагическую подоплеку рас-пахнутого поэтом мiра. И – за-пахивающей его земли. На какой они – поэт и его мiръ – стоят!

Вы-свобождение языка из-под спуда логики и грамматики – наша первая цель. Цель – на-помнить о родстве стиха и стихии. Слово во вдохновенном стихе должно стать не-воль-ным – про-из-вольным – воль-ным. Вольное русское слово – наш идеал.

След-ует прорваться в до-словный мiръ, к праязыку ветхого Адама. Который первым осмелился – со вдохновением, целью и смыслом – дарить вещам – имена.

Через слово – к сущности. От сущности – к Богу!

Мы создали меташколу Ре-Цептуализма, искусства «второй рефлексии» художественного процесса – после «первой» Москвы–Петушков.

А вот манифест Ре-Цепт-Арта. 

Постмодерн (изм) умер. – Да здравствует Ре-Цепт-Арт – искусство третьего тысячелетия.

Ре-Цепт-Арт – новая художественная парадигма. Девиз Ре-Цепт-Арта: от де-конструкции (Жака Деррида) – к ре-конструкции «аксиологического ядра» искусства в трех эстетиках: Прекрасного (Александра Баумгартена); Истины-Алетейи (Мартина Хайдеггера); Добра-Благодати (Славы Лёна).

Искусство Ре-Цепт-Арта существует не только на основе и в критериях аксиологических эстетик, но еще и в критериях эстетик художественных парадигм.

Ре-Цепт-Арт – само-истолковывающее себя искусство. Искусство второй рефлексии: само-из-себя творчество и – одновременно – само-в-себе истолкование (да здравствует двуликий Янус!).

Целью и смыслом творческой деятельности художника-рецептуалиста является художественный процесс, а не художественное произведение (которое – в пределе – может быть шедевром или нулевым, как «Черный квадрат» Малевича). В гетеро-иерархию сложно-динамичного (прерывисто-непрерывного) художественного процесса входят как минимум: базальный (элементарный) процесс: от замысла – до воплощения в материале художественного произведения; в процесс включена первая авторская рефлексия; выставочный процесс: авторское раз-мещение и от-слеживание движения художественного произведения: из мастерской – через галерею – в Мировой музей; «вторая» авторская рефлексия в треугольнике: зритель – автор – критик (в интенции и пределе – за-мещение позиции критика автором);  процессы «ретроспективной рефлексии»: мониторинг – рефлексивное отслеживание автором изменения смысла и значения своего художественного произведения в «подвижном» социокультурном контексте и в культурно-историческом процессе; внесение коррективов в свое творчество (замещение позиции искусствоведа автором).

Ре-Цепт-Арт – новая художественная парадигма, основанная на новых концептуальных установках и системной организации художественных: стилей – жанров – языков – метода – приемов – материала – форм – содержаний – тематизмов – онтологической картины мира.

Рецептуалист, творя, созидает и, созидая, творит в процессуальном режиме ТРИКУПа (ТРИединого КУльтурного Продукта) – триединой де-монстрации: по-рождения КУльтурного Продукта (художественного произведения); самого КУльтурного Продукта (высочайшего качества!); де-монстрации КУльтурного Продукта.

Де-монстрация де-монстрации – «вторая рефлексия» творческого процесса художника-рецептуалиста.

Ре-Цепт-Арт исповедует принцип нелинейности искусства – возможности одновременного при-сутствия в художественном произведении-синкрете диахроннически разных и много-признаковых «рядов (развития) искусства». Одновременность прошлого и настоящего – сущностный принцип рецептуального искусства.

Ре-Цепт-Арт ничему не под-ражает и ничего не от-ражает: искусство по-ражает. Искусство творится из искусства – оно а-миметично (прощайте, древние греки!).

Ре-Цепт-Арт отменяет каузальность (причинность), детерминизм, аподиктичность – стохастичность – небулярность, психологическую мотивировку и прочую рационалистическую чепуху: искусство – а-логистично (прости, Аристотель!).

Ре-Цепт-Арт отвергает (секулярное) искусство в «художественных образах», у-тверждая семиотическое искусство – в знаках и символах: язык иератур, сигнатур, символоров – язык искусства третьего тысячелетия (да здравствует Михаил Шварцман!).

Ре-Цепт-Арт – искусство интертекста и архетипа – ориентировано на до-словные, до-метафизические и за-пределивающие сущности мiра. Мiръ – это истина-алетейя: чтобы видеть сущности, надо выколоть глаза (прощай, «правдист» Станиславский!).

В интенции, искусство Ре-Цепт-Арта – мифологично и сакрально: отсюда – иературы языка, теургия метода, духовность стиля.

Ре-Цепт-Арт – холическое искусство: в полистилистическом единстве произведения синкрета при-сутствует единораздельная целостность самой онтологической картины мира. А не ущербный «синтез искусств» (прощайте, Гете, Вагнер и Скрябин!).

Ре-Цепт-Арт – искусство экзистенциальности: искусство «живет в человеке», а человек «живет в искусстве». Отсюда – принцип тотальности искусства: «мiръ человека» – это культура и ничего, кроме культуры. «Природы» – нет, есть материал природы. «Природа» – это представление о природе в культуре: языческое, христианское и, наконец, естественно-научное.

Ре-Цепт-арт – не художественная школа, а меташкола.

Ре-Цепт-Арт – не стилистика, а метастилистика.

Сигнатуры, символоры, иературы – не язык, а метаязык.

Ре-Цепт-Арт – не метод, а методология.

Эстетика Ве-Цепт-Арта – «другая» стилистическая (как и аксиологическая) эстетика и, сверх того, выход – на метаэстетику.

Ре-Цепт-Арт единораздельной целостности онтологической картины мира – метакартина множественности художественных миров.

Ре-Цепт-Арт, в рамках своей художественной парадигмы, утверждает три фундаментальных закона нелинейной теории искусства: развитие искусства непреложно; развитие искусства необратимо; искусство, как и Бог, бессмертно.

– Какие авторы, книги повлияли на вас в жизни больше всего. Какие люди? Как вы познакомились с тем же Ерофеевым? – 

– Мне крупно повезло. Я начал писать в 9 лет (в ссылке с матерью в Вятке) – в 11, в 5-м учитель литературы Нина Дмитриевна Мелкишева, эвакуантка из Питера, начала учить меня теории стиха и дала переписать Столбцы Заболоцого – так в 1947-м я стал постобэриутом (нонконформистом). С Ерофеевым (поэтом) мы познакомились на собеседовании при поступлении на филфак МГУ в 1955-м. С нами поступали Аверинцев, Боря Успенский, Володя Муравьев… etc. И в книгах, и в текстах, и в людях, и поступках.

– В созданной вами «Башне на болоте» вы проводили вечера неподцензурных поэтов. Какова была атмосфера этих встреч?

– В «Башне-на-болоте» – атмосфера гениев: превосходство нонконформизма, эстетства, избранности! У нас с 1978 был свой (я с австрийскими профессорами издавал в Австрии – из Москвы) альманах-билингва NRL – Neue Russische Literatur. Стояла очередь! Миша Шемякин издал «Аполлон-77» со всеми нами, нонконформистами. Лиз Уйвари опубликовала «Антологию концептуализма» в 1973-м. Нас систематически печатали «Континент», «Грани», «Посев»… etc.

– С Бродским и Уфляндом вы организовали мировую Академию русского стиха (АРС). Что побудило к ее созданию, в чем заключается ее деятельность?

– К 1992 году мы все, нонконформисты, были уже на Западе, получали свои премии и звания, вступили в Пен-клуб (каждый – персонально!) и поняли, что никакие ССП (старые и новые!) нам не нужны. У нас есть свой цех поэтов, какой надо сохранить как целостность и как ценность. Мы единогласно отобрали 15 лучших поэтов – Бродский сказал: больше 15 в одном поколении не бывает! – и с тех пор твердо держим число 15! 

– Есть ли будущее у нонконформизма? Или только прошлое? Или ни прошлого, ни будущего, а он – вечен.

– Нонконформизм – вечен.

– Вы говорили, что боитесь «испортить некролог». А надо ли уж так этого бояться? Что ни вытворяй, потомки все равно поймут все наоборот. Или вы все-таки строитель и составитель и хотите все предусмотреть?

– «Испортить некролог» – это сиюминутное, как у моего бывшего шефа Любимова. Но – вечное. Да, я – строитель и составитель своего загробного будущего. И хочу все предусмотреть. Честь – совесть – стыд – с этого начинается и этим заканчивается неподцензурный поэт – нонконформист.

– Стихи или проза? Красные или белые? Красное или белая (вино или водка)? Вверх или вдоль? Ну, упрощая, Фома Аквинский или берег Яузы?

– Всё и сразу! Мир гораздо сложней, чем мы думаем. А чем мы думаем?


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Путин: Таможенные сборы за первое полугодие 2024 года выросли на 500 млрд руб.

Путин: Таможенные сборы за первое полугодие 2024 года выросли на 500 млрд руб.

0
1896
Швеция решила передать Украине резервные электростанции

Швеция решила передать Украине резервные электростанции

0
1426
Граждане стали сами себе девелоперами

Граждане стали сами себе девелоперами

Анастасия Башкатова

Семьям приходится возводить жилье своими силами

0
2556
Правительство предложило Госдуме отказаться от госпропаганды в законах

Правительство предложило Госдуме отказаться от госпропаганды в законах

Иван Родин

Традиционные российские духовно-нравственные и семейные ценности нормативно не определены

0
2942

Другие новости