0
1428
Газета Поэзия Печатная версия

07.04.2021 20:30:00

Он вез всю высь из звезд…

Верофилософия Константина Кедрова

Тэги: поэзия, философия, религия, космос, эйнштейн, слово о полку игореве, авангард, вознесенский


13-13-11250.jpg
Константин Кедров-Челищев.
Восьмигласие мироздания. Т. 1. –
М.: Издательство Российского
союза писателей, 2020. – 312 с.
Мало кто может быть одновременно и лектором, и поэтом, и художником, и исследователем, и метафизиком, и даже энциклопедистом. Это создает большой объем бытия и широкую амплитуду. Все эти грани таланта Константина Кедрова представлены в его новой книге «Восьмигласие мироздания». Кедров – это человек, который пришел к читателю с новым зрением. Путешественник из будущего, Константин Кедров соединил в своем творчестве науку, религию и искусство. Есть люди, которым дано больше, нежели остальным. Но не каждому удается реализовать свой потенциал. Издание книги – особый вид творчества. Нужно составить ее таким образом, чтобы общая идея смогла показать хорошо знакомые произведения с неожиданной стороны. Константин Кедров – человек системного мышления. Это помогает ему производить не только анализ, но и синтез. Что и увидели мы в его новой книге.

«Восьмигласие мироздания» – попытка создать книгу, которая была бы «вещью в себе». Которая совмещала бы и лирику, и ее толкование.

«Моя поэзия изначально религиозна и космологична», – говорит Кедров. «Восьмигласие…» – это квинтэссенция нового мировоззрения, где поэзия мыслится как знание. Порой кажется, что стихи, обильно присутствующие в «Восьмигласии», служат только комментариями к философии и космологии вселенского разума.

Зеркальный паровоз

шел с четырех сторон

из четырех прозрачных

перспектив

он преломлялся в пятой

перспективе

шел к неба к небу

от земли к земле

шел из себя к себе

из света в свет

По рельсам света вдоль

По лунным шпалам вдаль

шел раздвигая даль

прохладного лекала

входя в туннель зрачка

Ивана Ильича

увидевшего свет в конце

начала

он вез весь свет

и вместе с ним себя

вез паровоз весь воздух

весь вокзал

все небо до последнего луча

он вез

всю высь

из звезд

он огибал край света

краями света

и мерцал как Гектор

перед битвой

доспехами зеркальными

сквозь небо...

Порой стихи Кедрова кажутся мне автопортретами автора, даже когда он пишет о неодушевленных предметах. И «Зеркальный паровоз» – не исключение. «Шел из себя к себе» – сквозной мотив лирики поэта. Развитие идет, когда ты черпаешь новое не где-то, а в самом себе, подобно тому, как Зевс родил из своей головы Афину Палладу. Ведь космос – он и внутри нас! «Восьмигласие мироздания» – своего рода малое избранное поэта в одном томе. Само понятие «Восьмигласия» восходит с православной традиции. Православный авангардист – не правда ли, звучит на первый взгляд парадоксально. Ведь православие – это в первую очередь поклонение традиции в широком смысле слова. Но вспомним: «Слово о полку Игореве» с точки зрения современной поэзии, в сущности, произведение авангардное, поскольку написано мелодическим верлибром. Порой авангард – это хорошо забытая традиция. Вот и верлибры Кедрова, будучи авангардными, новы только по содержанию. По форме это хорошо известная православная литургия. Подобно тому, как Скрябин в каждой ноте видел один из цветов спектра, у Кедрова в «Восьмигласии» каждый глас – это имя сущности. Мне кажется, поэт многое почерпнул у обэриутов. Абсурдна «Симфония для Бонапарта». Абсурдна «Анафема Льву Толстому». Абсурдизм бытия, малопонятный советским людям с их линейным мышлением, обретает сейчас новую жизнь. И мы видим это в «Восьмигласии мироздания».

Человек бессмертен, поскольку вселенная – продолжение его тела. В философской системе Кедрова внутреннее и внешнее, низ и верх постоянно меняются местами. И, как в математике, от перемены слагаемых сумма не меняется. Кедров назвал взаимозаменяемость большого и малого, внутреннего и внешнего инсайдаутом. Хлебников, Державин, Коперник, Флоренский, Андрей Белый, Эйнштейн, Аристотель – вот далеко не полный перечень предтеч инсайдаута. Инсайдаут – это не только поэзия. Это голографическая астрономия. Это реальность, построенная из «мнимостей в геометрии». Само по себе восьмигласие – структура достаточно сложная. Но внутри «большого» восьмигласия в книге Кедрова присутствует еще и «малое» восьмигласие – поэма «Пламя Паламы». Они соотносятся примерно как МКАД и Садовое кольцо. Это такая смысловая матрешка. Каждый глас проиллюстрирован в книге цветными картинами самого автора. «Восьмигласие» – это музыка. Взаимодействие поэзии, религии, философии, живописи, герменевтики образует невиданную музыку сфер. Музыка Кедрова – это синтез всего, что нас окружает. В то же время «Восьмигласие» – поэтический театр внутри актера, автора пьесы. Огромное, фундаментальное значение для мировоззрения Константина Александровича имеет теория относительности Эйнштейна. Ей уделено в новой книге особое внимание. Казалось бы, какое отношение может иметь физика к поэзии? Но, оказывается, новая физика говорит нам о бессмертии человека в поэтическом космосе. Книга и завершается восьмым гласом – «лексиконом бессмертия». В целом «Восьмигласие» можно рассматривать как маленькую духовную энциклопедию XXI века. Поэт подвижнически несет свою верофилософию, адресуя ее как современникам, так и потомкам.

Андрей Вознесенский считал Кедрова «самым умным русским поэтом».

Как ни странно, книги нобелевского номинанта скудно рецензировались в нашей стране. Думается, по той простой причине, что людей, способных взять планку излагаемого, всегда было немного. Конгениально о человеке-оркестре может написать только другой человек-оркестр. Как быть? В «Восьмигласии» мастер сам комментирует свои стихи, и это – тоже шаг навстречу читателю.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Должна ли РПЦ свергнуть Вселенского патриарха

Должна ли РПЦ свергнуть Вселенского патриарха

Андрей Мельников

0
3275
Чего не сделает любовь!

Чего не сделает любовь!

Андрей Добрынин

О поэтах, критиках, капиталистах и козопасах

0
291
Все вместе мы – чудесное рожденье

Все вместе мы – чудесное рожденье

Сергей Шулаков

Большое путешествие в сказочный лес

0
378
А счастье всюду

А счастье всюду

Дмитрий Нутенко

Иван Бунин и революционное правосознание

1
638

Другие новости

Загрузка...