0
1795
Газета Поэзия Печатная версия

18.10.2023 20:30:00

Давай это лето закатывать в банки

Про Деда Мороза и август, водопад и кота, сирень и почки

Тэги: поэзия, ирония, трамвай, август, кот, водопад, дед мороз, приметы, сирень, почки, ипотека


поэзия, ирония, трамвай, август, кот, водопад, дед мороз, приметы, сирень, почки, ипотека Мой кот – ленивый шерстяной нахал. Фото Андрея Щербака-Жукова

Водопадом

С тобой тяжело. Тяжело.

Ты буря. Ты шторм. Ты море.

Ты будишь цунами. Ссорясь,

ты будешь идти напролом.

Со мной все немного проще.

Я гордый. Я твердь.

Я камень.

Я горы. Твое цунами

напрасно меня полощет.

Вдвоем нам гораздо легче:

ты рушишь лихою речкой,

я все привожу в порядок.

Ты мчишь по долине узкой,

я жду тебя резким спуском –

Становимся водопадом.


Август

Август словно вечер

воскресенья.

Вдохнуло лето глубже

напоследок,

и выйдет углекислый

понедельник

из пожелтевших легких

сентября.

Подъест природа листья

втихаря.

Подъезд закроют.

В этой цитадели

вновь спрячутся по норам

домоседы.

Заведут будильник

к пробужденью

на семь часов,

поделенных на нуль.

Ведь завтра, как обычно,

на работу,

чтоб снова ждать

спасительной субботы,

Которая похожа на июль.


Письмо Деда Мороза

Мне писал Дед Мороз,

он просил меня сжалиться.

Говорил, что весь год он

хорошим был.

Если я был плохим –

ему в целом без разницы,

«Прощаю» писал,

не жалея чернил.

Он писал мне про сани,

что истек срок гарантий,

мол, он до сих пор

не сделал страховку.

Говорил про дедлайны,

посылал меня к Санте,

к чертям посылал

(прислал мне путевку).

Писал: «Все же праздник»,

«Я давно ведь на пенсии».

Предлагал мне послушать

его стишок.

Объяснял, что он стар,

у Снегурочки сессия,

«И ты, – говорит, –

уже очень большой».

А потом взял и сдался.

Зачеркнул полстраницы.

Снова про сани...

мысли о переезде...

Написал мелким

шрифтом, что все скоро

случится.

Скоро получим свое

«Как прежде».


Это лето

Давай это лето

закатывать в банки?

Закручивать крышки

движением ловким,

Хранить до зимы

его в старой кладовке,

Затем выворачивать

мир наизнанку.

Когда одолеет январская стужа,

Суета в декабре

и февральские вьюги,

С тобою мы выпустим

лето наружу,

И птицы обратно

потянутся с юга.

Июльское солнце повиснет

над нами,

И зелень покроет

заснеженный город.

Давай сбережем

эту дивную пору

И будем в мороз ей делиться

с друзьями?

Давай это время оставим

на полке?

Наделаем фото нелепых,

нерезких.

Напялим смешные штаны

и футболки,

Дома с гардины сорвем

занавески.

Давай это лето оставим

на память?

Запомним его бесконечным

и юным.

Когда этот город скует

холодами –

Нам всем пригодится

немного июня.


Почки над i

Мне повезло родиться

в этом веке,

где месячный платеж

по ипотеке

удачно равен месячной

зарплате.

Смущает лишь,

что стоимость квадратов

в предложенном

риелторами доме

похожа больше

на мобильный номер,

и в эти числа сложно верить.

Просто

статистика по жертвам

холокоста

нас цифрами похожими пугает.

Но повезло – природа

не скупая,

о нас заботясь, как

о тамагочи,

с рождения вручила пару почек.

Возможно, этот жест

был обусловлен

знамением о розничной

торговле.

И я, вступая с жизнью

в поединок,

Несу товар на самый

черный рынок.

Бинты бы не забыть

купить в аптеке,

чтоб почки расставлять

над iпотекой.


Коту

Мой кот – ленивый

шерстяной нахал.

Нелепейшее, плюшевое тело,

Я ставлю елку, чтобы

он ронял,

И убираю, чтоб не надоела.

Этот кот не знает

слова «Скука»,

Что день, что ночь,

едино паразиту,

Его пробьет, бывает,

помяукать

И он орет, поет о пережитом.

Он бродит по нележанным

углам

И по столам,

как мы по тротуару,

В глазах флешбэки

(вовсе не Вьетнам –

Последний наш поход

к ветеринару).

Порой с вопросом

«Жрать или не жрать»

Задумчиво осматривает

миску.

Там вкусный корм,

но тот же, что вчера,

Не хочет есть.

Уходит по-английски.

Сперва боялись мы за малыша

И думали – худеет привереда.

Но вот фигура –

идеальный шар.

Кошачья ложка хороша к обеду,

Но тяжело запрыгивать

на шкаф –

Животик не поддерживают

лапы.

А по ночам с кошачьего

горшка

Летят опилки в потолок

и на пол.

Это вместо спорта –

загребанье.

Еще у нас такие дисциплины,

Как в ночи пакетика валянье

И тыгыдык за звание скотины.

Но ничего. В быту и в суете,

В безумном вихре

перемены дат,

Весь мир, вся жизнь,

все-все в одном коте,

А остальное –

может подождать.


Сирень

Во дворе возле дома ломаю

сирень.

Под ворчание старой соседки.

Но ведь ей все равно помирать

через день!

Не старушке, конечно же!

Ветке.

Под ахи да охи формирую

букет.

Не назло, но довольно упорно.

А к старушке уже

подключился сосед

«Забирай, говорит, ее с корнем».

Аромат бесподобный!

Вокруг меня сюр!

Проклинает сосед тихой

сапой.

Но я все равно его домой принесу.

Не соседа, конечно же! Запах!

Меня не видать за букетом

немалым.

Соседи прозвали

«врагом режима».

Как будто бы в юности

сами не рвали

Во дворе

Возле дома

Цветы

Для любимой.

Кемерово


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


В погоне за антилопой гну

В погоне за антилопой гну

Две истории про «быть» и «казаться»

0
1356
Ни аванса, ни кредита

Ни аванса, ни кредита

Сергей Белорусец

Жизнь, жалящая сквозь жалюзи, всепобеждающий облом и девочка с косой и крохотной рюмкой

0
822
Катарсис на убой

Катарсис на убой

Алина Витухновская

Стихи о камне и камине, русских Заратустрах, новой этике и текущем моменте

0
936
Наши боги прячутся в траве

Наши боги прячутся в траве

Александр Балтин

Феноменальная фабрика мысли

0
536

Другие новости