0
1206
Газета Политика Печатная версия

22.03.2001 00:00:00

За ввоз придется побороться

Альберт Васильев

Об авторе: Альберт Петрович Васильев - директор Международного центра по экологической безопасности.

Тэги: оят, ввоз, роосия, топливо


Сейчас много и шумно обсуждают проблему ввоза в Россию на длительное хранение и переработку облученного ядерного топлива (ОЯТ) из других стран. Страсти кипят, а взаимонепонимание не уменьшается. Действительно, проблема сложная, особенно если в ней все перемешать. Давайте попробуем разложить для наглядности все по полочкам и, как нас учили в институте, 'взять интеграл по частям'.

Этап первый. Мы прорвались на зарубежный рынок, и первый эшелон с топливом вошел на просторы России. Опасно ли это? Нет. За пятьдесят лет развития атомной индустрии по шоссе и железным дорогам разных стран мира, в том числе и России, перевезены миллионы контейнеров с ядерными материалами. И ни одного случая утечки радиоактивных продуктов, ни одного пострадавшего. Как тут не сравнить с авариями и жертвами при перевозке бензина, аммиака, хлора и других действительно опасных веществ. Так, летом 1981 г. в Мексике при аварии трейлера с хлором 29 человек погибли и серьезно пострадали 1000 человек.

Контейнеры для перевозки ядерных материалов испытываются по жестким международным нормам. На пожар, столкновение, падение с высоты и даже падение на них самолета. В Англии, когда в Селлафилд стали завозить на переработку ОЯТ из Германии, Японии и других стран, зеленые начали организовывать митинги и протесты. Убеждения ученых помогали слабо. Тогда провели наглядную демонстрацию безопасности контейнера. На рельсы положили контейнер, и на него со скоростью 160 км/час налетел состав (локомотив и несколько вагонов). Когда столб пыли и дыма рассеялся, комиссия увидела разбитый локомотив и вагоны под откосом, а контейнер остался цел. В нем не было даже микротрещин - это подтверждено тем, что специально закачанный газ так и остался в контейнере.

Этот ролик несколько раз показали по телевидению, и разумные англичане перестали протестовать.

Этап второй. Топливо привезли в то место, где его должны хранить 40-50 лет до начала переработки. Раньше оно вряд ли нам понадобится. Ведь это запас энергии для наших внуков. Одна тонна ОЯТ по энергетике равноценна приблизительно 100 тысячам тонн каменного угля, если это топливо после переработки использовать в ныне существующих тепловых реакторах. В реакторах на быстрых нейтронах, для которых ОЯТ и запасается, оно даст энергию почти как 3 миллиона тонн угля.

Этот этап самый безопасный. ОЯТ можно хранить в тех же контейнерах. Тогда для него не надо строить сложных сооружений. Но транспортные контейнеры дороги, поэтому и в США, и в Европе сейчас применяют так называемые сухие хранилища. Это герметичные емкости, заполненные инертным газом. В них топливные элементы не корродируют, как при хранении в воде. Такой способ хранения дешевле, безопаснее и экологически чище. Сейчас его начинают внедрять в России.

Этап третий. Переработка. После аварии на комбинате 'Маяк' в 1957 г. технология переработки облученного топлива была существенно изменена. Кстати, то же сделали и на Западе, хотя и не знали о Кыштымской аварии. Новая технология, конечно, безопаснее, но и она уже устарела. Сейчас и в России, и в США разработан новый, 'сухой' способ переработки ОЯТ. Он еще безопаснее, дешевле и дает гораздо меньше отходов.

Но утверждать, что через 40 лет именно этим способом будут перерабатывать ОЯТ, я не берусь. Наши дети пойдут дальше нас и наверняка усовершенствуют технологию. Неужели кто-то сомневается в этом?!

Этап четвертый и последний - отходы. Так называют все, что остается после того, как из ОЯТ выделили материалы, из которых изготовят топливо для реактора. На топливо быстрым реакторам пойдут все изотопы урана и плутония - уж такой он всеядный в отличие от реактора на тепловых нейтронах.

Некоторые долгоживущие элементы, для которых не нашлось полезного применения, поместят на периферию реактора. Там они будут поглощать избыточные нейтроны и превращаться в другие, нерадиоактивные элементы. Или, как говорят специалисты, будут трансмутированы.

Основными опасными элементами обычно называют цезий и стронций. У них период полураспада около 30 лет. Поэтому, если их изолировать на 300 лет, они станут практически безопасными. Это технически осуществимо. Каждый знает много зданий и у нас, и в Европе, которые стоят и 500, и больше лет.

Но изолировать эти элементы и ждать, когда они распадутся, нерационально. Так, цезий можно использовать в гамма-установках для стерилизации медицинских инструментов, перевязочных средств и прокладок с крылышками. Сточные воды тюремных больниц, коммунальных хозяйств и скотоводческих хозяйств становятся безопасными, если их пропустить через такие установки. В них разрушаются и вредные для природы моющие средства и другие химикалии. А вся эта установка - железобетонный куб, в одну трубу которого вливаются нечистоты, а из другой трубы выходит раствор, не содержащий вредных микробов. И чистит стоки цезий. Можно быть уверенным, что за 40-50 лет для многих веществ, ныне называемых отходами, будет найдено полезное применение.

И в заключение о том, что нас ожидает. На рынке переработки ОЯТ нас уж точно не ждут вопреки уверениям Амана Тулеева. Это высокотехнологичное производство слишком выгодно. И если Дума отклонит обсуждаемые сейчас законы или обставит их рогатками поправок, то мы потеряем даже ОЯТ Украины и стран Восточной Европы, где работают советские реакторы.

Если же Дума примет эти законы, то страсти вокруг них разгорятся еще сильнее. Экология сейчас стала наукой политической, и противники не гнушаются ничем. Ложь, подтасовка фактов, воздействие не на разум, а на подкорку. В Екатеринбурге, например, распространяют среди молодежи игру типа 'любит - не любит'. Только там она о радиации: облучится - не облучится, родится - не родится, мутант - не мутант.

Печатаются листовки, выпускаются журналы, проводятся конференции, в том числе с поездками за рубеж. Деньги в основном идут оттуда.

В России уже создано много организаций, где готовят тех, кто потом организует все эти письма в газеты, протесты, митинги. И, пользуясь нашей бедностью, по дешевке скупают массовку, в том числе и ученых.

Как вам нравится, например, такая программа? Институт содействия общественным инициативам 'ИСАР' объявляет о начале конкурса мини-грантов по программе 'Женщины-лидеры и общественное антиядерное движение'. Средства на проведение программы выделены правительством США (Госдеп) и неким частным американским фондом 'Доверие через взаимопонимание'. Финансирование небольшое - 800 долларов на грант. Подача заявок до 16 марта 2001 г., а вся программа проводится с 1 февраля до 1 сентября 2001 г. Как раз вовремя!

Как вы думаете, США позволили бы нам организовать у них что-нибудь подобное?

Так что за ввоз ОЯТ нам придется еще побороться. Не любят наши западные 'друзья' поощрять развитие передовых российских технологий. А вот уголек копать - пожалуйста. Для себя.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Чтение как присвоение

Чтение как присвоение

Борис Диодоров

0
363
Отзвук белого стиха

Отзвук белого стиха

Станислава Дорина

Наталья Рожкова показала свою другую сторону

0
223
Ум его не заболочен

Ум его не заболочен

Александр Карпенко

В «Китайском летчике Джао Да» встретились старые друзья – поэты

0
214
Да здравствует зрелость

Да здравствует зрелость

Юрий Татаренко

Андрей Щербак-Жуков

В Махачкале подвели итоги двух литературных конкурсов

0
557

Другие новости