0
2949
Газета Политика Печатная версия

19.01.2005 00:00:00

Элита и ценности

Константин Ремчуков

Об авторе: Константин Вадимович Ремчуков - профессор.

Тэги: элита, общество


В последние 10–15 лет в России бурно формировалась новая элита: политическая, деловая, культурная. Особенность процесса – резкое омоложение элиты, с одной стороны, и почти полное выпадение из элиты интеллигенции традиционного типа, с другой. Взгляды на жизнь какого-нибудь стилиста «фабрикантов» тиражируются неизмеримо шире, чем мнение Александра Солженицына, которого вообще почти не слышно.

В мае прошлого года я провел три дня в Париже на торжествах по случаю ухода из Гранд-опера его директора месье Галя. Три дня торжеств, включая прием месье Галя в Академию бессмертных, оставили сильное впечатление от качества французской элиты. Духовные маяки французской нации, часто в стареньких костюмах, без признаков избытка денег, реально являются авторитетами во французском обществе, реально влияют на формирование общественных ценностей, реально являются теми, к кому обращаются в поиске истины. В сентябре прошлого года, побывав на съезде республиканцев в Нью-Йорке, был также приятно удивлен реальным влиянием на ход событий людей старшего поколения: журналистов, бизнесменов, политиков.

Нищий не может быть свободным. Неравенство и бедность – питательная среда реакции

Наша элита последнего времени, молодая, богатая, имеющая доступ к СМИ, попсовая, масскультурная, очевидно, не несет в себе черт духовного лидерства на основе бесспорных заслуг перед обществом, протяженных во времени. Но и олицетворяемые ею ценности чудовищно далеки от стандартов современного общества. Молодость и неопытность элиты привела к тому, что правящий класс есть, а ценностей этого класса – нет.

Каковы же интересы элиты в слаборазвитом обществе, где социальная поляризация и массовая бедность постоянно генерируют упрощенные популистские взгляды на жизнь и ценности. Нищий не может быть свободным. Неравенство и бедность – питательная среда реакции. Апология равенства может быть как призывом к созиданию и мобилизации, так и к разрушению и расколу.

Глубинный интерес элиты состоит в том, чтобы на основе устойчивого развития и создания нарастающего количества высокооплачиваемых рабочих мест создать необратимые условия для распространения ценностей свободной (политически), рыночной (экономически), конкурентоспособной (глобально) России. Чем больше людей ощутят выгоды от реформ, тем необратимей станут и сами реформы, и устойчивей положение и статус самих элит, стоящих во главе государства.

Политическая беда либералов-реформаторов (новой элиты) год назад случилась не только потому, что против них были настроены все те, кто резко ухудшил свой материальный и социальный статус в ходе реформ, но и потому, что от них отвернулись и преуспевшие от реформ. Дело в том, что те, кто преуспел, преуспел благодаря ориентации прежде всего на власть, с которой ассоциировались либералы. Как только был подан сигнал, что надо переориентироваться на новую политическую силу – «Единую Россию», преуспевшие в основной своей массе отказали в поддержке реформаторам первой волны и их партиям. При этом надо четко понимать, что и сверхновая (путинская) элита получила от реформ первой волны все, что могла (но меньше, чем хотела, – жемчуг помельче). Сверхновые просто воспользовались тем, что их мало знали в лицо, что позволило им обратить себе на пользу недовольство народа, как если бы они гуляли в стороне от выгод 90-х (вместе с народом). Достаточно посмотреть на имущественную декларацию нынешних властных думцев.

В России экономически преуспевают только те, кто связан с властью. Назначения контролеров за основными финансовыми потоками в стране убеждают в этом.

Теперь либералы первой волны стоят перед выбором. Или мягко кооптироваться (интегрироваться, слиться) в сверхновую политическую элиту на вторых-третьих ролях. Предпочесть теплый комфорт лояльности пронизывающему ветру оппозиционности. Или предпринять попытку возврата в политику, обретя поддержку экономически активного населения, в условиях оппозиции к власти на основе базовых либерально-экономических ценностей. Либо радикализировать свою оппозиционность на идеях правозащиты и опоры на интеллигенцию и разрозненных представителей молодых городских профессионалов (адвокатов, врачей, ИТ-инженеров и т.п.).

Те, кто сегодня артикулирует ценности свободы и демократии, ассоциируются с теми, кто, во-первых, выиграл от реформ, а во-вторых, как раз эту самую свободу, прежде всего экономическую, и народовластие (демократию) превратил для многих в формальность, не влияющую на коренные интересы и уровень жизни. Это реальная проблема оппозиции. За старыми лидерами широкие массы не пойдут. Потому что обманули. Надули. То есть на майдан не выйдут. За них. Чувство мести, досады, злорадства сильнее инстинкта справедливости. Обида.

Лидерство возможно лишь на основе ценностей. Таких ценностей, за которые люди готовы идти на костер. Их не может быть много, но каждая ценность – как воздух, без которого не жить.

Каковы же доступные для наблюдения ценности новой и сверхновой элит?

Светская хроника пестрит именами представителей бизнеса, политики и попкультуры, веселящихся в Куршавеле. 10 январских дней отдыха – это узаконенная практика куршавельцев. Образ жизни правящего класса, возведенный в закон, – это и есть причина свалившихся длинных и для большинства населения обременительных выходных.

Куршавель у лояльных не отбирают.

Может показаться, что важнейший интерес сверхновой элиты в консервации политической власти, давшей ей собственность. Но, зная о судьбе империи Ходорковского, кто может жить беззаботно и не опасаться, что при новой смене «близкого круга» кто-то пока еще дальний также не захочет признать, что он опоздал к разделу пирога?

Удержать власть недемократическими методами в условиях глобализации сложно. Грузия и Украина, а теперь и Абхазия – примеры.

Если игнорировать это, то есть ли шанс сохраниться? Не сама по себе смена элит является проблемой. А неожиданный и непредсказуемый ее характер. Традиционно именно в недрах старой элиты рождаются ее гонители. Самые лояльные выдвиженцы элиты старой становятся ее хулителями. Вплоть до выноса из Мавзолея, сноса памятников и переименования городов. Подстраховаться невозможно. Спросите об этом родственников Сталина, Хрущева, Брежнева, Горбачева и Ельцина. Да и сам Путин оказался на вершине власти как ставленник Ельцина, скорее всего не сомневавшегося в продолжении преемником своей линии.

Очевидна неустойчивость и непредсказуемость позиции элиты. Она должна задуматься о коренном своем интересе, классовом, не делящемся на интерес новых и интерес сверхновых элит. Мне кажется, что этот интерес такой:

– становление механизмов формирования и смены элит на основе демократических процедур и свободы СМИ;
– сохранение страны;
– смена собственников на основе конкуренции и отсутствия специальных преференций;
– создание реально независимых друг от друга ветвей власти, прежде всего судебной;
– ответственность перед народом (неэлитой) за уровень и качество его жизни.

Важно осознание того, что, отстаивая интересы народа, элита отстаивает и свои коренные интересы.

Если элита не поймет этого, значит, она обрекает не только себя, но и страну на еще целый ряд «переворотов и перехватов», откатов назад и разворотов политики. В конечном счете на неопределенность и еще большее историческое отставание.

Особенность нынешней ситуации состоит в том, что большинство в элите на теоретическом уровне понимает значимость демократии, свободы и незыблемость прав собственности. Однако понимает так, как понимают большинство грамотных людей, что объедаться на ночь не стоит, а еще лучше вообще ничего не есть после шести вечера. Понимают, но едят. Создают себе проблемы с лишним весом, гипертонией, а потом дорого лечатся и худеют.

Но на практике ценности демократии, свободы, независимости ветвей власти не стали ценностями действительного ежедневного существования современной российской элиты. И в этом я вижу ее незрелость и главную причину безответственности. Конформизм, как способ существования элит, всегда заканчивается кризисом и смещением этих элит из-за неспособности в череде «шуток и аншлагов» разглядеть реальные противоречия существующих режимов, фатальное ухудшение жизни и настроения народа.

С одной стороны, большинство вроде бы за отъем у олигархов имущества, но, с другой стороны, это же большинство не верит, что отнятое приведет к улучшению жизни простого народа. Январские акции пенсионеров способны лишь усилить это мнение. То есть легитимизации новых собственников в глазах общества скорее всего не произойдет.

По большому счету интересы элит и народа должны совпадать. И статью можно было бы писать про ценности всего общества. Упор на элиты я делаю, исходя из понимания тех российских реалий, которые подсказывают, что вектор изменений всегда в нашей стране задает элита.


статьи по теме


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Вместо валютной "подушки безопасности" стране может понадобиться товарная

Вместо валютной "подушки безопасности" стране может понадобиться товарная

Анастасия Башкатова

Отечественная промышленность балансирует между двумя дефицитами – и сырья, и уже произведенной продукции

0
393
Херсонщина минует стадию народной республики

Херсонщина минует стадию народной республики

Иван Родин

Пророссийские власти украинского региона обещают до конца года сменить государственную приписку без референдума

0
400
Пацифисты распределились по трем группам риска

Пацифисты распределились по трем группам риска

Дарья Гармоненко

Противников спецоперации выявляют среди любых лидеров общественного мнения

0
364
Зеленая повестка не выдерживает энергокризиса

Зеленая повестка не выдерживает энергокризиса

Ольга Соловьева

Недостаток инвестиций в нефтегазовый сектор грозит новым дефицитом предложения

0
319

Другие новости