0
3418
Газета Политика Печатная версия

13.01.2022 20:58:00

Пойдет ли власть на тюремную реформу

"Пыточные скандалы" показали бездействие системы общественного контроля

Тэги: онк, общественный контроль, фсин, тюрьма, сизо, пытки, скандалы, тюремная реформа

On-Line версия

онк, общественный контроль, фсин, тюрьма, сизо, пытки, скандалы, тюремная реформа Тюремщики ограждают общественных контролеров от контактов с реальностью. Фото с сайта www.fsin.gov.ru

Президент Владимир Путин призвал прокуратуру усилить надзор над пенитенциарными учреждениями совместно с общественностью. Правда, Институт общественных наблюдательных комиссий (ОНК) к этому не готов, «пыточные скандалы» доказали его неэффективность. Требуется перезагрузка ОНК, которую должна инициировать власть, признавшая факты регулярных пыток. Эксперты убеждены, что тюремная система просто станет более закрытой от внешнего контроля.

Работа ОНК полностью дискредитирована в результате «пыточных скандалов», которые показали, что наблюдатели, неоднократно посещавшие СИЗО и колонии, где издевались над заключенными, или не замечали этого, или не хотели замечать. Власти давно действуют по принципу лебедя, рака и щуки, заявил «НГ» основатель проекта Gulagu.net Владимир Осечкин.

«Президент декларирует недопустимость и преступность пыток, а генералы ФСБ и ФСИН создают сеть «пыточных камер». А члены ОНК, в основном лояльные власти, мечутся между этими позициями главы государства и спецслужб», – пояснил он. По словам Осечкина, ему «достоверно известно», что после «пыточных скандалов» ряд членов ОНК «получили отмашку активнее посещать учреждения ФСИН и показательно раскрывать нарушения». Но конечно, не те, разоблачение которых может приводить к громким отставкам: «Обнаруживать» членам ОНК разрешили «остывшие супы». Скажем, слишком тонкие матрасы или ненадлежащую медпомощь. Оперативную внутрикамерную работу и «пресс-хаты» ОНК по-прежнему не будут замечать».

Осечкин привел пример: в конце декабря Gulagu.net опубликовал материалы и кадры из приморской колонии, как «капо» под контролем начальника оперотдела утаскивают в свой отряд одного из заключенных. ГУФСИН по Приморскому краю отреагировало на заявление Осечкина и 12 января уже прислало ответ: «По акту полученных телесных повреждений проведена служебная проверка. Вынесено решение о привлечении виновных должностных лиц к дисциплинарной ответственности. Материалы переданы в Следственный комитет». Таким образом, заявил он, очевидно, что местная ОНК, посещая данную колонию, занималась отписками: «Это один небольшой эпизод из сотен преступлений, которые поэтапно вскрываются командой Gulagu.net в результате изучения видеоархива ФСИН. Мы не входим ни в какие ОНК, но при этом раскрываем грубые нарушения прав человека. Но на это, как показала практика, оказались не способны сотни членов всевозможных комиссий, советов и палат».

Как сказал «НГ» координатор проекта Gulagu.net Сергей Савельев, деятельность ОНК в основном носит декоративный характер. Зачастую это связано лишь с недобросовестностью отдельных людей: «Личной заинтересованности и многочисленных связей в проверяемых учреждениях – а многие общественники в прошлом представители силовых структур либо близкие им люди – не должно быть в принципе». При этом общественники не могут самостоятельно посещать учреждения, даже получив сведения о систематических нарушениях. Проверка должна пройти процедуру согласования с руководством территориального органа ФСИН «и провести ее можно лишь тогда, когда к визиту успеют подготовиться: навести видимость порядка, провести «беседы» с жалобщиками на условия содержания, самых «строптивых» на время проверки отправить в другие места». Савельев добавил, что подобного рода система дает массу возможностей «замести следы», тогда как ОНК должны иметь право оперативно реагировать на обращения заключенных, к примеру осуществлять внезапные проверки. Однако любая комиссия на протяжении визита сопровождается руководителями учреждения, которые осуществляют – иногда и негласно – видеосъемку. Заключенные боятся рассказывать о проблемах, так что любые их беседы с правозащитниками должны быть конфиденциальными. И конечно, речь идет об отсутствии полномочий у ОНК как таковых. «Эти оценки я основываю на опыте десятков посещений членами ОНК Саратовской ОТБ-1, непосредственным свидетелем которых я был. За несколько дней руководство учреждения узнает о посещении – и начинает готовиться. Затем комиссия чинно обходит объекты, которые им захотят показать, и опрашивает заключенных, которых тоже заранее проинструктировали. Это всегда происходит по одному сценарию, все такие визиты, по сути, просто театральная постановка», – рассказал Савельев. Хотя, подчеркнул он, среди общественников есть люди действительно достойные уважения, но они сталкиваются с колоссальным давлением и препонами.

«Думаю, исполнительная ветвь власти вполне удовлетворена системой «общественного контроля» за положением в исправительных учреждениях», – заявил, в свою очередь, член Московской Хельсинкской группы Илья Шаблинский. По его мнению, «никто ничего менять не будет». Наоборот, в дальнейшем будут стараться исключить утечки информации вроде той, что устроили Савельев и Осечкин. Как напомнил Шаблинский, «полномочиями по формированию ОНК наделены Общественные палаты, то есть карманные органы при региональных властях»: «И какие ОНК они могли сформировать? Такие, что в них большинство составляют бывшие сотрудники ФСИН, МВД, настоящих правозащитников там ничтожное количество. Большинство тех, кто реально пытался выявлять нарушения, из ОНК вычистили. А никакие неожиданные проверки невозможны».

Федеральный судья в отставке Сергей Пашин полагает, что для ОНК специально подбирают людей «не самых демократических взглядов», классово приближенных к тюремной администрации. Но проблема, по его словам, не в ОНК, а в том, что «власть пытает заключенных»: «Можно нагородить различных институтов, которые являются завесой, однако суть в том, что у нас в принципе считается нормой мучить людей, издеваться над ними». 

Хотя в Конституции прямо написано, что «ничто не может оправдать унижение человеческого достоинства», на это неоднократно указывал и Конституционный суд. «Что в данном случае сделают власти? Государство получило обратную связь, которая в демократической стране служит поводом для принятия эффективных мер, а в недемократической – причиной эту обратную связь подавить. То есть кто принес плохую весть – того и накажут. В нашем случае, очевидно, ответ будет не конструктивный, а такой, чтобы замести мусор под ковер», – пояснил Пашин. То есть еще раз «прошерстят» ОНК, включив туда еще больше экс-силовиков. И объявят иноагентами борцов с пытками, и будут говорить, что «эксцессы есть, но мы их быстро подавили, разобрались с этими историями», но накажут кого-то из мелких исполнителей. Иными словами, «система просто еще больше закроется».


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Виардо или Кадмина?

Виардо или Кадмина?

Валентина Рогова

Киноэкспрессионизм, рожденный музой Тургенева

0
2048
Мумиё моих стихотворений

Мумиё моих стихотворений

«НГ-EL»

Нас покинул Александр Тимофеевский

0
482
За "пыточные конвейеры" предлагают сажать пожизненно

За "пыточные конвейеры" предлагают сажать пожизненно

Екатерина Трифонова

Началась общественная кампания по корректировке законопроекта Клишаса–Крашенинникова

0
3407
Кому на Руси петь хорошо?

Кому на Руси петь хорошо?

Александр Матусевич

Завершился V Международный музыкальный конкурс молодых исполнителей «Вятское»

0
5426

Другие новости

Загрузка...