0
3346
Газета Политика Печатная версия

27.03.2024 20:14:00

Минюст выносит в онлайн адвокатские беседы с обвиняемыми

Юридическое сообщество сомневается в гарантиях конфиденциальности таких встреч

Тэги: минюст, адвокаты, подзащитные, беседы онлпайн, конфиденциальность, экспертное мнение

Online версия

минюст, адвокаты, подзащитные, беседы онлпайн, конфиденциальность, экспертное мнение Министр юстиции Константин Чуйченко продолжает гуманизацию тюремной системы. Фото с сайта www.minjust.gov.ru

Адвокатам позволят общаться с подзащитными в СИЗО по видео-конференц-связи (ВКС), соответствующий законопроект подготовлен Минюстом. Пилотный проект уже проходит испытание в ряде регионов, так что в скором времени эту систему ВКС станут применять по всей стране. По мнению экспертов, проблема в том, чтобы с виду здравая инициатива не привела к злоупотреблениям на местах. Например, к попыткам полностью перевести очное общение защитников с доверителями в онлайн-формат, что будет провоцировать сомнения в конфиденциальности таких бесед.

«В ближайшее время будет реализована инициатива по свиданиям с адвокатами по ВКС», – сообщил глава Минюста РФ Константин Чуйченко на недавней коллегии Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН). В СИЗО могут появиться специальные кабинеты для видеообщения заключенных с защитниками. По информации «НГ», в пояснительной записке к законопроекту утверждается, что такие свидания «положительно скажутся на обеспечении права на юридическую защиту». Должны сократиться сроки ожидания встреч с доверителями, снизится и нагрузка на сотрудников ФСИН. Минюст считает это еще одним шагом по гуманизации условий содержания в СИЗО.

Как напомнил «НГ» вице-президент Гильдии российских адвокатов адвокат Евгений Корчаго, данная инициатива прорабатывается на протяжении как минимум последних пяти лет, ее реализация проходит в ряде регионов, в том числе и в столице. «В Москве – на базе коллегии «Корчаго и партнеры» силами столичного УФСИН, Общественной наблюдательной комиссии, уполномоченного по защите прав предпринимателей и при поддержке Федеральной палаты адвокатов РФ. Технология проверена и обкатана: связь проходит по зашифрованному каналу, доверитель приглашается в отдельный закрывающийся кабинет», – рассказал он. Что касается рисков и опасений, что адвокатов будут реже пускать на очные свидания, то, по его словам, они напрасны. «Нужно понимать, что порядка 70–80% свиданий адвокатов с подзащитными реально не требуют общения, так скажем, на ушко. На этих свиданиях обсуждаются бытовые вопросы, то есть ничего секретного», – подчеркнул Корчаго. И адвокату не надо будет выстаивать многочасовую очередь, чтобы попасть в СИЗО, а его сотрудникам не придется обеспечивать переводы лиц, находящихся под стражей, из режимной территории в нережимную, что тоже сокращает время и снимает разного рода проблемы. Корчаго надеется, что законопроект Минюста, который будет внесен в Госдуму от имени правительства, вскоре будет одобрен, а потом и реализован.

У других экспертов, в целом поддерживающих инициативу Минюста, возникают сомнения прежде всего в ее повсеместной адекватной реализации. Как сказал «НГ» адвокат, старший партнер ZKS Андрей Гривцов, инициатива скорее всего обоснована тем, что ее реализация выглядит дешевле, чем, например, расширение количества кабинетов для свиданий в СИЗО. Хотя это весьма спорный вопрос с точки зрения экономики, заметил он, ведь комната для онлайн-свиданий тоже должна быть изолированной. По мнению Гривцова, инициативу Минюста можно поддержать с определенными оговорками: «Введение свиданий по видеосвязи может облегчить работу адвоката в ситуации, когда требуется обсуждение с доверителем вопросов технического и бытового характера. То есть такие свидания не могут и не должны быть полной заменой классических очных встреч, в ходе которых безопаснее с точки зрения конфиденциальности обсуждать и тактические вопросы защиты по уголовному делу, и иные темы, разглашение которых может повредить интересам доверителя».

Вмешательство кого бы то ни было, в особенности госорганов, в адвокатскую тайну недопустимо, однако видеосвязь будет предоставлять и администрировать именно госорган, что, очевидно, увеличивает риск подобного вмешательства в разы. Пусть даже представители государства и будут уверять, что какая-либо фиксация разговоров не ведется. При этом полностью разрешить острую проблему с доступом адвокатов к доверителям в СИЗО можно через «системное сокращение числа лиц, содержащихся под стражей, увеличения количества кабинетов для свиданий и времени работы СИЗО».

Как считает зампред комиссии Федеральной палаты адвокатов РФ по защите прав адвокатов Нвер Гаспарян, идея хороша, если она решает хроническую проблему очередей и трудностей доступа. «Если же преследуется цель заменить очные свидания встречами по телевизору, то ничего хорошего в этом для защиты нет», – заявил он «НГ». И главной проблемой станет именно угроза конфиденциальности, риск того, что адвокатская тайна станет достоянием процессуальных оппонентов. «Думаю, не стоит в таком случае дополнительно убеждать, что квалифицированную юрпомощь адвокат оказать не сможет. Более того, при таком телеобщении адвокат не сможет передать подзащитному документы и получить их обратно, подписать их и т.д.», – подчеркнул Гаспарян.

Партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Вадим Клювгант сказал «НГ», что сама идея не нова, она многократно обсуждалась: «С ней связаны существенные иллюзии, а на пути ее реального решения есть ряд серьезных проблем». Прежде всего речь может идти только о создании дополнительной и вспомогательной возможности для общения адвокатов с доверителями в СИЗО. Эта возможность «ни в коей мере не решит проблему нехватки и перегруженности следственных кабинетов, длительного ожидания доставления арестованных и других необоснованных препятствий, которые создаются администрациями учреждений». А если в крупных СИЗО будет лишь одно или хотя бы даже два места, оборудованных для видеосвиданий – и так же будет на «адвокатской» стороне, как это было в экспериментальных проектах, то прорыва не произойдет и с дополнительной возможностью, учитывая численность арестованных и их адвокатов.

Вторая важнейшая проблема – это действительно обеспечение реальной конфиденциальности, без решения которой на таких свиданиях «невозможно будет всерьез обсуждать ни позицию защиты, ни содержание подготовленных или полученных защитой документов, ни многие другие вопросы, составляющие адвокатскую тайну». И наконец, подчеркнул Клювгант, без прямой легитимации такого вида общения в нормах законодательства и соответствующих ему гарантий – беспрепятственность предоставления свиданий, их конфиденциальность и проч. – все так и останется на уровне «пилотного проекта». Тот же, в свою очередь, будет реально возможен только там и только в тех пределах, в которых прокуратура и администрация учреждений ФСИН сочтут допустимым.

Руководитель адвокатской группы «Логард» Сергей Колосовский заметил, что по-прежнему непонятно – спецкабинеты в СИЗО будут обеспечивать возможность арестованных связаться с адвокатом, находящимся на своем рабочем месте, или же речь идет о создании помещений, из которых адвокаты станут разговаривать с доверителями, находящимися в соседней комнате? В первом случае это будет великим прорывом: обеспечит повышение качества юрпомощи и снизит нагрузку на СИЗО. Во втором случае нововведение повлечет некоторые дополнительные затраты, но польза от него будет весьма ограничена – «облегчение коммуникации в период карантинных ограничений и создание безопасных условий для работы с арестованными, страдающими, например, туберкулезом».

То есть если арестованный из СИЗО сможет связаться с адвокатом, находящимся на другом конце города или даже в другом регионе, то процедура доставления арестованного в такой кабинет не изменится, а вот защитникам станет проще оказывать помощь без траты времени на переезды и ожидание, а сама она будет более качественной. Но если речь идет все-таки о том, что ВКС будет только в пределах СИЗО, то «с организационной точки зрения не изменится ничего – конвой будет так же доставлять арестованного в кабинет, адвокаты так же будут стоять в очереди и попадать в учреждение лишь при наличии свободных мест». При этом число кабинетов придется увеличивать вдвое, то есть на местах потребуется дополнительное финансирование. Поэтому, полагает Колосовский, если имеются дополнительные площади и средства на их оборудование, то их рациональнее отдать под организацию «живых» свиданий с адвокатом.

Однако, по его мнению, во всех случаях онлайн-общение будет носить ограниченный характер, поскольку «ни один адвокат, находящийся в здравом уме, не будет обсуждать с доверителем сугубо конфиденциальные вещи, используя любые технические каналы связи, какими бы страшными клятвами ему не гарантировали их приватность». Впрочем, есть и множество вопросов, не составляющих особого секрета – от состояния здоровья членов семьи арестованного до сроков подачи апелляционной жалобы и степени ее готовности. «Но если для коммуникации в любом случае необходимо будет прибыть в СИЗО, то я не вижу разумных причин предпочитать онлайн-общение непосредственному контакту с доверителем, за исключением ограниченных случаев», – констатировал Колосовский. И предположил, что инициатива Минюста может быть связана с желанием воспрепятствовать обмену материальными предметами между адвокатами и арестованными.

При этом случаи передачи запрещенных предметов, например, сим-карт, носят единичный характер. И все понимают, что основной поток «запретки» поступает в СИЗО совершенно другим путем. «Если же говорить о передаче документов, то здесь вопрос значительно тоньше. С одной стороны, в соответствии с правилами внутреннего распорядка изоляторов, вся переписка, к каковой можно отнести и обмен документами, должна вестись только через администрацию. С другой стороны, как документы, составленные адвокатом для доверителя, так и письменные указания арестованного по организации своей защиты безусловно носят конфиденциальный характер и не подлежат цензуре. В этой связи возникают различные перегибы на местах как по причине излишней ретивости сотрудников СИЗО, так и по вине коллег, в отдельных случаях организующих переписку с третьими лицами, что, естественно, недопустимо. Однако в подавляющем большинстве случаев нам удается найти разумный компромисс, поэтому лично я о данной проблеме знаю лишь понаслышке», – подчеркнул Колосовский.


Читайте также


КПРФ упорствует с законом о Конституционном собрании

КПРФ упорствует с законом о Конституционном собрании

Дарья Гармоненко

Иван Родин

Одиннадцатая попытка до конца обустроить Россию опять наткнется на суеверие власти

0
1429
Жертвы преступлений становятся дважды потерпевшими

Жертвы преступлений становятся дважды потерпевшими

Екатерина Трифонова

Государственный аппарат пробуксовывает с защитой прав граждан

0
1881
От Цифрового кодекса ждут юридических определений IT-терминов

От Цифрового кодекса ждут юридических определений IT-терминов

Екатерина Трифонова

Разрозненное законодательство стало отставать от прогресса информационных технологий

0
1642
Дунцовой намекают на сложности с регистрацией партии

Дунцовой намекают на сложности с регистрацией партии

Дарья Гармоненко

В "Рассвете" организовали уже более 30 региональных конференций

0
2443

Другие новости