0
14836
Газета Тенденции Печатная версия

20.03.2020 00:01:00

Ближневосточный военный парадокс

Человек так не хочет умереть, что создает машину, которая его убьет

Александр Храмчихин

Об авторе: Александр Анатольевич Храмчихин – заместитель директора Института политического и военного анализа.

Тэги: сирия, иран, ирак, сша, турция, эррияд, катар, кувейт, израиль, асад, эрдоган


сирия, иран, ирак, сша, турция, эр-рияд, катар, кувейт, израиль, асад, эрдоган Убийством генерала Сулеймани Вашингтон пересек очередную красную черту. Фото Reuters

14 февраля 2019 года в индийской части Кашмира произошел крупный теракт, погибло 45 индийских военнослужащих. Индия возложила всю ответственность на Пакистан, после чего ее ВВС нанесли удар по лагерям исламских боевиков в пакистанской части Кашмира. Основной ударной силой были истребители-бомбардировщики французского производства «Мираж-2000» (не совсем новые, но вполне современные) с высокоточными израильскими УАБ «Спайс». Индийские официальные лица заявили о сотнях убитых боевиков, но наземные и спутниковые снимки показали, что, по-видимому, индийцы ни во что не попали и никого не убили.

На следующий день в районе границы случился воздушный бой с участием нескольких десятков истребителей с обеих сторон, в ходе которого ВВС Индии потеряли МиГ-21 «бизон» (бортовой номер CU2328), его летчик попал в плен. Победителем «бизона», видимо, стал истребитель JF-17 (производятся в самом Пакистане по китайскому проекту, являющемуся то ли третьей, то ли четвертой производной от того же МиГ-21). Это первая в истории победа данного самолета (таким образом, китайская модернизация МиГ-21 выиграла бой у индийской модернизации МиГ-21). Заявления индийцев о том, что они сбили пакистанский F-16, никаких подтверждений до сих пор не имеют – картинки с экрана РЛС считать таковыми невозможно. Хотя на роль сбитого заявлялся самолет этого типа с серийным номером 78-0269, налицо явная фейковая новость. Данный самолет был произведен для ВВС Нидерландов и имел номер J-269. В 2009 году его приобрела Иордания (иорданский номер 131). В 2014 году она действительно продала Пакистану 13 своих F-16 (вместо них получив еще 15 из тех же Нидерландов), но «131-й» F-16В в их число не входил.

Он до сих пор находится в составе ВВС Иордании, поэтому никак не мог быть сбит над Кашмиром. Впрочем, надо сказать, что пакистанцы до сих пор претендуют на уничтожение еще и индийского Су-30МКИ, но тут уже они не представили никаких доказательств подобного триумфа.

Заодно индийцы с помощью израильского ЗРК «Спайдер» сбили собственный вертолет Ми-17. Таким образом, Индия, несмотря на свое огромное количественное и качественное общее военное превосходство над Пакистаном, в тактическом плане откровенно проиграла данный конфликт, ни в малейшей степени не отомстив за теракт, потеряв самолет и вертолет. А после этого не продемонстрировала никакого желания добиться хотя бы локальной победы в реальности, а не на картинках. Но и Пакистан, вообще не понесший потерь, не имел желания развивать успех, наоборот, он немедленно и безо всяких условий вернул индийцам сбитого летчика. В итоге данный инцидент успешно замяли.

УБИЙСТВО СУЛЕЙМАНИ

3 января 2020 года ударом с американского боевого БПЛА MQ-9 «Рипер» на территории Ирака был убит командующий спецподразделением «Аль-Кудс» в составе КСИР генерал-лейтенант Касем Сулеймани. Этим убийством Вашингтон перешел очередную красную черту. Американцы за последние 30 лет сделали совершенно обыденным делом агрессии – военные нападения на другие страны без санкции Совбеза ООН. Теперь они совершили еще один шаг – убили официальное лицо другого государства, с которым США не находятся в состоянии войны. Причем сделали это на территории третьей страны, числящейся союзником США. Это означает, что теперь можно абсолютно законно убивать действующих американских генералов и адмиралов, причем по всему миру. Последовавшие из Вашингтона заявления о том, что Сулеймани был «террористом № 1» – это откровенный бред (генерал был одним из главных организаторов разгрома «Исламского халифата» в Ираке и Сирии, его вклад в борьбу с терроризмом на порядок больше американского), но, как ни странно, дело не в этом, а именно в том, что он был высокопоставленным официальным лицом.

Реакцией на убийство Сулеймани Иран в очередной раз подтвердил, что его руководство ни в коей мере не является сборищем фанатиков-самоубийц, коим его уже 40 лет представляет западный агитпроп. Но оно и не является «терпилами», коими положено быть тем, на кого рассердился Вашингтон.

С военной точки зрения иранский ракетный удар по американской ВВБ «Аль-Ассад» в Ираке сильно напоминает апрельские 2017 и 2018 годов американские (во втором случае – совместные с британцами и французами) ракетные удары по объектам в Сирии: очень много шума при весьма незначительных результатах («Куда все же делись американские «умные ракеты», «НВО», 11.05.18). Впрочем, надо сказать, что точность иранского удара оказалась исключительно высокой. Иранские ракеты принято считать крайне примитивными, да и вообще точность баллистических ракет заведомо гораздо ниже крылатых. Однако в ночь на 8 января они не просто попали в ВВБ, но поразили конкретные сооружения базы. Как минимум был уничтожен один вертолет UH-60М, поврежден боевой БПЛА MQ-1. При этом масштабы удара были искусственно ограничены. Полномасштабный иранский ракетный удар, как теперь абсолютно ясно, нанесет тяжелейшие потери американским силам в регионе, а тем более Саудовской Аравии.

Политические последствия иранского удара на порядок важнее военных. Не какая-то партизанская или террористическая группировка, а регулярные ВС другого государства нанесли сознательный и целенаправленный удар по крупному американскому военному объекту, причинив ему очевидный ущерб. И США никак не ответили!

Именно это событие следует считать эпохальным. То, что никто из американцев при этом не погиб – поистине разговоры в пользу бедных. Принципиален сам факт отсутствия военного ответа на иранский удар. Даже лет 10 назад подобная ситуация была бы совершенно немыслима. Что касается экономических санкций в качестве ответа на военный удар, то это начинает напоминать откровенный фарс. Похоже, в мире скоро не останется стран, против которых США не ввели бы каких-нибудь санкций. Для мирового гегемона есть в этом что-то убогое.

ТУРЦИЯ

По-видимому, ни с кем в истории Россия не воевала столько, сколько с Турцией. Определялось это пересечением геополитических интересов сторон на Кавказе, Балканах, Ближнем Востоке. Последней войной между Россией и Турцией была Первая мировая. Таким образом, осенью 2018 года пошел второй век без войн между двумя странами. Более того, сейчас между Москвой и Анкарой имеет место прямо-таки «великая дружба», которая строится почти весь ХХI век. Однако ее реальная прочность была продемонстрирована осенью 2015 года, когда турецкий истребитель F-16С преднамеренно сбил над Сирией российский бомбардировщик Су-24, один из летчиков которого погиб. Стороны мгновенно оказались на грани открытой войны. Ситуация изменилась после попытки военного переворота в Турции в июле 2016 года. Турецкий президент Реджеп Эрдоган возложил ответственность за организацию этой попытки на Вашингтон (до сих пор не ясно, насколько это обоснованно) и пошел на резкое сближение с Москвой. В результате благодаря особым отношениям между Москвой и Анкарой сирийские войска при российско-иранской поддержке благополучно ликвидировали все анклавы, которые контролировали сирийские группировки, находящиеся под турецким командованием, остался лишь Идлиб. Говоря грубым современным языком, получилось, что Эрдогана развели как лоха. При этом и Идлиб (неподконтрольная Дамаску часть провинции) был урезан сирийцами при российской поддержке более чем вдвое.

Поняв, что потеряно почти все, Эрдоган и пришел в такое бешенство, когда в конце 2019 года началось новое наступление сирийцев в Идлибе. Как сам Эрдоган, так и министр обороны Турции Хулуси Акар многократно заявил, что если сирийские войска не вернутся к линии фронта по состоянию на осень 2018 года, турецкая армия вернет их туда силой, а может быть, и пойдет дальше, заняв Алеппо и Хаму. Разумеется, Турция уже сейчас с любой точки зрения является на сирийской территории агрессором. Но кого теперь волнуют такие мелочи? Тем более что международное право уничтожил Вашингтон, а не Анкара.

В последние дни февраля 2020 года турецкие боевые БПЛА «Байрактар» и «Анка-С» начали наносить массированные удары по сирийским войскам. Подтвержденные потери сирийской армии от этих ударов составили 1 танк Т-62.8 БМП-1.14 САУ (9 2С1.5 2С3), 2 130-мм орудия М-46.8 РСЗО БМ-21 «Град», 1 ЗРПК «Панцирь-С1», 2 ЗСУ «Шилка». Кроме того, турецкие F-16 из своего воздушного пространства сбили два сирийских бомбардировщика Су-24 и один учебно-боевой самолет L-39. Впрочем, сирийцы довольно быстро пришли в себя и начали применять средства ПВО, сбив два «Байрактара» и две «Анки-С». Причем нет особых сомнений, что почти все турецкие потери – результат ударов российской авиации (Москва это даже не очень скрывала). Но турки проклинали лишь «силы режима» (Асада), обещая им самую страшную месть (хотя вообще-то сирийцы законно оборонялись от турецкой агрессии) и категорически «не замечая» действий российской стороны (которая помогала законной сирийской власти отражать турецкую агрессию).

По итогам визита Эрдогана в Москву и его переговоров с Путиным Москва успешно «узаконила» все новые сирийские приобретения в размере 1,9 тыс. кв. км освобожденной территории Идлиба. Про требования отхода сирийцев на линию 2018 года, не говоря уже об Алеппо и Хаме, турецкий президент благополучно «забыл». Ситуация заморожена на новом уровне, при этом создается впечатление, что в обозримом будущем случится очередной подобный цикл: опекаемые Анкарой боевики устроят очередную провокацию, в ответ на что сирийские войска при российско-иранской поддержке пойдут отвоевывать оставшуюся часть Идлиба. Впрочем, Россия могла бы обеспечить окончательную победу Дамаску хоть сегодня. Но тогда пришлось бы значительно расширить масштабы задействования ВС РФ, причем не только авиации. В этом случае наши потери перестали бы быть нулевыми (или минимальными, если взять сирийскую кампанию в целом за все 4,5 года). А к этому уже не готова Москва.

УЧАСТИЕ НАТО

Интересно, что в последние несколько лет полностью разругавшийся с Вашингтоном и Брюсселем Эрдоган перед лицом возможного столкновения с Россией внезапно вспомнил, что Турция является членом НАТО и потребовал от альянса ему помочь. Как прекрасно понятно любому здравомыслящему человеку, среди европейских членов НАТО воевать с Россией желающих нет, поэтому Анкара получила от НАТО категорический отказ. От Вашингтона Анкара поддержку получила, но только на словах. В частности, не добился Эрдоган поставок американской ЗРС «Пэтриот». У США сейчас объективно нет свободных «Пэтриотов», отдать хотя бы один батальон этой ЗРС Турции – это ослабить и без того не слишком сильную наземную ПВО территории США и американских ВС за ее пределами. Изготавливать новую ЗРС – долго и дорого.

Все приведенные выше примеры показывают, насколько парадоксальная ситуация складывается сегодня в мире. С одной стороны, усилиями западных «защитников демократии» международное право благополучно уничтожено, все решает только и исключительно сила. Но при этом сила применяется только в том случае, если его обладателю гарантировано безнаказанное избиение многократно более слабого противника. Если же война подразумевает хоть сколько-нибудь заметные потери, желание воевать резко пропадает. Применительно к европейским странам это проявилось очень давно («Ливийский тупик НАТО», «НВО», 29.11.19), но, как видно, гораздо менее чувствительные к собственным потерям Россия, США, азиатские страны уже тоже не готовы нести по-настоящему серьезные жертвы.

Особенно показателен в этом плане американо-иранский сюжет. Совершенно немыслимый отказ американцев от ответа на иранский удар! Но и иранцы развивать успех отказались и стремительно замяли вопрос с местью за Сулеймани. Это те самые иранцы, которые в 1980-е воевали с Ираком методом «людских волн», да и сейчас положили в Сирии несколько тысяч своих бойцов. И турецкий пример тоже чрезвычайно интересен. Сам же Эрдоган разбудил в своей стране «патриотические силы», которые в конце февраля – начале марта яростно требовали от него брать не то что Алеппо и Хаму, но прямо уже и Дамаск. Правда, за 18 лет нахождения у власти турецкий президент так и не сумел удушить в своей стране силы, противоположные по своим настроениям, сегодня требующие немедленного и полного вывода турецких войск из Сирии. Как несложно догадаться, нынешние действия Эрдогана абсолютно не устраивают ни первых, ни вторых. А сам он, категорически не соглашаясь со вторыми, не может идти на поводу у первых (потому что иначе вторых станет гораздо больше). Кстати, непомерные геополитические амбиции, а также желание приобщиться к месторождениям нефти и газа заставили Эрдогана стать участником еще и ливийской гражданской войны. При этом в качестве пехоты он использует там не своих солдат, а сирийское пушечное мясо, то есть все тех же боевиков «умеренной оппозиции», которая с самого начала сирийских событий является не более чем марионетками Анкары. «Оппозиционеров» никому не жалко, терять же турецких солдат Эрдоган и здесь не готов.

Таким образом, получается, что даже самые сильные в военном отношении страны не воевать не могут, а воевать не хотят. Возникает естественный вопрос, как из этого противоречия выйти. Один из способов – максимальная интенсификация информационных войн («Новый способ ведения боя», «НВО», 14.02.20). Но все-таки они не всегда смогут заменить войну традиционную. И тогда в действие вступают безлюдные технологии, все более стремительно превращающиеся в мировой военный мейнстрим («Роботы на войне или война роботов?», «НВО», 09.03.18).

Сулеймани был убит ударом с беспилотника, в ответ на что иранцы нанесли удар тоже беспилотными средствами (баллистическими ракетами наземного базирования). Практически все реальные успехи турок в Идлибе в конце февраля – начале марта были тоже обеспечены действиями БПЛА, они вообще чуть было не переломили ход боевых действий. На этом фоне классические воздушные бои между индийцами и пакистанцами выглядят уже почти как экзотика (если не архаика), хотя в этих боях участвовали истребители 4-го поколения и даже 4+. И нет никаких сомнений, что данная тенденция будет очень быстро углубляться, причем не только в воздухе, но и в других средах. Кстати, ни с кем пока не воевавшая, но стремительно наращивающая мощь НОАК тоже идет в авангарде роботизации, хотя всего 40 лет назад и она воевала в основном «людскими волнами». Китай остается самой населенной страной мира, да еще и с избытком молодых мужчин. Тем не менее теперь единственных детей в семьях толпой на пулеметы не погонишь, несмотря на то что режим в Китае (в отличие, кстати, от иранского) – откровенно тоталитарный.

СМЕРТОНОСНЫЕ ДРОНЫ

Насколько выгодны БПЛА в чисто экономическом плане – вопрос крайне неоднозначный. Как было сказано выше, в ходе последних боев в Идлибе произошел размен двух сирийских Су-24 на две «Анки-С». Экипажи обоих бомбардировщиков успешно катапультировались над своей территорией, есть возможность в чистом виде сравнивать «железо с железом».

Максимальная скорость Су-24–1700 км/ч, «Анки-С» – 215 км/ч. Максимальная дальность полета – 3 тыс. км и 1,5 тыс. км соответственно. Максимальная боевая нагрузка Су-24–7 т, «Анка-С» вся целиком весит 1,6 т, а боевая нагрузка – всего 200 кг. Таким образом, бомбардировщик на голову превосходит беспилотник по всем параметрам. Правда, обнаружить и поразить его любыми современными средствами ПВО гораздо легче. Что касается цены, то тут все совсем непросто. Ориентировочная цена нового Су-24 – 20–25 млн долл. Но новыми сирийские машины были 20 лет назад, сегодня их реальная цена вряд ли достигает даже 5 млн долл., учитывая, насколько выбит ресурс этих самолетов, а также то, что серийное производство Су-24 прекращено в 1993 года. «Анкам» же всего один-два года, а стоит каждая из них 10–11 млн долл.! Такая цена получается благодаря электронике, коей набит БПЛА. Американский «Рипер» стоит не менее 16 млн долл.

Впрочем, будучи значительно дороже старых самолетов, беспилотники в разы дешевле современных машин. А главное в том, что в их кабинах нет летчиков. А современный летчик стоит дороже современного самолета. Да и с политической и психологической точек зрения потеря даже одного летчика крайне нежелательна. Если во время Второй мировой и в последующих за ней локальных войнах истребители были расходным материалом, то 50–70-миллионные машины поколения 4+, не говоря уже о 100-миллионных истребителях 5-го поколения, использовать в таком качестве не могут даже самые сильные и богатые страны («Бесполезный и слишком дорогой», «НВО», 15.06.18). Поэтому теперь расходным материалом становятся 10–20-миллионные беспилотники.

Отставание России в сфере беспилотной авиации – давно уже общее место. До большой тройки лидеров в области БПЛА (США, Израиль, Китай) нам, увы, далеко как до Луны. Обходят нас даже Иран и та самая Турция. Понятно, что это отставание мы полностью унаследовали от СССР. Несмотря на сокрушительный разгром израильскими ВВС сирийской системы ПВО в Долине Бекаа в июне 1982 года, в котором важнейшую роль сыграли тактические разведывательные БПЛА, никаких выводов советское военное руководство из этого не сделало. Современная Россия, как и почти во всем остальном, оказалась здесь гораздо гибче и адекватнее своего исторического предшественника, поэтому сейчас у нас появились хотя бы разведывательные беспилотники. Впрочем, и их довольно мало, а боевых БПЛА нет вообще, слишком велико отставание, которое необходимо наверстывать.

Ничуть не менее актуальной становится задача борьбы с БПЛА, которая оказывается исключительно сложной. Малоразмерные разведывательные, да и боевые БПЛА обнаруживаются средствами разведки с большим трудом и на малых дистанциях, когда реагировать бывает уже поздно. Самые маленькие БПЛА (а теперь и они уже иногда несут средства поражения, например, обычные гранаты) и сбить крайне сложно именно из-за их малых размеров. Не говоря уж о том, что ЗУР, используемая для поражения беспилотника, может оказаться дороже самого беспилотника. Здесь возникает дополнительная проблема истощения боекомплекта ЗРК, которая обсуждалась уже не раз («Проблемы российской ПВО окружают молчанием», «НВО», 29.03.19). Данная проблема может прийти и с противоположной стороны: истощить боекомплект даже самых современных ЗРС можно с помощью боевых БПЛА, переделанных из списанных самолетов. Подобные машины уже в больших количествах имеются у США (QF-16А/С) и Китая (беспилотные варианты старых истребителей J-6 и J-7). Они именно для прорыва ПВО и будут использоваться, являясь в этом смысле идеальным оружием. Такие БПЛА будут нести стандартный для обычного боевого самолета набор средств поражения наземной ПВО, но даже если использовать эти средства не удастся, то пользу они все равно принесут, поскольку для поражения старой списанной машины противник вынужден будет использовать новейшую ЗУР. Когда ЗУР закончатся, пилотируемая авиация и более современные боевые БПЛА смогут работать уже без всяких помех.

ПАНАЦЕЯ

Путей решения проблемы на самом деле немало. Например, для поражения малых БПЛА подойдут дешевые малоразмерные ЗУР (вроде бы они уже создаются для новых модификаций ЗРПК «Панцирь»). Против любых БПЛА будет очень полезна зенитная артиллерия (надо верить в ЗСУ «Деривация»), средства РЭБ и, возможно, тактические лазеры. Также борьба с беспилотниками должна стать одной из задач для боевых вертолетов. Против самолетов, включая переделанные в боевые БПЛА, безусловно, пригодится ЗРС С-350, чей боекомплект гораздо больше, чем у С-300/400.

Возможно, нам нужно реализовать преимущество отсталости и собственный боевой БПЛА сразу делать не только как ударный, но и как истребитель других БПЛА. Кроме того, надо всерьез задуматься о создании легких турбовинтовых или даже поршневых боевых самолетов. Здесь мы тоже отстаем, поскольку подобные машины уже созданы в США (АТ-802 «Эйр Трактор», «Архангел») и Бразилии (ЕМВ-314 «Супер Тукано»). По цене и размерам они сопоставимы с боевыми БПЛА типа «Рипера» или «Анки». Такие самолеты являются идеальными противопартизанскими штурмовиками, но их также можно сделать истребителями беспилотников.

Главное в том, что все эти задачи нужно решать немедленно, буквально «еще вчера», не рассказывая при этом самим себе волшебные сказки про то, как мы создали чудесные «Авангард» и «Посейдон» и теперь все должны догонять нас. «Авангард» и «Посейдон» – это оружие Апокалипсиса, в обычной войне они абсолютно неприменимы, а вот «Рипер» и «Анка» прекрасно применимы. И средства борьбы с ними теперь должны быть под рукой постоянно, потому что в наши дни с боевым беспилотником можно встретиться, даже ведя противопартизанскую войну. Более того, теперь его атаки можно ждать даже в мирное время в глубоком тылу.

Кстати, Украина уже купила 6 «Байрактаров» и всерьез задумывается о приобретении «Супер Тукано». И надо сказать, что для Киева это гораздо прагматичнее, чем безнадежные попытки реанимации как бы полноценных боевых самолетов советского производства. А ведь для нас Украина – очевидный потенциальный противник, причем не в некоем неясном будущем, а буквально здесь и сейчас.

При этом нельзя не сказать, что создание полностью автономных боевых роботов, получивших право (и даже обязанность!) по собственной инициативе убивать людей, гораздо опаснее для существования цивилизации, чем распространение ядерного оружия. Однако «процесс пошел», остановить его нереально. Получается чудовищный парадокс: человек так сильно не хочет умирать, что создает машину, которая, в конце концов, его и убьет. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Россия и талибы довели Пентагон до расследования

Россия и талибы довели Пентагон до расследования

Игорь Субботин

В Вашингтоне ищут источник утечек о спонсорах боевиков

0
782
Президент Турции готовится к первому намазу в Святой Софии

Президент Турции готовится к первому намазу в Святой Софии

Милена Фаустова

Ватикан грустит, РПЦ сожалеет, греки негодуют

0
726
Китай подыграл проамериканскому лобби в Индии

Китай подыграл проамериканскому лобби в Индии

Владимир Скосырев

Дели укрепляет военные связи с Москвой

0
1215
Помощник Трампа обсудит в Париже наказание для "старой" Европы

Помощник Трампа обсудит в Париже наказание для "старой" Европы

Геннадий Петров

Роберт О’Брайен расскажет о реакции США на сближение стран ЕС с Китаем и Россией

0
827

Другие новости

Загрузка...