0
5096
Газета Регионы России Печатная версия

14.12.2010 00:00:00

Откажись от взятки, попади под следствие

Тэги: коррупция, скандал


Когда в конце лета СМИ сообщили, что в Солнечногорском районе Подмосковья закрывается Шемякинская свалка, угрожавшая безопасности полетов международного аэропорта «Шереметьево» и экологии региона, россияне обсуждали не только сам этот факт. Интересным был уровень политика, который способствовал ликвидации пусть даже крупной, но рядовой по нынешним временам помойки – она была закрыта после вмешательства премьер-министра Владимира Путина. Как выясняется сейчас, ранее организаторы свалки всегда улаживали свои проблемы и смогли добиться даже увольнения нескольких высокопоставленных чиновников Солнечногорского района, которые пытались прикрыть их незаконный бизнес.

Солнечногорские власти давно собираются развивать в муниципалитете туризм. Потенциал для этого есть – около 50% территории занимают леса, есть один заповедник и три заказника. Озеро Сенеж и Истринское водохранилище, реки Истра, Сестра, Клязьма также очень хороши для любителей традиционной среднерусской природы. Однако для развития туризма чрезвычайно важна экология местности, а с этим в Солнечногорском районе были серьезные проблемы. Решить их должен был Андрей Шпак, пришедший на работу в администрацию Солнечногорского района в 2005 году.

Занимавшийся экономикой муниципалитета, Шпак, работая на должности первого заместителя главы администрации, собирался навести порядок и с экологической ситуацией в районе. Дела у него продвигались неплохо – достаточно отметить, что чиновник был самым реальным кандидатом на место главы администрации города на выборах, назначенных на весну 2009 года. Тогдашний глава Владимир Нестеров свою кандидатуру выставлять повторно не собирался, а Андрея Шпака воспринимали как его преемника.

Однако на свою беду, пытаясь очистить район для потенциальных туристов, Андрей Шпак принялся за уничтожение свалок. А значит, автоматически вступил в конфликт с теми, кто контролировал незаконную выгрузку мусора, а также с теми, кто их покрывает. Замглавы сразу стал получать от неизвестных угрозы, а однажды, как говорят местные жители, к нему в кабинет даже прислали похоронный венок с надписью «А.В.Шпак».

Ни милиция, ни ФСБ не смогли установить, от кого же исходили угрозы, тем не менее Шпак продолжал гнуть свою линию. В 2007 году чиновник, несмотря на серьезное недовольство криминалитета, все же смог закрыть Шемякинскую свалку.

После этого в жизни чиновника начали происходить странные вещи. Силовики, вместо того чтобы найти тех, кто угрожал Шпаку, начали собирать компромат на него самого – примерно в это же время телефон заместителя главы города поставили на прослушку. Но, очевидно, получить компрометирующие материалы не удалось.

А вскоре Шпак оказался вовлечен в громкий скандал. Некий неоднозначный предприниматель Арман Мурадян, имя которого было связано с несколькими арбитражными разбирательствами, принялся общаться с чиновником по поводу различных бизнес-проектов. Как считает защита Шпака, чиновника всячески пытались спровоцировать на получение взятки. Тем не менее вскоре было начато расследование, в ходе которого силовики пытались обнаружить в действиях чиновника попытку получить взятку.

Адвокат Руслан Закалюжный получил от следователя Главного следственного управления Евгения Степанова для ознакомления оперативные записи переговоров – как можно понять, на них общаются некий предприниматель с армянским акцентом, Шпак и еще несколько человек. Если судить по этим записям от 29 августа 2007 года, уголовное дело, заведенное в отношении Шпака, похоже на искусно сфабрикованный суррогат. На одной из записей неизвестный говорит с мужчиной, голос которого очень похож на голос Мурадяна. Как можно понять, они договариваются «подставить» Шпака.

Неизвестный (Н.): Основная мысль добиться встречи с ним. Поговорить по цифрам. Что он будет делать┘ сорок тысяч по землеустроительному делу. Обговорить участок, который вы собираетесь брать в аренду, какие могут быть с его стороны, со стороны Шпака условия, к кому лучше обратиться, сколько это по времени займет, ну то есть все эти детали┘ Вот, но самое главное, чтобы вы сказали о проблеме, он сказал какая примерная сумма...

Голос, похожий на голос Мурадяна (М): Какой проблеме?

Н.: По аренде участка.

М.: По аренде?

Н.: Да, и чтобы там прошла фамилия это самое┘ Шпака.

М.: Еще один вопрос. Может ли быть так, что┘ он мой ровесник, может быть так, что в итоге к Шпаку нельзя будет придраться?

Н.: Ну если мы┘ смострячим, если на переговорах с вами мы не сможем построить с ним тет-а-тет.

М.: Со Шпаком?

Н.: Да, то я вам гарантирую, что если не будет уверенности, то мы операцию проводить не будем. Потому что наша задача Шпак.

Н.: Ну ладно сейчас (неразборчиво), а дальше все вопросы будут нормально, решим, придет новая... это самое... администрация.

Как следует из материалов следствия, 13 ноября 2007 года Шпак встретился с Мурадяном. В уголовном деле есть аудиозапись переговоров заместителя главы района, на которой некий предприниматель, голос которого обозначен в материалах дела как голос Мурадяна, просит чиновника выделить муниципальную землю, а тот в ответ просит делать все по закону.

Шпак: ┘Действуйте сами, как вы считаете нужным. Здесь должен быть инвестиционный контракт на предоставление вам земельного участка. Все в законодательном плане. Никаких там взяток я от вас не прошу, мне они не нужны┘

...

Шпак: Вот. Поэтому я вам говорю, мне взяток от вас не нужно.

Мурадян: А вопрос каких взяток? Ну какие взятки?

Шпак: Мне нужен инвестиционный контракт на развитие города. Чистый и законодательно верно составленный.

Как можно понять из полной записи разговоров, чиновнику неоднократно намекают на необходимость незаконно выделить землю, но Шпак открытым текстом отказывается от мзды.

Тогда начался второй акт операции – 25 апреля 2008 года прошли новые переговоры. На их аудиозаписи предприниматель, голос которого значится в деле как голос Мурадяна, продолжает просить Шпака способствовать выдаче разрешения на строительство без проведения государственной экспертизы торгового центра «Магнит», которым занималось ООО «Мурадин».

Шпак: Как без экспертизы мы объект подпишем такой большой? Это нереально.

Мурядян: Ну есть там заключение.

Шпак: Я же сказал вам, что экспертиза нужна обязательно.

(Конец разговора, предприниматель выходит и отвечает на звонок неизвестного по телефону).

М.: Шпак не хочет. Проблема.

Таким образом, провокации провалилась.

Между тем подходило время выборов главы района, на которые Шпака, очевидно, допускать не хотели. А потому силовой прессинг на замглаву усилился. 5 июня 2008 года поздно вечером в кабинете заместителя главы района был проведен обыск. Шпак в это время находился на больничном, так что обыск проходил без него. Адвокат попал на место следственных действий уже после того, как они завершились, что не помешало оперативникам изучать служебный кабинет чиновника.

Обыск, который, как считает защита Шпака, был проведен с многочисленными нарушениями, для силовиков завершился с сомнительным результатом – в кабинете были найдены отдельно лежащие «две купюры по 5 тысяч рублей». Из протокола обыска в принципе даже непонятно, где были деньги – на столе или под ним, но по логике дела получалось, что эти средства от Армана Мурадяна несколько недель назад якобы были переданы некоему посреднику за подпись Шпака в разрешении на строительство торгового центра.

Однако где, когда, кем и кому конкретно были переданы 10 тыс. руб. якобы за подписание Шпаком разрешения, так и осталось непонятным. При этом, как, очевидно, полагали оперативники, Шпак должен был завизировать документ 5 июня 2008 года. Однако нужно сказать, что этого не только не произошло, но и не могло произойти в принципе. Организаторы акции не учли, что в соответствии с новым Градостроительным кодексом с 2008 года подпись Шпака не требовалась на бланке разрешения на строительство. Этот документ готовит и подписывает главный архитектор, а утверждает глава района, о чем люди, проводившие операцию, наверное, не знали.

Несмотря на абсурдность обвинения, 5 июня 2008 года на Андрея Шпака было заведено уголовное дело, в рамках которого были задержаны несколько человек, а затем начался и суд. Как утверждает адвокат Виктор Паршуткин, уже в суде на вопрос, чьи подписи были необходимы на разрешении на строительство, Мурадян сам сообщил, что «подписи Шпака к тому времени не требовалось». Таким образом, версия ведущего дело следователя Евгения Степанова приобрела завершенные абсурдистские черты: Шпака подозревали в том, что он не взял через неустановленных посредников, в неустановленное время, в неустановленном месте 10 тыс. руб. за подпись, которой не могло существовать в принципе. В Солнечногорске задавались вопросом – будет ли обвинение и дальше поддерживать в суде это юридическое недоразумение?

В ходе судебного разбирательства, давая показания в зале суда, Мурадян, очевидно, сам того не желая, сделал ряд признаний, которые шокировали присутствующих и расставили ход событий по местам. Адвокат Руслан Закалюжный так прокомментировал произошедшее: «Мурадян сказал, что в последнем разговоре, состоявшемся перед 25 декабря 2007 года (точно дату Мурадян не помнит), Шпак «послал меня на три буквы» и «отправил меня далеко и подальше». Если судить по материалам дела, последний разговор Мурадяна и Шпака перед 25 декабря состоялся 13 ноября 2007 года, когда чиновник в жесткой форме отказался от взятки, получается, именно этот отказ от взятки в жесткой форме Мурадян оценивает как «послал». Далее в суде Мурадян сказал, что он «поехал в Краснодар» и встречался там с неким человеком, которому жаловался: «Меня послали на три буквы, я буду наказывать этих людей».

Здесь начинается еще один любопытный сюжет. По странному стечению обстоятельств дело поступило в распоряжение следователя Евгения Степанова. Он, по информации СМИ, в 2007 году работал именно в Краснодаре, куда ездил Мурадян. Именно Степанов принял расследование в июле 2008 года, при этом материалы были почему-то изъяты из производства старшего следователя управления по расследованию особо важных дел Главного следственного управления (ГСУ) В.Курсова. Следователь Степанов, по неизвестной причине сменивший кадрового сотрудника ГСУ, который изначально вел дело и пытался объективно разобраться в сути представленных доказательств, и стал, по мнению защиты, драйвером дела против Шпака.

Однако вернемся к посреднику, который якобы мог передать эти особо выделенные оперативниками купюры Шпаку. В посредничестве в передаче денег был обвинен заместитель генерального директора ООО «Нефтегазкомплектмонтаж» Айбар Джальмишев, которого посадили в СИЗО. Несмотря на то что в своих показаниях объяснял, что даже не знаком со Шпаком, Джальмишев пробыл в заключении 20 месяцев. Совершенно невиновного человека продержали такое длительное время в СИЗО, а в феврале 2010 года, как сообщали РИА Новости, с него сняли обвинения. Однако за потерю здоровья и двух лет жизни никто не понес не то что наказания, но даже не получил взыскания.

Нужно сказать, что взаимоотношения с компанией Армана Мурадяна ООО «Мурадин» уже завершались для его партнеров обвинениями во взятках. Так, по тому же делу о мифической взятке в СИЗО был помещен директор ООО «Технокомплекс» Антон Бурмистров. Фирма «Мурадин» заключила с ним договор на монтаж энергетического оборудования, однако затем Мурадян дал показания, что это была скрытая форма взятки, а работы на деле не выполнялись. И это при том, что акт выполненных работ со стороны ООО «Мурадин» уже был подписан. После ареста Бурмистрова ООО «Технокомплекс» заказало строительную экспертизу, результаты которой подтвердили соответствие договора выполненным работам, после чего был подан иск на ООО «Мурадин» в арбитраж. Арбитражный суд признал претензии ООО «Технокомплекс» законными и вынес постановление, в котором обязал ООО «Мурадин» выплатить по договору задолженность в размере 1 489 000 руб., тем самым признав, как можно понять, и законность самого договора.

Однако, судя по документам дела, следователь Степанов не стал приобщать к делу решение Арбитражного суда, написав в ответ, что не представляется возможным установить, действительно ли это подлинный документ или подделка. Странно и смешно – следователь не знает, как можно подтвердить подлинность решения арбитража – достаточно направить запрос в Арбитражный суд, что он обязан был сделать.

Примерно в таком же неприятном положении, как Антон Бурмистров, побывал Максим Иноземцев – на тот момент директор ООО «Стройинвест-Недвижимость». С ним ООО «Мурадин» заключило договор на разработку градостроительной документации. Однако затем Иноземцев был обвинен в том, что 2 млн. по этому договору на выполнение проектных работ также якобы были взяткой.

В ходе окончательной зачистки Солнечногорска перед выборами 2009 года прошла еще одна громкая операция – был арестован прокурор города Николай Фастовец. Судя по показаниям Мурадяна, для получения разрешительной документации ему порекомендовали обратиться за содействием именно к прокурору. Впрочем, как сообщала газета «Коммерсант» (07.10.2010), «содействие» Фастовца ограничилось лишь звонком к Андрею Шпаку с просьбой принять предпринимателя Мурадяна «по его личной просьбе». При этом, отмечает издание, все перемещения Мурадяна уже проходили под контролем чекистов. В июне 2008 года Мурадян с мечеными купюрами на 7 млн. руб. вошел в кабинет Николая Фастовца. Как утверждает адвокат прокурора, тот отказался от предложенных денег. Тогда Мурадян с деньгами направился в кабинет своего знакомого – заместителя гендиректора по вопросам экономики ООО «Нефтегазкомплексмонтаж» Айбара Джальмишева и сказал тому, что оставит у него деньги, якобы предназначенные для прокурора. Когда предприниматель вышел, в кабинете появились чекисты. По мнению адвоката Николая Фастовца Виктора Паршуткина, которое он излагал и ранее, «налицо какой-то абсурд: человека обвиняют во взятке, которую он не брал», – сообщал «Коммерсант».

В начале октября 2010 года, по прошествии двух с половиной лет после задержания обвиняемых, начались заседания суда, который рассмотрит дело. По информации издания, адвокат Виктор Паршуткин, представляющий интересы Фастовца, сообщил, что с прокурора сняли обвинение в вымогательстве взятки. Теперь его действия квалифицируются только как получение взятки и злоупотребление полномочиями. В начале заседания Паршуткин заявил: «Уважаемые присяжные заседатели, причина ареста моего подзащитного в том, что его нужно было убрать из города». «Это уголовное дело не о взятках, – поддержал коллегу адвокат Руслан Закалюжный. – Оно о рейдерском захвате власти в городе Солнечногорске».

Как можно понять, эта атака на власть удалась – в 2009 году руководство района было полностью заменено: главой района стал бывший полковник МВД Юрий Панкратов, а мэром Солнечногорска стал бывший полковник ФСБ Александр Толданов. Это, очевидно, абсолютно устраивало мусорных королей района – после смещения Шпака на Шемякинскую свалку снова стали свозить сотни машин отходов. При новом начальстве свалка работала без очевидных проблем вплоть до 2010 года, пока ее не закрыли по личному указанию премьера РФ.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Путин занял максимально жесткую переговорную позицию

Путин занял максимально жесткую переговорную позицию

Иван Родин

По итогам референдумов спецоперации присвоен статус священной войны России с Западом

0
1411
НАТО не спешит с приемом Украины

НАТО не спешит с приемом Украины

Юрий Паниев

Североатлантический альянс и G7 не признают новые территории России

0
1149
Обращение президента РФ Владимира Путина 30.09.22 (текст и видео)

Обращение президента РФ Владимира Путина 30.09.22 (текст и видео)

0
2145
Столото и обман: как пользователи попадают в ловушку лотерей

Столото и обман: как пользователи попадают в ловушку лотерей

Виталий Барсуков

Почему в отзывах реальных пользователей лотерей есть обвинения Столото в мошенничестве и обмане. Разбираемся, где правда, а где ложь

0
1101

Другие новости