0
6123
Газета НГ-Сценарии Печатная версия

23.09.2014 00:01:00

Закон «воплощенного тупоумия»

Сенаторы-патриоты хотели как лучше, а вышла Великая депрессия

Анна Кроткина

Об авторе: Анна Кроткина – американская журналистка.

Тэги: сша, депрессия, экономика, история, общество


сша, депрессия, экономика, история, общество Голливуд такого не показывал... Фото из Библиотеки Рузвельта

«Зачем нашим гражданам есть бананы? Их импортируют в нашу страну в таком количестве и продают за такую низкую цену, что люди совершенно отвыкли есть те фрукты, которые выращиваются в нашей стране. Нашим гражданам следует есть яблоки и апельсины, которых у нас предостаточно», – так говорили в 1929 году сторонники знаменитого в истории американской экономики закона Смута-Хоули, позволившего радикальное повышение тарифов на импортированные в Штаты товары. Главной целью закона, названного в честь двух сенаторов, была поддержка обедневших американских фермеров.

Фермеры страдали не по собственной вине. Во время Первой мировой войны спрос в Европе на поставку продуктов из США был очень велик, и фермеры увеличили в несколько раз свою продукцию, накупив в кредит немало сельскохозяйственной техники и земельных участков. Когда же после войны спрос резко сократился, фермеры оказались не в состоянии выплачивать ссуды банкам, у которых они брали деньги в долг. Началось повальное банкротство и продажа ферм с молотка.

Сегодня лишь 2% американцев работают в области сельского хозяйства, но в 20-е годы прошлого века почти четверть американцев были фермерами, и Конгресс при всем желании не мог игнорировать их плачевное положение. Чтобы помочь фермерским хозяйствам, американское правительство решило ввести беспрецедентно высокие тарифы на импорт, уменьшив таким образом объем импортированных товаров и ослабив конкуренцию. Тарифом были обложены яйца (хотя их экспорт в 100 раз превышал импорт), мясные и молочные продукты, рыба, овощи, сахар, крупы. Каждый продукт обсуждался в Сенате отдельно. На экстренных заседаниях сенаторы обсуждали непопулярную в США гречку, которую нужно было защитить от дешевого европейского импорта; маринованные сардинки, страдающие от канадской конкуренции; квашеную капусту, нуждающуюся в протекции.

Высоким тарифом были обложены и продукты питания, не производящиеся в США. Сделано это было в надежде на то, что американские фермеры, выращивавшие в переизбытке хлопок и пшеницу, начали бы, например, культивировать дотоле чужеродные соевые бобы. (Всего высоким тарифом было обложено 845 наименований продовольственных и промышленных товаров.)

Этот законопроект выглядел патриотичным и был на первых порах встречен публикой с энтузиазмом. По мнению современников, политический успех этого законодательства заключался в том, что выгода для отдельных производителей была налицо, в то время как проблемы, связанные с уничтожением конкуренции, были скрыты от неопытного глаза.

Против проведения этого закона выступили единым фронтом все ведущие экономисты того времени. Отбросив теоретические несогласия, личные обиды и профессиональные дрязги, свойственные всем профессорам и всем кафедрам мира, письмо протеста против закона Смута–Хоули подписали более тысячи экономистов из 178 университетов Америки. Прежде всего экономисты предсказали повышение цен на продукты питания. Кроме того, они указали на проблемы тех фермеров, которые производят товар на экспорт и продают за границу хлопок, кукурузу, пшеницу  и чью продукцию могут обложить ответными тарифами. Экономисты предсказали, что введение ограничений на импорт повлечет за собой ухудшение отношений между торгующими странами и акции экономической мести в отношении США. Против повышения тарифов высказались и журналисты. Обзорное исследование 343 газет в 43 штатах, проведенное Уильямом Скрогсом в 1930 году, показало, что пресса в основном считала, что закон Смута–Хоули не отвечает интересам граждан.

Нужно ли говорить, что политики не часто прислушиваются к голосу профессоров, экономистов и оппозиционно настроенных журналистов. В 1930 году, несмотря на возникшие среди политиков разногласия, закон Смута–Хоули был в Сенате принят. Печальные последствия в виде Великой депрессии не заставили долго ждать.

Экономисты, лауреаты Нобелевской премии Роберт Лукас и Милтон Фридман считают, что закон Смута–Хоули лишь подстегнул начавшуюся Великую депрессию, в то время как экономисты Марио Кручини и Альфред Кан считают, что взвинченные тарифы могли спровоцировать эффект размером в серьезную рецессию.

Так или иначе, события развивались по невеселому плану, предначертанному в протестном письме профессоров: цены на еду взвинтились, а бывшие торговые партнеры превратились во врагов. В первую очередь на США обиделась Канада, поставлявшая в Штаты большое количество рыбы, яиц, картошки и яблок. «Вместо Штатов мы будем торговать с Англией», – сказал в гневной речи глава государства Маккензи Кинг. Чтобы насолить Штатам, он немедленно ввел тарифы на все товары из США. Оскорбились и страны Западной Европы и, недолго думая, наложили тарифы на самые ходкие товары американского экспорта: автомобили, швейные и пишущие машинки, значительно уменьшив американский экспорт и нанеся удар по американскому производству.

Экономические войны приводят, как правило, к всеобщему обеднению. По словам экспертов, закон Смута–Хоули вошел в историю как «воплощение тупоумия» и сделался классическим примером недальновидной экономической политики.

Всякий раз, как американские политики хотят предложить меры по ограничению импорта, призраки сенаторов Смута и Хоули встают на их пути. В 1993 году жаркой темой экономических прений в США был Североамериканский торговый союз (NAFTA). По телевизору с дебатами выступали вице-президент Эл Гор, поборник союза, и оппонент соглашения – техасский миллионер и бывший кандидат в президенты Росс Перо. По мнению Перо, предлагаемый договор должен был помочь мексиканцам, но для граждан США договор являлся не чем иным, как «воронкой, засасывающей их рабочие места». Но против Перо был не только Гор, но и опыт американской истории. Когда Перо предложил защитить американских фермеров, наложив тариф на мексиканские фрукты и овощи, Гор достал из портфеля портреты Смута и Хоули. «Это были неплохие ребята. То, что они предлагали, казалось тогда разумным. Но, по мнению многих экономистов, их закон стал одним из причин Великой депрессии», – сказал Гор. Вскоре после этих дебатов Сенат утвердил NAFTA. Согласно проведенным опросам, Гор склонил общественное мнение на свою сторону, напомнив согражданам о злосчастных Смуте и Хоули и их зловредном законодательстве.

В последние несколько лет противники торговых ограничений извлекают из пыли времен закон Смута–Хоули, как только речь заходит об увеличении тарифов на импорт из Китая.

Своими мыслями об ограничениях на ввоз продуктов из-за границы поделился со мной специалист по международной торговле, профессор экономики в университете имени Вашингтона и Ли в Виргинии Майкл Андерсон: «Когда государство вводит ограничения на импорт продуктов, на первый взгляд кажется, что это хорошее начинание. Местные хозяйства не будут бороться с конкуренцией, они смогут увеличить цены и получить хорошую прибыль. Но экономика страны в целом от этого не может не пострадать. Прежде всего страдают потребители. Вместо того, чтобы улучшать свой уровень жизни, потребители тратят деньги на необходимые продукты питания. Для богатых людей повышение цен на, скажем, молоко и мясо не так уж важно, но для бедных людей повышение цен может быть весьма болезненным. Получается своего рода «регрессивное налогообложение», где от введения налога страдают больше всего люди с наименьшим достатком». По мнению профессора Андерсона, правительство США недостаточно хорошо усвоило уроки закона Смута–Хоули: «В настоящий момент повышенным тарифом обложен импортируемый сахар. И конечно, это увеличивает доходы небольшой группы предпринимателей, но происходит это за счет повышенных цен не только на сахар, но и на все сладости – конфеты, печенье и сладкие напитки, производящиеся в США. В конечном счете выгода производителя значительно меньше размера ущерба потребителя. С точки зрения национальной экономической политики это не продуктивно». Волнует Андерсона и политический аспект торговых ограничений: «Мы должны понимать, что наше благосостояние основывается на связи с другими странами. Мы должны создавать ситуацию, при которой нации сотрудничают друг с другом. После Второй мировой войны стало понятно, что экономическая вражда ведет к военному конфликту. Здоровая экономическая политика – это фундамент и залог мира».

К сожалению, политики – народ упрямый, и убедить их следовать рекомендациям специалистов бывает нелегко. В 1930 году политики отвергли советы более тысячи профессионалов, и нет сегодня гарантий, что история эта не повторится.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Акции «Роснефти» растут на решении о выплате рекордных дивидендов

Акции «Роснефти» растут на решении о выплате рекордных дивидендов

Елена Крапчатова

0
1093
Издательству «Алетейя» исполняется 30 лет

Издательству «Алетейя» исполняется 30 лет

НГ-Культура

Издательству «Алетейя» исполняется 30 лет

0
401
Заявления Гутерриша о необходимости отказа от ископаемого топлива - под огнем критики

Заявления Гутерриша о необходимости отказа от ископаемого топлива - под огнем критики

Татьяна Астафьева

По мнению экспертов переход на возобновляемые источники энергии приведёт мировую экономику к кризису

0
1171
«Цикады» морской безопасности

«Цикады» морской безопасности

"НВО"

Глобальная система спасения на море КОСПАС-САРСАТ отмечает 40-летие

0
1108

Другие новости