0
5938
Газета Наука Печатная версия

10.12.2003 00:00:00

Как отличить святого от душевнобольного

Вадим Розин

Об авторе: Вадим Маркович Розин - доктор философских наук, профессор, ведущий научный сотрудник Института философии РАН, руководитель исследовательской группы философии техники.

Тэги: наука, естествознание


наука, естествознание Алхимик движется след в след за Природой.
Гравюра из алхимического трактата Михаэля Майера Atlanta fugiens (1618 г.).
Рисунок из книги Let Newton Be

Не секрет, что в настоящее время идеологи ряда практик, которые раньше не относили к науке, - таких, например, как эзотерика, уфология, так называемые "народные науки", "оккультные науки" (алхимия, астрология, хиромантия, физиогномика и т.д.) - претендуют на научный статус.

Но дело не только в научных претензиях представителей указанных выше практик. К сожалению, сами ученые сегодня не в состоянии провести границу между наукой и ненаукой и поэтому часто вынуждены отвергать последние, исходя из социальных и политических соображений.

И действительно, зачастую отличить научную концепцию или теорию от ненаучных практически невозможно.

Наука с техногенным лицом

Посмотрим в связи с этим, как определяется наука. "Наука, - пишет наш известный науковед, академик Вячеслав Степин, - особый вид познавательной деятельности, нацеленный на выработку объективных, системно организованных и обоснованных знаний о мире" ("Наука", НФЭ, стр. 23). Если наука - это особый способ получения знаний о действительности, то любой представитель ненауки скажет, что он ученый, поскольку, конечно же, тоже познает действительность, притом старается это делать объективно и системно. Другое дело, что его представления о мире не совпадают со взглядами официальной науки; но, может он тут же добавить, в самом научном цехе никакого единства взглядов на мир не существует - и, добавим от себя, будет совершенно прав, особенно если речь идет о гуманитарных, социальных и философских науках.

Дальше из статьи Степина мы узнаем, что в науке не допускается соединения объективного и субъективного (как, например, в искусстве), что истинность научных знаний проверяется в особой практике - научном эксперименте. Другими словами, идеалом науки для автора выступают естественные науки (физика, химия и т.д.), где действительно эксперимент обеспечивает не только обоснованность научной концепции и теории, но и возможность дальнейшего использования научных знаний в технике.

Но как в этом случае быть с другими типами наук - гуманитарными, социальными, философскими? Например, в гуманитарных науках соединение объективного и субъективного, а также отсутствие экспериментальной проверки - норма научной работы. Об этом, в частности, ясно писали В.Дильтей, М.Вебер, М.Бахтин.

Стоит обратить внимание и на такой факт: некоторые объекты (микро- или, напротив, макромира), которые в XIX веке уверенно проходили по "ведомству" естествознания, сегодня все чаще попадают в сферу действия гуманитарного познания. На примере анализа концепций "Вселенная" и "Метагалактика" это блестяще показал в ряде статей Вадим Казютинский (В.Казютинский. Миры культуры и миры науки: эпистемологический статус космологии // Социокультурный контекст науки. М., 1998, стр. 103-116). С точки зрения различения идеалов естественной и гуманитарной науки в пределах Солнечной системы мы имеем дело с физической реальностью (поскольку можем даже ставить прямые решающие эксперименты: полеты на околоземную орбиту, на Луну, Марс и дальше), а за ее пределами (Галактика, Метагалактика и Вселенная) - только с гуманитарной реальностью; в последнем случае говорить о проверке истинности научного знания практикой и экспериментами не приходится.

Конечно, представители естествознания уверены, что реальности, о которой говорят эзотерики или сторонники паранауки, просто нет, поэтому какая может быть наука о том, что не существует? В ответ сторонники эзотерики и паранауки могут возразить, что когда-то, например, трудно было даже помыслить полеты тяжелых тел или выделение огромного количества тепла из холодной породы. Однако сегодня не только существуют самолеты, ракеты или ядерный реактор, но и соответствующие науки. И разве математика не наука? А ведь ее объекты ученый не только познает, но и конструктивно порождает. Кроме того, что значит "не существует некоторая реальность"? Сегодня еще не существует, а что будет завтра - неизвестно. Наконец, для кого-то не существует, а для другого - налицо.

Объединение на "аномальной" почве

Кант в поисках демаркации между наукой и ненаукой вводил понятие опыта. В частности, антиномии разума он характеризует как выход разума за пределы опыта. Но что понимать под опытом? Одинаков ли опыт у представителя естествознания, гуманитарной и социальной наук, в эзотерике или уфологии? А также сходны ли практики, выступающие критерием истинности научных знаний в соответствующих областях? Например, есть ли что-нибудь общего между инженерией и пониманием, обеспечивающим поведение человека, между созданием машин и эзотерическим спасением? Рассмотрим два конкретных примера - один из паранауки, другой из эзотерики.

Получив как-то уфологический журнал "Аномалия", я в очередной раз задумался над тем, что объединяет статьи, напечатанные в этом и других номерах уфологического вестника, а также в какой реальности они написаны? Конечно, вестник можно рассматривать просто как уютное прибежище графоманов или людей, не совсем здоровых психически, ведь черт знает о чем пишут.

Однако от поспешной клинической квалификации авторов вестника, одним из которых я являюсь сам, меня остановило следующее соображение. Как в этом случае отличить, например, святого от душевнобольного: и тот и другой говорят нам о чудесах и каких-то реальностях. Сегодня мы называем Секо Асахару преступником, а несколько лет тому назад говорили, что он святой, и каждый день почтительно слушали его проповеди и музыку по "Маяку". Сегодня мы считаем Марию Цвигун, объявившую себя мессией и живым богом, душевнобольной. Естественно, мы ей не верим, а многие над ней даже смеются, но и Христу не верили и смеялись над ним, а где теперь эти пересмешники?

Дело в том, что авторов "Аномалии" действительно что-то объединяет и, несмотря на кажущийся бред их статей, в их содержании чувствуется какая-то общая реальность. Спрашивается, какая?

Наш анализ работ, напечатанных в "Аномалии", показывает, что у ее авторов есть страстные мечты и желания, у кого какие. Одни стремятся к ясновидению, другие - к необыкновенным реальностям, третьи - к контактам с внеземными цивилизациями, четвертые - к власти над другими людьми, пятые хотят найти причины своих страхов и неблагополучия, шестые, седьмые...

Теперь вопрос о реальности. Если жанр статей "Аномалии" - это и не сказка, и не бред душевнобольных, и не просто графомания, а особый публичный способ реализации страстных желаний и мечтаний авторов, то вроде бы получается чистая субъективность и произвол. Тем не менее это не так.

Произвол и субъективность, конечно, есть, но только в отношении к требованиям строгой естественной науки. Здесь же мы, на мой взгляд, имеем дело с паранаукой. Речь идет о довольно сложном в психологическом и культурном отношении явлении. Заметим прежде всего, что наши авторы высказывают не только свое личное мнение, но и реально выражают мнение многих других людей, читающих "Аномалию". Они не просто во что-то верят (например, в Живой Космос или, скажем, в НЛО), но - и это более существенно - живут в соответствии со своей верой. Наконец, создавая свои учения и объяснения, авторы журнала разрешают свои сомнения, реализуют - да, именно реализуют - свои страстные желания и мечты. Причем не только свои, но и читательские (тех читателей, которым все это кажется истиной).

Не означает ли все сказанное, что события, о которых рассказывают авторы "Аномалии", вполне реальны? Однако эта реальность не физическая, а психологическая и культурная, но от этого она не становится менее значимой.

Полет в самого себя

Теперь рассмотрим, как эзотерики характеризуют свои познавательные процедуры. Пожалуй, наиболее последовательно и ясно это делает Рудольф Штейнер. В "Очерке Тайноведения" он описывает три основные стадии эзотерического познания - "имагинативное познание", "инспирацию" и "интуицию".

Имагинативное познание включает в себя "концентрацию всей душевной жизни на одном представлении" с одновременным отключением других представлений. Человек, до этого знающий только свое обычное "Я", открывает второе "Я", целиком находящееся в духовном мире. (Штейнер Р. Очерк Тайноведения. М., 1916, c. 113-114; 13).

Вторая ступень эзотерического познания и восхождения - инспирация. Здесь духовное существо познает не только превращение одних предметов и процессов в другие, но и отношения между существами и предметами духовного мира, а также их устройство, сущность.

Третья ступень эзотерического познания - интуиция, в процессе которой познающий "проникает в познаваемые предметы", сливается с ними. Иначе говоря, эзотерическое познание приводит к отождествлению субъективных представлений с объективным миром, неразличению "Я" и подлинного мира (Цит. соч. c. 115).

Сходным образом, естественно, в рамках своих учений описывают познание и другие эзотерики. Но эзотерическое познание помимо рефлексии эзотерического метода содержит и два других важнейших компонента нормальной науки - процедуры конструирования идеальных объектов и построение теории.

Анализ эзотерических учений подсказывает интересную гипотезу. А именно, эзотерический мир устроен так, чтобы соответствовать высшим реальностям самого эзотерика. Например, жизненная, нравственная цель Рудольфа Штейнера - соединение с Богом, и этим заканчивается в его учении эзотерическое восхождение. Три описанные выше ступени эзотерического познания (имагинативное, инспирация и интуиция) удивительным образом соответствуют представлению Штейнера о научной работе (научном познании и истине).

Уже йоги продемонстрировали, что внутренний опыт и другие психические образования (которые сами меняются под влиянием психотехники) могут наподобие внешнего мира поставлять сознанию впечатления и образы. И не просто поставлять, а образовать для человека полноценный и богатейший мир, где он может бесконечно стрaнствовать, где он живет. У этого внутреннего мира (назовем его "эзотерическим"), ставшего для эзотерика миром как таковым, есть два важных качества, которые отсутствуют у мира обычного.

Первое: эзотерический мир возник на основе внутреннего мира и опыта самого человека. Образно говоря, человек, вошедший в эзотерический мир, "летит в самого себя", "путешествует по своим собственным психическим реальностям", "погружается в собственный опыт".

Второе: эзотерический мир в отличие от обычного поддается контролируемому преобразовaнию. С помощью психотехники он изменяется в направлении того идеала, который задает исповедуемaя человеком эзотерическая доктрина (учение).

Для обсуждаемой темы важно отметить, что эзотерический мир по-разному оценивается и понимается с заимствованной (эзотерической) и внешней (научно-философской) точек зрения. Для эзотерика - это подлинная реальность, то, что "существует на самом деле", а не только "кажется"; для исследователя эзотеризма - это многолетняя работа по психотехнической трансформации психики, создающая для эзотерика иллюзию окончательного спасения.

Социальная семиотика эзотеризма

Взглянем на эзотеризм с позиции культурологии. Первоначально сформировался Социум, в рамках которого человек выступает всего лишь одним из элементов наряду с другими - природными материалами, знаками, артефактами, техническими орудиями и сооружениями. В архаической культуре и культуре древних царств, которые предшествовали античной культуре, человек, как отмечается в современных культурологических исследованиях, был полностью интегрирован в социальном организме. Вне Социума он не обладал самостоятельной жизнью, поэтому и не было нужды в специальных семиотических моделях индивидуальности, а следовательно, не существовало и самого явления индивидуальности. Однако по мере развития и усложнения Социума складываются самостоятельная жизненная траектория и поведение человека, а также обслуживающие их семиотические модели (представления о происхождении человека, его личных богах и демонах, об индивидуальности и личности). То есть формируется личность.

Формирование личности - одно из необходимых условий становления эзотерического мироощущения. Эзотерик - это человек, самостоятельно, под свои идеалы, выстроивший целый мир и так себя изменивший (преобразовавший), что может в этом мире жить. С культурологической точки зрения эти идеалы представляют собой один из вариантов социальной семиотики, не менее значимой в социальном отношении, чем другие семиотические системы.

Получается, что эзотеризм - это одна из форм эволюции Социума, опирающаяся на личное творчество, самоактуализацию и психотехническую работу. В лоне эзотерической культуры имеет место не только экпериментальное развитие человека, но, что более существенно, идут пробы эволюционного развития. Многочисленные случаи выпадения эзотериков из культуры, ухода в себя или просто психического и физического разрушения - естественная плата за эволюцию и возможность эзотерической самоактуализации. Поняв, что собой представляет эзотеризм и эзотерики, можно вернуться к вопросу о природе эзотерического познания.

Предпосылки эзотеризма лежат в обычной жизни человека, ведь эзотерики не сваливаются на землю с Луны. Одна из таких предпосылок - свободная личность, другая - мировоззрение, в котором объективная реальность начинает истолковываться как производная от мышления (познания, активности) этой личности; назовем представления, фиксирующие такое мировоззрение, "базовыми объяснениями жизни".

Трансформация мыслящей личности в направлении к эзотеризму начинается с того момента, когда она, реализуя нащупанные базовые объяснения жизни, замечает выхождение на свет совершенно новой реальности, отличной от обычной, но опознаваемой личностью как подлинная реальность. Как правило, становящаяся новая реальность двояка: новый мир вне человека (духовный мир Штейнера) и ощущение в себе другого существа (например, видящего непосредственно превращения предметов и их сущность). В этой реальности познание тоже начинает трансформироваться и приобретать иное значение - оно превращается в инструмент (способ) открытия нового подлинного мира. Такая реальность, назовем ее "базовой", требует реализации и проживания событий, заданных базовыми объяснениями жизни.

Становление базовой реальности имеет два важных следствия для жизни человека. Во-первых, он начинает все события, включая прошлый опыт жизни, переосмысливать под углом зрения событий и сюжетов базовой реальности, критикуя и отвергая те, которые ей не соответствуют. Во-вторых, человек перестраивает свою жизнь, стремясь реализовать базовую реальность и подавить все те реальности, которые находятся с ней в конфликте. С определенного момента сам, но чаще под влиянием культурных образцов (Платон, Будда и др.) он выходит и на собственно эзотерические идеи: признания двух миров (подлинного и неподлинного), ориентации своей жизни на обретение подлинного мира, установки на кардинальную перестройку личности. Именно в этот период на основе базовой реальности складывается собственно "эзотерическая" личность. В ее рамках происходит и переосмысление самого человека: он опознает себя как эзотерика, например, философа, "стремящегося блаженно закончить свои дни" (Платон), "благородного мужа" (Будда), "внутреннего человека" (Августин), духовное существо (Штейнер), гностическое существо (Шри Ауробиндо Гхош), мага (Кастанеда).

Таким образом, для эзотеризма характерна одновременность порождения эзотерического мира и его познания. Это же характерно, кстати, для философского и художественного мышления. Вспомним высказывания Канта в "Критике чистого разума". "Первый, кто доказал теорему о равнобедренном треугольнике, - пишет Кант, - понял, что его задача состоит в том, чтобы создать фигуру посредством того, что он сам а priori, сообразно понятиям мысленно вложил в нее и показал путем построения" (Кант И. Критика чистого разума. Соч. в 6 т. М., 1964. Т.3., с. 86). В каком-то смысле мыслящую личность Кант уподобляет самому Богу, создавшему мир. В этом смысле, когда Кант пишет, что человек "сам связывает, синтезирует, определяет опыт", что он имеет "возможность как бы а priori предписывать природе законы и даже делать ее возможной" (Цит. соч. с. 210), то он мыслит вполне последовательно.

Везде - мышление

Мы, конечно, больше привыкли к выражениям "научное и философское мышление (познание)", меньше - "художественное и проектное мышление", совсем странно звучит "эзотерическое или религиозное мышление". Но большой разницы нет. Везде мышление, с одной стороны, позволяет строить одни знания на основе других и конституировать представления о действительности, с другой - обусловлено нормативно, в плане задач и самой сферой деятельности. Различия разных форм и видов познания в том, какую роль в мышлении играет личность и другие представления, обусловленные нашим опытом, требованиями коммуникации, взаимодействием с другими людьми.

В философии, эзотерике и гуманитарных науках роль личности огромная, а в естественных науках и техническом мышлении - минимальная. Для философии большое значение играет философская традиция, требования и вызовы времени (современности), а также проблемы, которые философ взялся разрешать. Для эзотерика все эти факторы, кроме последнего, несущественны. Зато существенны реализация собственной личности и эзотерическое осмысление культурного материала.

Представитель естествознания в этом месте радостно потрет руки и заявит, что автор, сам того не желая, показал, что паранаука и эзотерика - это не наука, здесь все субъективно, все основывается на опыте жизни людей. Но я уже отмечал выше, что и гуманитарные науки вкупе с социальными и философскими основываются на жизненном опыте и субъективных позициях (ценностях). И разве параученый не строит идеальные объекты и своеобразные теории (нередко используя даже математику), которые расширяют его опыт, причем именно за счет исследовательской дискурсии? Например, в книге "Столп и утверждение истины" Павел Флоренский разворачивает дискурс, сочетающий в себе элементы научного, философского, эзотерического и религиозного мышления. Он, с одной стороны, постоянно прибегает к философии, логике, сравнительному языкознанию, с другой - к интуиции, религиозному и личному опыту, свидетельствам отцов христианской Церкви и Священному писанию (см. подробнее "Бог и законы природы", "НГ-наука", # 11 (65), 2003). Разве Павла Флоренского нельзя считать ученым?

Конечно, были времена и, добавлю, культуры (архаическая, средних веков, социалистическая), когда не допускалось разномыслие и разновидение. Все люди были включены в общую практику жизни, принимали единую реальность (верили в души и духов, языческих богов, христианского Бога, Сталина и партию), имели одинаковый опыт. Но в другие времена (античность, Возрождение, новое время) жизнь обустраивается иначе. Наряду с общими структурами и институтами, которые поддерживаются всеми, существуют несовпадающие сообщества и формы жизни. Наряду с представлениями, которые разделяются каждым, культивируются совершенно различные мировоззрения и мироощущения. За примерами не нужно ходить далеко.

Сегодня, с одной стороны, все люди Земли включены в мировые хозяйственно-экономические инфраструктуры, пользуются общими информационными сетями и международным правом, с другой стороны, именно за счет возможностей, которые при этом создаются, развиваются и набирают силы самые разные сообщества и социальные образования, исповедующие различные, часто противоположные, мировоззрения и мироощущения. Мировое сообщество и терроризм, золотой миллиард и бедные развивающиеся страны, Запад и Восток, США, Общий рынок и Китай, христианство и ислам - вот только некоторые примеры ментальных оппозиций и несовпадающих форм жизни на нашей планете. И каждая такая форма жизни задает свой познавательный взгляд, предполагает разворачивание своего научного дискурса, обосновывающего и расширяющего соответствующие опыты жизни.

Таким образом, если не считать естествознание идеалом науки, то вполне можно говорить не только о гуманитарных и социальных науках, но и о паранауке и эзотерической науке. Если естественные науки позволяют рассчитывать, прогнозировать природные процессы и управлять ими, чем пользуется инженерия, то другие типы наук (философские, гуманитарные, социальные, паранаука, эзотерическая наука) обосновывают и расширяют соответствующие опыты жизни человека - функция, как я думаю, не менее достойная и необходимая. Другое дело, что в самое последнее время все больше осознается, что различные формы современной жизни взаимозависимы. Если ученые учтут эту взаимозависимость, то будущая наука выработает и новое понимание истины. Но то будущая наука, а сегодня мы вынуждены признать, что наука действительно имеет "много гитик", не исключая паранауку и эзотерику.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Украинская церковь объявила о независимости от Московского патриархата

Украинская церковь объявила о независимости от Московского патриархата

Андрей Мельников

Собор УПЦ в Киеве осудил патриарха Кирилла

0
1290
Отречется ли Украинская церковь от Московского патриарха

Отречется ли Украинская церковь от Московского патриарха

Андрей Мельников

Ответа на этот вопрос ждут от церковного собрания в Киеве

0
2015
Сергей Леханов: «Через 10 лет контакт-центр Сбера на 100 процентов будет предиктивно понимать клиента»

Сергей Леханов: «Через 10 лет контакт-центр Сбера на 100 процентов будет предиктивно понимать клиента»

Владимир Полканов

0
1046
Против течения

Против течения

Никита Кричевский

0
1254

Другие новости