0
22479
Газета Наука Печатная версия

21.05.2024 16:36:00

Ген, запирающий дверь в алкогольную зависимость

Биологи отследили молекулярный механизм формирования пристрастия к спиртному

Игорь Лалаянц

Об авторе: Игорь Лалаянц- кандидат биологических наук.

Тэги: биология, генетика, алкоголизм


биология, генетика, алкоголизм Ученые, кажется, обнаружили белковые структуры, которые облегчают состояние абстиненции и могут избирательно подавлять тягу к алкоголю. Фото Unsplash

«И я там был, мед, пиво пил», – гласит народная присказка. При этом мало кто задумывается над тем, как это можно мед пить. На самом деле речь идет о Mead, привнесенном викингами перебродившем меде, подававшемся на пирах у конунгов и в обычных условиях. Если верить сагам, то путнику, вошедшему в дом, прежде всего предлагали этот самый мед.

В России медовуху тоже чествовали князья и цари, но постепенно ее сменили вина, а затем и разные столовые вина (читай водки). Спаивали своих приближенных, и это отражено в исторических источниках, грозные и великие цари. Лжедмитрию, например, было поставлено «на вид», что он напивался до непотребства. Чарльз Диккенс писал о повальном пьянстве английских рабочих, о винных «подвигах» мушкетеров писал Александр Дюма.

Российский император Николай II был вынужден объявить монополию на торговлю водкой. Основатель Военно-медицинской академии и Психоневрологического института в Санкт-Петербурге профессор Владимир Бехтерев в 1912 году специально выделил в своем институте отдел по изучению алкоголизма. Они вместе с Зигмундом Фрейдом и немецким неврологом Оскаром Фогтом были учениками Жана Шарко. Это именно Шарко увлек Бехтерева верой в гипноз, с помощью которого психоневролог, поставивший диагнозы вождю пролетариата и его сменщику, пытался лечить пагубную тягу. Борьбе с алкоголизмом посвящались труды Пироговских съездов, а в молодой Советской республике в 1920-е годы организовано велась борьба с алкоголизмом...

Сегодня врачи пишут о AUD, или расстройстве на базе злоупотребления алкоголем (ЗАР). Пару лет назад сотрудники Исследовательского института в калифорнийском г. Ла-Джолла вроде нашли точку в глубине мозга, в которой скрещиваются тяга к еде и алкоголю. Их статья была опубликована в журнале Molecular Psychiatry. Этой точкой оказалась центральная часть миндалины (CeA – Central Amygdala). Этот участок мозга считается «центром страха».

Миндалина представляет собой группу клеток, локализующихся в полюсе височной доли в непосредственной близости от гиппокампа, или извилины морского конька. Она лежит на основании височной доли, и ее нервные клетки очень важны для формирования памяти и обучения (они первыми поражаются при болезни Альцгеймера).

Гены в клетках СеА можно по желанию включать с помощью химического воздействия. И это принципиально важно. Дело в том, что один из этих генов кодирует синтез кортикотропинового фактора (КТФ). Действие этого белкового фактора играет критическую роль в чрезмерном потреблении алкоголя в опытах на крысах. Интересно, что нейроны СеА также способствуют локальному выделению гамма-аминомасляной кислоты (ГАМК) – главное «успокаивающее» средство для мозга. Возможно, что этим объясняются чувства успокоения и забвения тревог, которые связаны с употреблением алкоголя.

И вот спустя два года в той же Ла-Джолле уточнили, что антагонист одного из белковых опиоидных рецепторов LY24 избирательно подавляет потребление алкоголя у пристрастившихся к нему самцов и самок крыс. Результаты исследования приводит издание Scientific Reports. Известно, что рецептор, связывая пептид (цепочку аминокислот) динорфин, определяет состояние похмелья, которое снимается новой дозой вина или водки. Ученые полагают, что LY24 может положительно показать себя у людей в состоянии абстиненции и помогать им воздерживаться от злоупотребления алкоголем.

К сожалению, не всегда успешные в опытах на животных модели вещества оказываются эффективными и в отношении человека. Это выявляется в ходе дорогостоящих и длительных испытаний, по ходу которых и после приходится выполнять много бюрократических требований, связанных с нормами биоэтики.

Делу призвана помочь работа, выполненная в стенах Института биохимии в немецком г. Планеге, специалистам которого помогали коллеги из Мюнхенского университета. Авторы создали 3D-атлас отдельных нейронов, показав в них присутствие и распределение одновременно 30 протеинов, объединенных друг с другом во внутриклеточные сети. О сложности работы можно судить по тому, что ученые определили протеиновый состав почти 900 разных синапсов, представляющих собой точки соединения нейронов. Об этом пишет авторитетный медицинский журнал Cell.

Технология искусственного интеллекта позволила оценить гигантский массив данных, анализируя одновременно 1600 различных параметров-features, или признаков. Неожиданным стало открытие нового типа химических синапсов, составляющих около 1% от общего числа. Углубление работы до молекулярного уровня поможет оценить ранее скрытые детали нейрологических структур и их физиологии. Новый метод, как надеются исследователи, поможет понять молекулярные механизмы развития нейродегенеративных состояний и методы их предупреждения.


Читайте также


Антитела против Альцгеймера и Паркинсона

Антитела против Альцгеймера и Паркинсона

Игорь Лалаянц

Ученые не оставляют попыток найти возбудителей нейродегенеративных заболеваний

0
17573
Найдено объяснение повышенной проникающей способности ретровирусов

Найдено объяснение повышенной проникающей способности ретровирусов

Игорь Лалаянц

Как поры ядра клетки становятся «проходным двором»

0
17290
Ученые провели эксперимент для изучения деталей нейрональных механизмов обработки и хранения данных

Ученые провели эксперимент для изучения деталей нейрональных механизмов обработки и хранения данных

0
6842
Манипуляции с ДНК становятся почти клинической практикой

Манипуляции с ДНК становятся почти клинической практикой

Игорь Лалаянц

Гены, которые нас выбирают

0
19770

Другие новости