0
2141
Газета Стиль жизни Печатная версия

23.09.1999 00:00:00

Опальные переписи

Тэги: перепись, статистика, 37 год


НА РУБЕЖЕ 90-х гг. российская общественность была буквально ошеломлена: в подвалах московского архива были обнаружены материалы переписи населения 1937 г. Те, кто не был современником ее проведения, даже не подозревали о ее существовании. В ученых кругах перепись называли "опальной", да и то шепотом, она не значилась ни в учебных пособиях по статистике, ни в узкоспециальных научных работах. Ходили слухи в период "оттепели", что материалы переписи были сразу уничтожены. Действительно, судьба этой переписи и ее организаторов оказалась трагичной: материалы ее были официально объявлены "дефектными" и строго запрещены, а организаторы репрессированы как "враги народа". Многие из них были расстреляны, в их числе классик российской статистической школы О.А. Квиткин, в прошлом занимавшийся земской статистикой.

В самом начале 90-х гг., когда гриф "Совершенно секретно" сняли, эти материалы были опубликованы сотрудниками Российской академии наук (Всесоюзная перепись населения 1937 г. - М.: изд-во ИРИ РАН, 1991). Однако далеко не все материалы этой уникальной переписи сохранились, многие из них погибли в подвалах или действительно были уничтожены, в частности утрачены итоги переписи по отдельным районам страны. О.А. Квиткин предполагал издать материалы этой переписи в 110 томах, а сегодня то, что дошло до нас, уместилось в одном небольшом по объему томе. Теперь эти материалы тщательно изучены в книге Ю.А. Полякова, В.Б. Жиромской и И.Н. Киселева "Полвека под грифом "секретно" (М.: Наука, 1996). Тайны переписи, погубившие ее, стали известны. И самая главная из них - людские потери...

По самым скромным прогнозам статистиков при нормальных условиях воспроизводства населения перепись должна была насчитать не менее 170 млн. человек. Официальная печать трубила тогда о небывалом росте населения при социализме. Исходя из этих радужных прогнозов, Сталин еще в 1934 г. на XVII съезде партии назвал цифру в 168 млн. человек.

Перепись была проведена с большой тщательностью, но на январь 1937 г. в стране насчитали всего 162 млн. жителей. Сказались и последствия голодомора 1932-1933 гг., и массовых переселений раскулаченных, и шквал репрессий, и сверхсмертность в местах заключения, и повышенная детская смертность в связи с эпидемиями инфекционных заболеваний в 30-е гг. Обо всем этом правительство было "осведомлено" и "побеспокоилось" о наращивании численности населения, издав в канун переписи указ о запрещении абортов. Как следствие, с одной стороны, увеличилась рождаемость, а с другой - повысилась женская смертность от "подпольных" абортов. Предать гласности потери населения правительство не решилось. Перепись была репрессирована, а исправить ее результаты решили, переписав в 1939 г. население вновь. Долгое время считалось, что итоги переписи 1939 г. были опубликованы в печати (две страницы в "Правде" в 1939 г. и в относительных цифрах в переписи 1959 г.). Однако в начале 90-х годов те же сотрудники РАН обнаружили в архиве за семью печатями обширные неопубликованные материалы и этой переписи, которые на самом деле полностью подтвердили результаты переписи 1937 г., а потому также были погребены в подвалах. На томах переписи стоит гриф "Совершенно секретно", а на листах с таблицами внутри томов размашистые твердые надписи - предписания красным и синим карандашами: "Снять!", "Не публиковать!". Все эти материалы только теперь увидели свет. Ю.А. Полякову и В.Б. Жиромской удалось опубликовать первую часть итогов переписи 1939 г. (Всесоюзная перепись населения 1939 г.: Основные итоги. - М.: Наука, 1992). В канун третьего тысячелетия вышла в свет отдельным изданием вторая часть, посвященная РСФСР (собственно России): "Всесоюзная перепись населения 1939 г.: Основные итоги. Россия" (СПб.: БЛИЦ, 1999). Опубликованные данные поражают. Это одна из самых подробных после 1926 г. советских переписей населения.

Правительство тогда, в 1939 г., поступило более мудро, чем в 1937 г. Едва ли было возможно объявлять подряд две переписи дефектными, поэтому, огласив самые общие сведения о населении, правительство издало секретное распоряжение, запрещавшее использовать результаты переписи даже в служебных целях.

Опубликованная в "Правде" численность населения в 170,5 млн., якобы зафиксированная переписью в январе 1939 г., была принята на веру официальной статистикой, попала даже в международные справочники, но вызвала глубокие сомнения в научных кругах. А когда стала известна численность населения по переписи 1937 г. - 162 млн., то эти сомнения откровенно зазвучали и в научной, и в публицистической печати. Поляков, Жиромская и Киселев, авторы монографии, посвященной переписи 1937 г., не могли обойти этого вопроса, поскольку их задачей было выяснение действительной численности населения СССР и России в 1937 г. и 1939 г. Исследование переписки органов статистики с правительством показало, что "наверху" были недовольны итогом по численности населения, в связи с чем был издан специальный указ СНК СССР: обыскать все чердаки и подвалы, все котлы для варки асфальта и прочие места, где могли укрываться бездомные, беспаспортные, нигде не прописанные люди. Были снаряжены экспедиции в районы Крайнего Севера и в пески Каракума на поиски мест обитания человека. Розыски результатов практически не дали. Остался один выход - приписка, которая составила 1,8%. С точки зрения международной практики перепись с полным правом может считаться доброкачественной, поскольку за рубежом допускается неточность в учете населения до 5%. Однако в данном случае была возможность выявить подлинный итог переписи. Исследователи установили, что перепись в действительности зафиксировала 167,3 млн. человек на территории СССР.

Сложнее дело обстояло с выяснением численности населения РСФСР (России) в 1937 г. и 1939 г., ее регионов, городов и сел. В.Б. Жиромская обнаружила, изучая сложный механизм приписок по архивам переписи 1939 г., что в данном случае приписка оказалась трехслойной. Первый слой состоял из собственно приписки к общему итогу по численности населения Союза, разложенной по всем населенным пунктам, областям, союзным и автономным республикам. Такая раскладка производилась неравномерно и больший ее процент приходился на те районы, которые сильнее пострадали от голода. Второй слой приписки - это перераспределение заключенных. Делалось это в целях иных, чем в первом случае. Если там скрывали потери населения в голодных районах, то здесь - места сосредоточения заключенных. Предписано было переписные листы на них "мелкими пачками" пересылать из мест заключения и равномерно распределять их между другими районами страны. Автору удалось выявить адреса перераспределения и количество листов в каждом случае. Третий слой приписки касался военнослужащих, чтобы скрыть места их дислокации.

В итоге всех этих изысканий удалось рассчитать подлинную численность населения как России в целом, так и ее областей и автономий, городского и сельского населения, освободив цифры от фальсификации.

Данные переписей позволяют составить представление и о количестве заключенных в те годы. В 1937 г. их насчитывалось приблизительно 2,2 млн. человек, а в 1939 г. - уже 2,9 млн. человек. В монографии эти данные сопоставлены с материалами архива ГУЛАГа, опубликованными В.Н. Земсковым. Из этих данных следует, что в 1939 г. в лагерях содержались 30,9% заключенных, 14% - в колониях, 21% - в тюрьмах и 34,4% - в трудпоселениях. В 1939 г. в лагерях содержались 44,6% заключенных и трудпоселенцев, в колониях - 12%, в тюрьмах - 11,8% и 31,6% - в трудпоселениях.

В переписях, кроме численности населения, были зафиксированы и другие "крамольные" данные. Например, сведения об уровне образования опровергали миф о всеобщей грамотности. Безусловно, в стране немало сделали для преодоления неграмотности населения, но об окончательной победе трубить было явно преждевременно. Например, 30% женщин не умели читать по слогам и подписывать свою фамилию (таков был по переписи критерий грамотности).

Опровергался и другой миф - о сплошном атеизме населения. На самом деле почти две трети взрослого населения в центральной России заявили о своей приверженности религии. На окраинах верующих было еще больше.

Перепись показала гигантское разбухание административного аппарата. За 10 лет он вырос в 6 раз, причем, лишь 30% его работников имели специальное образование, остальные получили либо начальное образование, либо не имели его вовсе.

Таковы неисчерпаемые возможности опубликованной авторами статистики 30-х гг. для изучения истории населения России. Чтобы язык цифр стал ярким и убедительным, авторам пришлось провести огромную составительскую, изыскательскую работу, квалифицированную археографическую обработку материалов.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Лукашенко набрал миротворческий вес

Лукашенко набрал миротворческий вес

Антон Ходасевич

Операция ОДКБ усилила в СНГ позиции руководителя Белоруссии

0
770
Партии и правительство остались без рейтингов

Партии и правительство остались без рейтингов

Иван Родин

Социологи в нынешнем году долго отдыхают от политических опросов

0
687
Казахстану грозит африканский путь развития

Казахстану грозит африканский путь развития

Виктория Панфилова

Порядок в республике пока еще хрупок

0
1007
Адвокаты опасаются цифровизации следствия

Адвокаты опасаются цифровизации следствия

Екатерина Трифонова

Очные ставки в онлайн-режиме могут превратиться в спектакли

0
699

Другие новости

Загрузка...