0
2245
Газета Стиль жизни Печатная версия

28.06.2020 16:41:00

Новые отверженные: французский контекст

Какое будущее у молодежи из предместий Парижа

Наталия Лапина

Об авторе: Наталия Юрьевна Лапина – доктор политических наук, главный научный сотрудник ИНИОН РАН.

Тэги: франция, кино, отверженные, ладж ли, париж, социальные гетто


франция, кино, отверженные, ладж ли, париж, социальные гетто Удел этих молодых людей – неустроенность и отсутствие социальных перспектив. Фото Depositphotos/PhotoXPress.ru

Во Франции главным фильмом минувшего кинематографического сезона года стали «Отверженные». Для начинающего режиссера Ладжа Ли получение премии жюри Каннского фестиваля (2019), а позже премии «Сезар» стало полной неожиданностью.

«Отверженные» – это честный рассказ о жизни маленького городка, расположенного в предместье Парижа. Когда-то вблизи Монфермея на лесной дороге встретились герои романа «Отверженные» – бывший каторжник Жан Вальжан и Козетта. Сегодня в центре Монфермея находится школа, носящая имя Виктора Гюго, а в самом городе живут «новые отверженные». Это французы, деды и отцы которых в 1960-е годы приехали во Францию из Черной и Северной Африки. Удел этих людей – бедность, неустроенность, отсутствие социальных перспектив.

В прошлом мужчины работали на производстве, но в 1980–1990-е годы многие предприятия закрылись. Сегодня значительная часть населения «сложных» кварталов, которые во французском языке политкорректно называют «кварталами, требующими особого внимания» (quartiers sensibles), не имеет работы и живет на социальные пособия. Доход более половины семей ниже официального уровня бедности. Социальные гетто есть не только в депрессивных регионах, пострадавших от кризиса и глобализации. Есть они и в процветающих городах, таких как Тулуза и Гренобль.

В неблагополучных городах и кварталах возникает особый «закрытый мир», орудуют преступные банды, процветают проституция и наркоторговля. Политики и журналисты – нечастые гости. В тех местах, где официальная власть слаба, образуются социальные сети, действуют кланы со своей иерархией и лидерами. В Монфермее и других городах еще полтора-два десятилетия тому назад бал правила наркомафия. Она и сегодня сильна, ведь в наркобизнесе во Франции, по оценкам специалистов, занято около 200 тыс. человек.

Однако в последние годы ситуация изменилась, в городке появились «Братья-мусульмане» (организация запрещена в РФ). Они оказывают материальную помощь наиболее нуждающимся семьям, воспитывают молодежь. «Надо уважать соседей, не надо им грубить», – увещевают они подростков, не забывая напомнить, что ждут их к пятничной молитве, после которой будет чай с конфетами. Можно предположить, что речь идет не только о чаепитии. Хорошо известно, что в армии «Исламского государства» (запрещено в РФ) немало подростков.

«Мой фильм, – говорит режиссер, – рассказывает о детях». Именно они – главные герои разворачивающейся драмы. Подростки решительны и агрессивны, в любую минуту готовы ввязаться в драку.

«В прошлом, когда я рос, – вспоминает Ладж Ли, родившийся и до сих пор живущий в Монфермее, – дети проводили лето в летних лагерях, в городе работали ассоциации, развивались культура и спорт». Сегодня социальный бюджет сократился, занятия в спортивных клубах стоят дорого и для большинства недоступны. Часть социальной инфраструктуры в Монфермее, как и в других неблагополучных городах и кварталах, не была восстановлена после погромов 2005 года. Кто был тогда заинтересован в разрушении библиотек, спортивных залов, кинотеатров, можно только догадываться. Нельзя исключить, что за спиной вандалов стояли мафиозные кланы.

В основе сюжета фильма – конфликт между полицией и местным сообществом. Причем самой агрессивной и непримиримой частью этого сообщества являются подростки, с оружием в руках противостоящие силам порядка. Создатели ленты не занимают чью-либо сторону. Они честны со своими героями и показывают, что все они по-своему несчастны: и мальчишки, вынужденные проводить летние каникулы в пыльном городе, и полицейские, которые поддерживают порядок в накаленной до предела атмосфере. Именно беспристрастностью «Отверженные» отличаются от культового фильма «Ненависть» Матьë Кассовица (1995), в котором создатели явно были на стороне молодежи из предместий.

12-12-1350.jpg
Популярный рэпер Кэрри Джэймс – участник
акций против полицейского насилия.  Фото
со страницы Кэрри Джеймса в Instagram
Жители Монфермея живут в замкнутом пространстве, они изолированы, не доверяют друг другу. Опросы, проведенные Центром изучения французской политической жизни (CEVIPOF), свидетельствуют о том, что недоверие к другому превратилось в норму современной жизни: в начале этого года лишь 33% французов считали, что можно доверять другим людям. По уровню недоверия Франция – один из лидеров в Западной Европе.

Социолог Жером Фурке сравнивает Францию с архипелагом, острова и островки которого утратили связь друг с другом. В последние годы, особенно после терактов 2014–2015 годов, нарастал раскол между мусульманской общиной и остальной частью французского общества. Мусульманское население стало все больше замыкаться на себе. Снизилось число смешанных браков, возрос контроль над жизнью мусульманских женщин в семье, все реже семьи соглашаются на брак девушки-мусульманки с «галлом». Хорошо известный факт: многие девушки из мусульманских семей хорошо учатся и стремятся получить высшее образование, чтобы со временем вырваться из-под гнета семьи. Кстати, в фильме именно молодые француженки магрибинского происхождения олицетворяют собой позитивный образ Монфермея. Они подтянуты, ведут нормальный образ жизни, занимаются спортом.

Другая особенность общественных настроений в современной Франции – невысокий уровень доверия к власти и, в частности, силам правопорядка. С декабря 2018-го по февраль 2020-го уровень доверия к полиции в стране снизился с 72 до 66%. Это происходило на фоне жесткого подавления выступлений «желтых жилетов». У жителей Монфермея эти настроения выражены еще сильнее.

Вопрос об отношениях общества с полицией – острая тема для современной Франции. Этим летом ситуация обострилась. В июне, еще до окончания карантина, тысячи французов вышли на улицы, чтобы почтить память афроамериканца Джорджа Флойда, погибшего от рук полицейского. Событие, произошедшее в США, напомнило французам о смерти темнокожего Адама Траоре, погибшего в полицейском участке после задержания в 2016 году в Бомон-сюр-Уаз. Акции проходили под лозунгами «Нет полицейскому произволу» и «Нет расизму».

Во французских политических кругах уже не одно десятилетие ведутся споры о том, как решить проблему «сложных» кварталов и городов. Рецепты предлагают разные. Левые политические силы выступают за увеличение финансирования неблагополучных территорий. Крайне правые и часть правоцентристов – за укрепление сил правопорядка, чтобы вести борьбу со «сволочью». Впервые оскорбительное слово «racaille» было произнесено Николя Саркози в 2005 году, в бытность его министром внутренних дел.

Местные власти и урбанисты настаивают на том, что лишь развитие транспортной инфраструктуры выведет неблагополучные территории из изоляции. Кстати, в минувшем декабре в Монфермее открылась новая трамвайная линия, которая соединила город с метро. Жители ждали этого события 20 лет.

В свою очередь, люди, выросшие в неблагополучных кварталах, но преуспевшие в жизни, такие как режиссер Ладж Ли, рэпер Кэрри Джеймс, актер Саид Тагмауи, убеждены, что только культурное развитие может спасти мальчиков и девочек из «сложных» кварталов. «Человек по рождению не приговорен к неудаче. Культура делает его свободным», – убежден Джеймс. Певец создал ассоциацию, которая оказывает помощь в обучении детям из неблагополучных семей. Ежегодно организация проводит конкурс, победители которого получают стипендию, позволяющую им продолжить учебу в университете. Есть и другие проекты, которые позволяют талантливым детям из неблагополучных семей получить высшее образование.

И еще один нерешенный вопрос: как сблизить две Франции – Францию социальных гетто и благополучную Францию, успешно врастающую в новый глобальный мир? То, что не удается сделать политикам и общественным деятелям, пытаются осуществить люди искусства. Рассказывая о том, что на самом деле происходит в «кварталах», они снимают табу со многих сюжетов, которые до недавних пор были закрытыми в политкорректной Франции. Подтверждая тем самым, что тот, кто обладает культурой, поистине свободен. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Их мысли заполнят твое тело

Их мысли заполнят твое тело

Елена Семенова

К 980-летию с того дня, когда леди Годива обнаженной проскакала по городу на коне

0
2297
Он шагает по Парижу

Он шагает по Парижу

Наталья Рубанова

Это сладкое, сладкое слово «травелог»

0
378
Париж сверкает спелыми ночами…

Париж сверкает спелыми ночами…

Артем Пудов

Фланеры и служительницы любви, философы и гедонисты

0
401
Что стоит за рокировками в правительстве Франции

Что стоит за рокировками в правительстве Франции

Арно Дюбьен

Эмманюэль Макрон нацеливается на президентские выборы 2022 года

0
1894

Другие новости

Загрузка...