0
7405
Газета Стиль жизни Печатная версия

05.07.2023 16:44:00

Я ему цитату, он мне – ссылку

В партийной борьбе Карл Радек поставил не на ту лошадь

Геннадий Гутман

Об авторе: Геннадий Рафаилович Гутман (псевдоним Г. Евграфов) – литератор, один из редакторов альманаха «Весть».

Тэги: ссср, политические анекдоты, карл радек, сталин, троцкий


23-16-1480.jpg
Циник, шутник и острослов Карл Радек. 
Фото 1930-х годов
В 1970–80-х годах анекдоты сочиняло и распространяло «Армянское радио». Кто сейчас – не знаю и потому сказать не могу. А вот кто и сочинял, и распространял в расстрельные 30-е, скажу.

Бывший член ЦК ВКП(б), бывший ректор Университета трудящихся Китая имени Сунь Ятсена, сторонник Троцкого, журналист и дипломат Карл Радек в партийной и непартийной среде был известен не только как человек, сыгравший значительную роль в международном социал-демократическом движении, но и как сочинитель политических анекдотов, острых и злободневных, откликавшихся на события, происходившие в стране и задевающие не только соратников Сталина, но и самого вождя.

Анекдоты Радека сразу уходили в народ. Народ втихомолку смеялся. Смеяться, как и думать вслух, уже было чревато. Что подметил Николай Эрдман в пьесе «Самоубийца», в которой один из героев, Аристарх Доминикович, говорит другому герою, Семен Семенычу: «В настоящее время, гражданин Подсекальников, то, что может подумать живой, может высказать только мертвый».

Кто кого откуда вывел

Молва приписывала старому большевику, за которым в партии прочно закрепилась репутация циника, шутника и острослова, авторство почти всех анекдотов, разгуливавших по столице. Об этом свидетельствует бывший в 1923–1927 годах секретарь генсека Борис Бажанов, в 1928-м сумевший бежать на Запад, а в 1930-м – издать книгу «Воспоминания бывшего секретаря Сталина» (в России книга вышла в 1992 году), сразу же ставшую мировым бестселлером. Беглец писал: «Порядочную часть советских и антисоветских анекдотов сочинял Радек. Я имел привилегию слышать их от него лично, так сказать, из первых рук. Анекдоты Радека живо отзывались на политическую злобу дня… когда Сталин удалил Троцкого и Зиновьева из Политбюро, Радек при встрече спросил меня: «Товарищ Бажанов, какая разница между Сталиным и Моисеем? Не знаете. Большая: Моисей вывел евреев из Египта, а Сталин из Политбюро».

Кем быть лучше – хвостом у Льва или задницей у Сталина?

Но беды Радека, которого в Политбюро считали «немцем», начались не с анекдотов: в 1922 году он провалил задание Ленина, который отправил его в Германию, чтобы помочь немецкой революции. Радек помочь не сумел, как и не смог организовать вооруженное восстание и в 1923-м. По возвращении его обвинили во всех неудачах очередной несостоявшейся германской революции, вывели из исполкома Коминтерна и из ЦК РКП(б). Радек проиграл, и этим – пока – все и ограничилось. Если бы он понял, что после смерти вождя надо было поставить на Сталина, а не на Троцкого, он бы смог удержаться в партийной верхушке, но… он поставил не на ту лошадь – поддержал «комиссара в кожаной куртке». И, не предвидя последствий, опубликовал 14 марта 1923 года в «Правде» хвалебную статью «Лев Троцкий – организатор победы», в которой превозносил «первого организатора первой армии пролетариата» – только такой человек, убеждал сомневавшихся коммунистов Радек, «мог сделаться знаменосцем вооруженного трудового народа».

Верный соратник генсека лихой Ворошилов обвинил его в том, что он плетется в хвосте у Льва Троцкого. Остроумец огрызнулся:

Ах, Клим, пустая голова,

Навозом доверху завалена!

Не лучше ль быть хвостом

у Льва,

Чем задницей у Сталина?

Как делать революцию по-русски

Эпиграмма сошла ему с рук: в те годы оппозиционеров за такие кунштюки еще не сажали и даже разрешали оставаться на ответственных постах. «Хвост Льва» с 1925 по 1927 год возглавлял Коммунистический университет трудящихся Востока имени Сунь Ятсена, о котором с присущим ему цинизмом отозвался следующим образом: КУТВ – это учебное заведение, в котором польские и немецкие евреи по-английски читают лекции китайцам о том, как делать революцию по-русски. Ну а «задница Сталина» продолжала движение вверх по иерархической лестнице.

Я ему цитату, а он мне – ссылку

Сталин уничтожил оппозицию довольно быстро, оппозиционеров рассматривал не только как «врагов» партии, они были и его личными врагами, а с врагами верный ученик Ленина расправлялся одним способом – он их уничтожал. В октябре 1927 года его усилиями вождей оппозиции Троцкого и Зиновьева вывели из Политбюро, Каменева – из ЦК ВКП(б) и исключили из партии. Через год он вышлет своего главного врага Троцкого в ссылку в Алма-Ату, в 1929-м – за границу, а в 1940-м достанет в Мексике: ледоруб Меркадера поставил точку во всех идейных и личных расхождениях. За несколько лет до гибели ленинского соратника, идеолога перманентной революции, оппозиционеров – теперь уже бывших – Зиновьева и Каменева переведут на незначительные должности. Расстреляют в августе 1936-го. Не забудет вождь и о Радеке – но по отношению к нему ограничится исключением из партии и ссылкой. Когда опальный троцкист отправился в заснеженную Сибирь, он сказал: «Со Сталиным трудно спорить: я ему цитату, а он мне – ссылку».

Ферзь и пешка

В ссылке Радек поумнел: когда вернулся, саморазоблачился, раскаялся во всех прошлых грехах и объявил городу и миру «об идейном и организационном разрыве с троцкизмом» и, как в 20-х он пел Троцкого, так в 30-х начнет петь Сталина. Вождь кульбит заметил, оценил, вернул в партийную номенклатуру и даже привлек вместе с Бухариным к работе над проектом его – сталинской – Конституции. Но, как заметил Анатолий Рыбаков, автор романов об этом жестоком и безжалостном времени («Дети Арбата», «Тридцать пятый и другие годы», «Страх»), ни тому, ни другому Сталин не верил и не доверял, «хотя использовал их в 1934–1936 годах на полную катушку». Радек, как мог, стал соответствовать – старательно, горячо и усердно доказывал верность коммунистическим идеалам – читай: «классику марксизма», – «вождю мирового пролетариата» и «величайшему гению всех времен и народов» и т.д. Но Сталин разыграл с ним очередную политическую партию, в которой ему – во всяком случае в СССР – не было равных. С восточным прищуром наблюдая, как утративший охоту сочинять анекдоты примет все правила его игры. Решив, что дальнейшее использование пешки более нецелесообразно, ферзь в одно мгновение смахнул его с политической доски. Крушение Радека произошло осенью 1936-го – его во второй раз исключили из партии, во второй раз арестовали, но не сослали, как в 1927-м, а привлекли к открытому процессу по делу «Параллельного антисоветского троцкистского центра» (Второй московский процесс), где он, по задумке «гения всех времен и народов», должен был стать одной из главных фигур, разоблачителем «заговорщицкой деятельности» – своей и других подсудимых. И он таковой сломанной и сломавшейся фигурой стал, и роль, придуманную и расписанную «кремлевским горцем» (Сталин обещал ему сохранить жизнь), сыграл. С присущим ему артистическим блеском. «Режиссер» остался доволен, из 17 человек, сидевших на скамье подсудимых в Колонном зале Дома союзов, 13 были приговорены к расстрелу, двоих расстреляют позже (приговор был вынесен заочно), но только Радеку и Сокольникову удастся избежать казни. Но не гибели. Радека этапировали в Верхнеуральский изолятор – известную с царских времен тюрьму, в советское время служившую политическим изолятором ОГПУ-НКВД, где и поставили мат.

За что?

После ареста Радека по Москве кто-то пустил такой анекдот: в камере на Лубянке сидят трое. По традиции все спрашивают друг друга: «За что?» Один отвечает: «Я за то, что ругал видного партийного деятеля Радека». Другой: «Я за то, что поддерживал проклятого врага народа – троцкиста Радека». Третий: «А я, извините, сам Карл Радек...»

Шутить не любит Джугашвили…

Еще в 1929-м, за десять лет до гибели Троцкого, его сподвижники в своем кругу распевали такую песню: «Мы оппозицию разбили:/ Кого в Сибирь, кого в тюрьму./ Шутить не любит Джугашвили./ Хвала ему, хвала ему!» А затем, после слов об отправке Троцкого за границу, шли слова о Радеке: что если «Радек вновь покажет,/ Разинув пасть, враждебный клык,/ То некто в бурке грозно скажет: «Руби в шашлык, руби в шашлык!»… Троцкисты хорошо знали, с кем имеют дело... Радек тоже знал, но когда речь идет о жизни и смерти, то хочется верить в жизнь. Сталин обещание сдержал. Старого большевика не расстреляли – забили насмерть в тюрьме 19 мая 1939 года. По указанию наркома внутренних дел СССР Берии и его заместителя Кобулова, получивших прямой приказ вождя, в политизоляторе спровоцировали драку. Сразу убить «политического» не удалось. Тогда устроили вторую драку. Радек пытался сопротивляться, но его бросили на цементный пол, при падении он расшиб голову, на шее образовались кровоподтеки, горлом пошла кровь…

Напророчил

Однажды Радек сочинил: «Сталин посмотрел «Отелло», размял усы, закурил трубку и тихо, вполголоса произнес: «А этот Яго неплохой организатор». 


Читайте также


А жил я в доме возле Бронной

А жил я в доме возле Бронной

Александр Балтин

К 25-летию со дня смерти Евгения Блажеевского

0
1665
Пламенное вдохновение без пощады к себе

Пламенное вдохновение без пощады к себе

Валерий Вяткин

К юбилею поэтессы Юлии Друниной

0
2655
Они спасли в боях грядущий мир

Они спасли в боях грядущий мир

Ольга Шатохина

Потомки победителей собрались в Екатерининском парке

0
628
В смирненькие уже не гожусь

В смирненькие уже не гожусь

Вячеслав Огрызко

Исполняется 100 лет со дня рождения Виктора Астафьева

0
6437

Другие новости