0
6633
Газета Стиль жизни Интернет-версия

02.05.2024 15:54:00

Мир без фильтров и звезд мишлен

Узбекистан как место для психологической разгрузки и психотерапии

Олег Мареев

Об авторе: Олег Михайлович Мареев – галерист, антиквар.

Тэги: узбекистан, культура, еда, историческая кухня, люди, психотерапия


узбекистан, культура, еда, историческая кухня, люди, психотерапия Узбекистан «листаешь», словно знакомую книжку, которую взял с полки в родительском доме. Фото автора

Слетал в Узбекистан. Как выяснилось, никто из моих знакомых здесь не был и все знания об этой стране носят поверхностный характер в сувенирной парадигме: тюбетейка–плов–барханы. И вот что я вам скажу: эта страна не может оставить равнодушным.

Еда. Извините, что начинаю с нее. Для меня это один из важнейших способов проникновения в культуру. Познай страну через ее кастрюли! Атавизм нашего колониального взгляда на кулинарию: местные едят непонятно что и готовят непонятно как. Ничего подобного! Очень чисто, ингредиенты свежайшие. Никто не предлагает подозрительных креветок, преодолевших полпланеты в тайском контрабандном контейнере. Все, что на столе, выращено неподалеку.

IMG_4052.JPG
 Фото Олега Мареева
Историческая кухня, сохранившаяся в своей аналоговой средневековости, – она просто до мурашек рядом. Идем по переулку, маленький магазинчик и рядом с ним – тандыр, вкопанный в землю. И в нем повар прямо сейчас делает самсу (везде ее пишут через О, придавая слову протяжное и уютное звучание: сооомса). Хрустящее слоеное тесто и обжигающее нёбо пахучее рубленое мясо со специями и зеленью. Фантастика! А гид, седой дядька под шестьдесят, походя сообщает: «Я еще пацаном здесь бегал, из этого тандыра ел». Никто не знает, сколько этой печи лет. Больше двухсот точно. Никто не знает, вы представляете? Мы что-то обсуждаем про восстановление мамонта по сохранившейся в мерзлоте ДНК. А тут не нужно ничего восстанавливать. Здесь просто едят по рецептам, найденным далекими предками, из печей, которые уже сами стали частью легенд.

В этой кухне правда какая-то магия. Ингредиенты подогнаны друг к другу так плотно, что купюру между ними не просунешь. Здесь чай с лимоном – идеальный напиток, о котором мы просто не догадываемся. И лимоны у них здесь совершенно другие – красноватые, сладковатые. Когда летел, думал, что буду есть плов 24/7, но это еще одно шаблонное заблуждение. Его едят, как правило, только в обед. За все время ел всего три раза. Самаркандский, бухарский и ташкентский. Все разные и безумно вкусные.

Но не на одном только плове основана кухня. Салаты, хрустящие лепешки разных видов, баклажаны. Что-то маринованное, что-то запеченное. Узбекистан – страна, где нет кетчупа на столах. В обычных местах подают такие блюда, что вкусовые рецепторы начинают скандировать: «Оскара! Оскара! Дайте шефу Оскара!!!» А повар, какой-нибудь собирательный Мансур, шашлычник в пятом поколении, даже не задумывается о том, что гость из Москвы за его невзрачным столом только что испытал кулинарный экстаз. Он просто жарит мясо так, как его учили отец и дед.

IMG_4623.JPG
Фото Олега Мареева
Нужно лететь в Узбекистан именно за этой кухней без понтов. Но снобам поездка сюда противопоказана. Поэтому люди, родившиеся с серебряной ложечкой где угодно, могут смело маршировать в сторону Монте-Карло, чтобы получить там фрикасе под земляничном соусом.

Была у меня зарисовка из Шанхая с иностранцами, замершими от ужаса над мисками с пельмешками, – здесь тоже таким делать нечего. Посетив центр плова и увидев, как в огромном казане, отлитом десятки лет назад и за это время успевшем накормить население средней европейской страны, в литрах масла томится плов, от способа приготовления и вида блюда они, несомненно, упадут в обморок. Но если все же рискнут попробовать ложку (плов едят только ложками) – никаких сомнений: это будет одним из самых ярких кулинарных впечатлений в их скучной диетической жизни.

Люди. За всю поездку я ни разу не испытал негативных эмоций. Вообще. Все подчеркнуто вежливы. Совершенно нет турецкого панибратства, когда начинают тыкать и обнимать: брат, брат! Здесь ценят твой комфорт. Если ты хочешь поговорить – с радостью поддержат беседу. Если ты ушел в себя – никто не включит над ухом музыку. Очень многое напоминает о временах СССР. Несколько раз слышал именно такую уважительную интонацию: «Это еще при Союзе сделали!» Никакого тебе пренебрежительного «совок». В ДНК нации впаяны воспоминания о том, как в 1966 году после землетрясения тысячи добровольцев со всего Союза приехали, чтобы заново отстроить город. Месяцами делали искусственное дыхание целой республике, которую постигла трагедия. Такое не забывается. Подобного ощущения я не испытывал нигде больше.

IMG_9411_b.jpg
Фото Олега Мареева
Помните, мы всегда с завистью смотрели на Запад: как у них чисто и какие все вежливые! Здесь – именно так. Только все родное, знакомое с детства. Ты словно листаешь знакомую книжку, которую взял с полки в родительском доме. Книжка с картинками про чайхану и лукавого Ходжу Насреддина, и, как оказалось, все, о чем ты читал когда-то, – вот оно, рядом. Возьми обжигающую самсу из тандыра, которому сотни лет, и зажмурься от восторга. Это мир без фильтров и звезд мишлен. Тут не важно, как ты одет. Незнакомые люди прижимают открытую ладонь к сердцу и желают приятного аппетита. Это какое-то забытое чувство, когда босоногая девочка, усыпанная апрельскими веснушками, протягивает тебе на улице зеленый орешек: «Здравствуйте. Это вам. На удачу». Печатаю эти строки, вспоминаю эти встречи и чувствую, что глаза вновь на мокром месте. Узбекистан – это место для психологической разгрузки и терапии не только едой, но и людьми, вот такими встречами и вот такими лицами. Мы привыкли жить на форсаже: быстрее, выше, сильнее! А здесь гид подводит к гигантскому дереву в пять обхватов и буднично произносит: «Этой чинаре 850 лет». Москва еще была деревушкой в пять дворов, а этот черенок уже тянулся к белому солнцу пустыни. И прямо под этим деревом стоит топчан и можно весь день пить ароматный чай и ловить взглядом солнечных зайчиков, играющих в могучей кроне вечного дерева. Вот за этим нужно ехать в Узбекистан.

IMG_9840.JPG
Фото Олега Мареева
Что посмотреть? Посетил три города: Самарканд, Бухару, Ташкент. Каждый город хорош по-своему. В Самарканде архитектурные шедевры, но вся городская среда родом из Союза. Бухара – басмаческий рай. Большой старый город и множество глиняных домиков-улочек, в которых приятно бродить. Ташкент – самый зеленый город из всех, что я видел. Все традиционное – красивое и благородное. Ковры, ткани, керамика. Природа – просто фантастика. Причем здесь природа – не какое-то искусственное образование. Здесь природа, как бы это пафосно ни прозвучало, – часть жизни. Горы вокруг, пустыня за околицей. Кони, ослы, коровы. 40% ВВП создается сельским хозяйством, и, поверьте, очень многие ходы не претерпели никаких изменений со времен Средневековья. Да и вообще здесь многое – именно такое. Застывшее вне времени. Делаешь снимок, а на нем нет никаких следов цивилизации. Вообще.

Очень безопасно. Вся страна – родственники. Все друг друга знают. Любой человек с детства с трех сторон слышит о том, что нельзя поступать плохо. Семья, общество и религия. И вот это ощущение, что никто не желает тебе зла и не хочет обмануть – чувствуешь просто кожей. У нас во многом общество стало по аналогии с fast-food – fast-talk. Мы ритуально произносим скороговоркой: «Привет-как-дела-все-нормально-смотри-в-чем вопрос…» А здесь все словно едут вместе в купе до Владивостока. Спрашивают, задают вопросы, рассказывают о себе. Мы же привыкли принюхиваться годами.

Узбекистан – страна, продуваемая всеми ветрами мира. Эта территория исторически была частью Великого Шелкового пути – сквозь нее тысячи лет шли караваны, разные люди из разных культур несли свои истории и легенды. Вместе ели плов и вместе смотрели на звезды, чтобы утром снова устремиться туда, где их ждут. Эта страна всегда ждет кого-то и всегда будет рада новой встрече с вами. И фраза «Приезжайте снова!» здесь звучит не как пустые слова. Чинара, которая помнит Александра Македонского, не даст соврать. Здесь время остановилось, и ты, прилетев из московских ритмов, останавливаешься как вкопанный, замерев перед гигантским медресе, усыпанным тончайшим узором разноцветной плитки.

Здешнее искусство – про жизнь, про наслаждение и радость. И ты считываешь древние QR-коды, вмурованные неизвестными мастерами в стены и купола сотни лет назад. В Узбекистан нужно приехать как можно быстрее, пока глобализация не захлестнула и эту страну. Безумно рад, что посетил ее, и понимаю, что еще вернусь. Здесь вкус продуктов совершенно другой. Еда, сделанная из местного по рецептам, древним, как эти горы, – вот это настоящий лайк.

Да и вообще лайк – это короткий и тупой англицизм, когда не хватает душевных сил, чтобы написать абзац или выразить чувства в стихах. Узбекистан – нраааавится!! Красивая, поэтическая страна. В этот раз не привез ковер, но в следующий непременно задумаюсь о покупке. Ведь в переплетении этих нитей и этих линий – история страны. Средневековая карта дорог и секретных путей, связывающих гостей и хозяев. Тех, кто постучится в эти двери, и тех, кто распахнет их.


Читайте также


Возможность монетизации партсписков сокращается

Возможность монетизации партсписков сокращается

Дарья Гармоненко

Иван Родин

Очевидный спонсор КПРФ на проходном месте пока замечен только в одном регионе

0
571
На антимигрантскую волну садится вся Госдума

На антимигрантскую волну садится вся Госдума

Иван Родин

Комиссия Яровой к осени разберется в предложениях Бастрыкина

0
838
Узбекистан стремится стать дорогой жизни для экономики Киргизии

Узбекистан стремится стать дорогой жизни для экономики Киргизии

Виктория Панфилова

Ташкент инициирует новые проекты и формирует повестку дня Центрально-Азиатского региона

0
1790
Педагог сегодня должен быть больше, чем простым транслятором знаний

Педагог сегодня должен быть больше, чем простым транслятором знаний

Наталья Савицкая

Вчерашние выпускники вузов зачастую не понимают, что их миссия намного шире профессиональных стандартов

0
5229

Другие новости