0
1891
Газета В мире Печатная версия

24.07.2001 00:00:00

Фантастический боевик в Генуе

Тэги: антиглобализм, генуя, саммит


антиглобализм, генуя, саммит Антиглобалисты в Генуе выступили единым фронтом.

ЕСЛИ бы не антиглобалисты, саммит "большой восьмерки" в Генуе прослыл бы самым рутинным и скучным за последнее десятилетие. Никакие локальные сенсации, которые все-таки происходили во время встречи глав восьми индустриально развитых стран, не могли перебить эффекта от выходок антиглобалистов и встречных "жестов" полиции.

ХУЛИГАНЫ ИЛИ "УЛИЧНЫЕ ПРОФЕССИОНАЛЫ"?

На время саммита Генуя превратилась в город, сильно смахивающий на декорации к фантастическим боевикам середины 80-х гг., события в которых разворачиваются либо в зараженной зоне, либо в стране, где правительство утратило контроль над происходящим. Вымершие улицы, задраенные витрины магазинов, баров, наглухо забитые окна и полицейские, полицейские, полицейские - временами спокойно прогуливающиеся вдоль улиц, а временами мгновенно строящиеся в шеренги, грузящиеся в автобусы и уезжающие к границе так называемой "красной зоны", в пределах которой происходили все мероприятия саммита.

Сама граница представляла собой трех-пятиметровые решетки, установленные по периметру "красной зоны". Прежде чем добраться до КПП, которые всех выпускали, но впускали только при наличии аккредитации на саммит, документа, удостоверяющего принадлежность к пулу руководителя той или иной страны, и паспорта, нужно было пройти через несколько полицейских кордонов. И только за решеткой можно было обнаружить некое подобие жизни, но опять-таки, как в фантастическом фильме.

Палаточный лагерь антиглобалистов расположился прямо на берегу моря. За время своего пребывания протестанты умудрились так "разукрасить" ландшафт, что местные красоты, в обычной жизни очевидные, угадывались с трудом. Стекла от разбитых витрин и бутылок, непонятно откуда взявшийся в таком количестве мусор, объедки и труднопереносимый запах, заглушающий морские ароматы. Сами антиглобалисты сильно смахивали на хиппи. По крайней мере журналисты, которых тоже было немало в толпе протестантов, даже без заблаговременно снятых баджей угадывались со 100-процентным попаданием. Антиглобалисты в возрасте примерно до 30 лет на потенциальных "рекламщиков" их идей до поры до времени особого внимания не обращали, больше занятые выкрикиванием лозунгов типа: "Долой капитализм! Да здравствует социализм!". Впрочем, были и такие, кто кричал: "Вива Че Гевара!", размахивая портретом объекта для подражания. Красные флаги с желтым серпом и молотом, окруженными звездным кольцом, в толпе встречались наиболее часто. Кто-то из демонстрантов привел с собой корову, которая абсолютно не реагировала на непривычные для нее условия. Молодняк же организовал нечто вроде джаз-банда и наигрывал некое подобие африканских мелодий.

Впрочем, это было только разминкой. В субботу на два часа была назначена "мирная" демонстрация, и ровно в это время огромные колонны стали появляться на полицейском горизонте. Сценарий антиглобалисты "сломали" в первые же минуты шествия. Недалеко от кордонов колонна разделилась надвое. Мирные отправились к месту назначения - стадиону, где должны были отпраздновать единение антиглобалистских душ. Специально же обученные демонстранты в касках, респираторах или на худой конец в намоченных тряпичных масках, экипированные булыжниками и палками, которыми некоторые вооружились прямо по ходу шествия, отламывая их от заколоченных витрин, направились к полицейским кордонам. Первая "стена" представителей охраны правопорядка выглядела немного странно: обычные карабинеры без щитов и касок, видимо, изучали обстановку и не препятствовали антиглобалистам, подпуская их ближе к следующему кордону, который до поры медленно отступал. Второй кордон состоял из бронированных машин или грузовиков, обтянутых сеткой. Полицейские же были экипированы куда серьезней - противогазами, дубинками и устройствами со слезоточивым газом. Как только в полицейских полетели первые булыжники, облако ядовитого газа было выпущено в демонстрантов, которые, тут же разгорячившись, стали менее благодушными по отношению ко всему миру. Фотокорреспонденту "НГ" Петру Кассину пытались разбить камеру, желая объяснить не только словесно, что фотосъемка играет на руку полицейским.

Впрочем, прорвать оцепление в этом месте у демонстрантов шансов практически не было. Вход в "красную зону" помимо третьего полицейского кордона оберегала пятиметровая решетка. Так что антиглобалистам пришлось довольствоваться потасовкой, довольно серьезной, на собственной территории. Итогом стали несколько десятков раненых и после ночной "зачистки" школы, где также располагались антиглобалисты, - арестованные демонстранты, сожженные автомобили и разбитые витрины.

АНТИГЛОБАЛИЗМ И ГЛОБАЛЬНАЯ ЭКОНОМИКА

Участники саммита антиглобалистские события особо не драматизировали, но все-таки приняли специальное заявление, выражающее сожаление по поводу пятничной гибели одного из демонстрантов. Сначала свое отношение к происходящему выразили президенты развивающихся стран, приглашенные поучаствовать в ужине с главами государств "восьмерки". Но неожиданно слово взял Владимир Путин и предложил присоединиться к заявлению.

Кстати, российский президент имел счастье пообщаться с антиглобалистами, но пассивными. Британский премьер Тони Блэр привез с собой группу U-2 и после двусторонней встречи познакомил Владимира Путина с ее лидером. Говорят, что музыкантов не хотели впускать не территорию Италии из-за их пристрастия к антиглобализму. Но в итоге им даже позволили побывать на корабле "Юропиен Вижн", на котором разместились члены делегации и лидеры стран "восьмерки".

Выступления антиглобалистов повлияли и на итоговое коммюнике. Помимо сожаления по поводу страданий от вандализма города и его жителей и совмещенных в одном абзаце намерений отстаивать право меньшинства на выражение собственного мнения, но не допустить срыва из-за этого обсуждения важнейших вопросов, впервые главы государств декларировали необходимость "вовлечения беднейших стран в глобальную экономику" в качестве "наилучшего способа откликнуться на их основные чаяния".

Но, несмотря на это, список беднейших стран, коими ныне признаны 23, в ходе прошедшего саммита новыми "хипиками" не пополнился. По идее, к ним относятся целых 40, но некоторые по тем или иным критериям - наличие вооруженного конфликта на территории государства, определенная направленность экономической политики и т. д. - до "хипиков" не дотягивают. В 40, но не в 23 попадают и четыре страны СНГ: Грузия, Таджикистан, Молдавия и Киргизия. Но пока привилегией по списанию внешних долгов они воспользоваться не могут.

Пока же "восьмерка" в качестве практических шагов ограничилась учреждением на базе ООН Фонда по борьбе со СПИДом, туберкулезом и малярией, в уставной фонд которого было внесено 1,5 млрд. долл. России равенство с семью другими странами в этом вопросе обошлось в 20 млн. - тот посильный вклад, который Москва может обеспечить в борьбе с болезнями, а также пока непросчитанными убытками от беспошлинного и бесквотного допуска всех товаров, кроме оружия, из развивающихся стран на российский рынок. Владимир Путин принял такое решение накануне саммита, хотя эксперты сомневались в целесообразности этого шага. Видимо, для российской экономики он не представляет особой опасности, пока в число беднейших стран не попали наши соседи по СНГ.

Фактически как средство борьбы с антиглобализмом прозвучал на саммите тезис о необходимости укреплять международную финансовую систему и развивать торговлю под эгидой ВТО. На фоне некоторого снижения роста экономик западных стран их лидеры посчитали это основополагающим моментом. Впрочем, несмотря на очередные декларации о том, что России пора присоединяться к Всемирной торговой организации, дело продвигается достаточно медленно. Как говорят источники в делегации, когда речь заходит о России, появляется сразу набор дополнительных требований, выходящий за рамки традиционно применяемых к другим странам. Переговоры по этому поводу в сентябре возобновятся в Катаре. Примечательно, что ВТО - первоначально заявленная одна из тем двусторонней встречи Путина и Блэра - не обсуждалась.

БЕЗОБИДНЫЕ ДВУСТОРОНКИ

Двусторонки прошли довольно-таки мирно. Тони Блэр - ближайший союзник Джорджа Буша в вопросах НПРО - как всегда, был крайне осторожен. До саммита, встретившись со своим американским коллегой, он озвучил первую часть официальной позиции, сводящуюся к тезису, что в мире появились новые угрозы и с ними надо бороться. Для личного же разговора с Владимиром Путиным у Блэра всегда готова вторая часть: не хотелось бы разрушать существующую в мире систему безопасности.

Были некоторые опасения в российской делегации по поводу встречи с новым японским лидером Дзянъитуро Коидзуми. Россия настаивала на продолжении диалога на основе достигнутых ранее договоренностей, уповая прежде всего на Иркутское заявление Путина и экс-премьера Японии Иосиро Мори, тогда как японцы собирались вести речь сразу о четырех островах, а не о двух. В итоге же в плане преемственности с японцами, по словам источников в делегации, сложилось все благополучно. Но ставить во главу угла экономические отношения, как того хотела бы Россия и даже принимала на своей территории незадолго до саммита крупнейших японских бизнесменов, Токио пока не стремится: сначала мирный договор, а потом все остальное, считают в Японии.

Более спокойными, хотя и две вышеописанные тоже к разряду остросюжетных не отнесешь, были встречи Путина с итальянским премьером Сильвио Берлускони и германским канцлером Герхардом Шредером. С Италией в плане товарооборота в последнее время наблюдается просто идиллия. А незапланированный разговор со Шредером, возможность которого возникла в силу того, что, по словам Владимира Путина, саммит был менее забюрократизированным, чем предыдущие, в основном кружил вокруг предстоящего визита российского президента в Германию.

ССОРЫ И СПОРЫ

Чуть ли не единственной крупной "стычкой" на саммите стал Киотский протокол 1997 года. Несмотря на долгие дискуссии, договориться о чем-то определенном лидерам "восьмерки" так и не удалось. Американцы имеют по поводу глобального потепления климата особое мнение - вплоть до того, что собираются разработать альтернативный документ, где укажут, выброс каких газов, вызывающих парниковый эффект, они собираются сокращать. Как заявил на итоговой пресс-конференции президент США, Киотский протокол в нынешнем виде не отражает интересов национальной экономики. И рисковать собственной промышленностью, вырабатывающей "не те" газы, Америка не намерена.

Лидеры "восьмерки" такой позицией США были не слишком довольны. Но, как уверяют в российской делегации, в качестве миротворца выступил Путин, предложивший провести в Москве в 2003 году Всемирную конференцию по глобальному изменению климата. Что и было зафиксировано в итоговом коммюнике: "В настоящий момент есть разногласия по Киотскому протоколу, но мы приветствуем предложение России..."

Впрочем, Владимир Путин в ходе этой дискуссии удивил коллег по "восьмерке" еще раз. Россия с видом на будущее, когда заработает вся растущая промышленность, отказалась от собственной политики, проводимой с момента подписания Киотского протокола: продавать квоты другим странам на загрязнение атмосферы. Таким образом, равенство с семью коллегами, особо подчеркиваемое членами российской делегации, продемонстрировали и на примере потепления климата.

Политики на саммите действительно было мало. Лидеры "восьмерки" привычно приняли заявление о том, что все конфликты надо решать мирным путем. Немного, правда, поспорили из-за Македонии. Но российский президент привез руководителям "восьмерки" послание от македонского коллеги, чем существенно укрепил позицию России в вопросе Балкан. Неизвестно, в каких словах или намеках Путин говорил то, что думает о ситуации на Балканах, но в делегации в открытую высказывали мнение: все, что происходит в регионе, - следствие стратегических ошибок наших западных партнеров, пожинающих плоды бомбежек Югославии. Впрочем, находились и такие из российских официальных представителей, кто говорил, что антиглобализм - явление, возникшее благодаря некоторым решениям, принимаемым в одностороннем порядке, с учетом выгоды только одной-единственной страны.

***

России все же удалось вернуть Соединенные Штаты к нормальному диалогу по Договору по ПРО и убедить их в том, что этот вопрос напрямую связан со многими другими, в частности и с проблемами сокращения стратегических наступательных вооружений. Достигнутые на воскресной встрече в Генуе между президентами Владимиром Путиным и Джорджем Бушем договоренности позволяют надеяться, что слом Договора по ПРО как минимум откладывается. (Кстати, такие оценки подтверждает и первая реакция контролирующих сенат США демократов: глава комитета по иностранным делам Джозеф Байден - противник идеи НПРО - приветствовал договоренности в Генуе и заявил, что теперь, вероятно, создание нового противоракетного щита надолго откладывается.) Одновременно президенты подтвердили свое желание идти к глубоким сокращениям ядерных вооружений - что является целью и российского руководства, и новой американской администрации.

Владимир Путин на пресс-конференции недаром назвал договоренность о рассмотрении вопросов наступательных и оборонительных вооружений в комплексе "неожиданной". По сути, это возврат к прежнему - времен клинтоновской администрации - формату консультаций России и США по вопросам стратегической стабильности, которые включают в себя вопросы СНВ и ПРО. После того как президентом США стал Джордж Буш, Вашингтон резко отделил вопросы стратегических вооружений от проблем ПРО и все консультации, которые новая администрация США начала со своими "союзниками и партнерами", велись сугубо в формате обсуждения их планов создания НПРО. Вопросы стратегических наступательных вооружений американцы старательно обходили.

Однако после того как Москва весьма уверенно обрисовала свой ответ на выход США из Договора по ПРО, заявив о своем выходе в этом случае из Договора СНВ-1 (Договор СНВ-2 пока еще не вступил в силу, поскольку сенат США не ратифицировал дополнительные протоколы к нему 1997 года, так что и выходить из него даже не надо), установке на межконтинентальные баллистические ракеты разделяющихся головных частей индивидуального наведения (РГЧ ИН), в Вашингтоне уловили связь между оборонительными стратегическими вооружениями и наступательными. Наступил момент, и американцам пришлось прекратить делать вид, что они ничего не понимают, когда русские говорят об увязке вопросов противоракетной обороны и сокращения СНВ.

Так что договоренность о комплексном рассмотрении стратегических наступательных и оборонительных систем оказалась Москве очень кстати.

Удалось Москве "додавить" американцев и по вопросу о создании рабочих групп по стратегической стабильности из числа представителей внешнеполитических и военных ведомств двух стран. Эта российская инициатива была предложена Вашингтону еще на майской встрече в американской столице глав внешнеполитических ведомств Игоря Иванова и Колина Пауэлла. В Любляне Буш дал ответ - Вашингтон согласен создать рабочие группы для обсуждения вопросов сотрудничества в сфере СНВ и ПРО, а также для оценки потенциальных угроз международной безопасности в ракетно-ядерной сфере. Российские группы уже сформированы, американцы затягивали их создание со своей стороны. В Генуе же Буш был вынужден заверить всех - публично, на пресс-конференции - что работа больше тормозиться не будет и уже в самое ближайшее время, 25-26 июля, во время своего визита в Москву помощник президента США по национальной безопасности вместе с российскими коллегами определит график проведения этих консультаций.

Кстати, о консультациях. Именно этот термин употребляется Москвой и Вашингтоном для определения формата диалога, а не более значимый - "переговоры". У США в отличие от России не определены конкретные переговорные позиции. Есть политические установки и общее представление о своих, именно своих, а не совместных, путях реализации этих установок. Теперь же в сознании руководства США происходит, хоть и медленный, но сдвиг по вопросам диалога с Россией.

Договоренность же двигаться к сокращению СНВ можно только приветствовать. Тем более что процесс сокращения стратегических наступательных вооружений идет на основе сохранения Договора по ПРО. И, без сомнения, на этой же основе будет развиваться и дальше. Поскольку без сохранения баланса - а сохранение баланса в Генуе Путин назвал важнейшей задачей - уменьшать число российских ядерных боеголовок смыла нет: если будет создаваться новая система НПРО США, то ее нейтрализация возможна только при большом числе наступательных стратегических единиц.

Что же касается конкретно противоракетной обороны, то Соединенные Штаты до сих пор не могут дать конкретный ответ на вопрос России: какие конкретно положения Договора 1972 года, по мнению Вашингтона, являются устаревшими. Ведь, по сути, сейчас, а вернее, еще даже за несколько дней до июньского саммита в Любляне, американцы дали понять, что им может быть и не нужен выход из Договора по ПРО и что они согласились бы на его сохранение в случае внесения в него поправок. Правда, поправки они предлагают такие, которые фактически лишают смысла Договор 1972 года в его нынешнем виде. Американцы хотят как минимум выторговать у нас согласие на разрешение строительства второго района комплекса ракет ПРО на Аляске и радара на Алеутских островах, а также снять ограничения на создание и испытание компонентов ПРО морского, воздушного, космического и наземного мобильного базирования.

Однако объяснить внятно, с какой целью им необходимо это сделать, они не могут. Все разговоры об угрозах от стран-изгоев на экспертном уровне уже прекратились, поскольку доказано (и американские эксперты это признают), что, во-первых, создание планируемой системы НПРО не защитит США от ядерного нападения (ядерное оружие можно доставить в Америку и на корабле, и ввезти его в чемодане, и иными способами), а во-вторых, - защититься от теоретического ракетного нападения тех стран, на которые указывает Вашингтон как на источник угрозы, можно и без выхода из Договора по ПРО, в том числе и на базе российских предложений по созданию совместной ЕвроПРО с участием тех же самых американцев.

В своих выступлениях и даже документах они уже давно отказались от термина "национальная ПРО" - дабы не пугать союзников нарушением Договора по ПРО. Однако надо помнить, что в любом случае, даже если руководство США решит денонсировать Договор 1972 года, для этого потребуется ратификация соответствующего закона сенатом. А в сенате, как известно, у республиканцев нет необходимого большинства. При том, что ведущие комитеты сената - по делам вооруженных сил и по иностранных делам, которые определяют политику палаты - контролируют демократы, причем ярые противники НПРО. Так что разговоры об одностороннем выходе - это не больше чем страшилки, ничего общего с реальностью не имеющие.

Разговоры о поисках ответов на новые угрозы XXI века - это вовсе не одно и то же, что решение отказаться от Договора по ПРО. Буквально накануне саммита в Генуе, на министерской конференции "восьмерки" в Риме госсекретарь США Колин Пауэлл заявил, что США будут соблюдать все подписанные ими международные договоры, в том числе и Договор по ПРО. Хотя и очень настроены на то, чтобы найти возможность избавиться от ограничений систем ПРО, которые они хотят развивать. Это значит, что Вашингтон уже фактически решил не денонсировать Договор по ПРО, а вести диалог с Россией. Россия на такой диалог согласна, более того, Москва изначально выступала за такой диалог и в итоге склонила Вашингтон к этому диалогу.

Естественно, что ни о каких похоронах Договора по ПРО после генуэзской встречи речи быть не может. Напротив, Владимир Путин еще раз подтвердил известную российскую позицию о том, что именно на этом документе базируется международная стабильность, а потому отказываться от него нельзя. Путин при этом вновь повторил, что Россия так же, как и Америка, считает, что "мир изменился". Просто Буш открыл для себя эту истину, лишь став президентом США. Равно как и то, что "Россия - больше не враг". Россия об этом твердит уже добрый десяток лет. Признание изменений в мире вовсе не означает согласия на отправку в утиль важнейшего договора, позволявшего сохранять глобальную стабильность в течение всех почти уже 29 лет его существования. Так что итоги второй встречи российского и американского президентов можно охарактеризовать как движение вперед двух стран к решению проблем противоракетной обороны, причем движения, основанного на здравой логике диалога.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Цифровое правосудие дает сбои на адвокатах

Цифровое правосудие дает сбои на адвокатах

Екатерина Трифонова

Процесс внедрения новых технологий приобретает обвинительный уклон

0
873
Правительство обещает облегчить доступ бизнеса к госпомощи

Правительство обещает облегчить доступ бизнеса к госпомощи

Ольга Соловьева

Предприниматели надеются на снижение налоговой нагрузки

0
843
Культ гостя никто не отменял

Культ гостя никто не отменял

Андрей Щербак-Жуков

Светлана Некрасова

Семинар-совещание в Махачкале собрал молодых писателей со всей России

0
819
Любимая бабушка

Любимая бабушка

Александр Гальпер

Рука, торчащая вверх, и другие рассказы социального работника

0
479

Другие новости

Загрузка...