0
5908
Газета Мемуары и биографии Печатная версия

21.09.2000

Русский писатель предпочитает малолеток

Тэги: Бродский, Лимонов


Эдуард Лимонов. Книга мертвых. - СПб.: Лимбус Пресс, 2000, 288 с.

Несколько лет назад питерское издательство "Лимбус Пресс" собралось издать книгу Салмана Рушди "Сатанинские стихи". И права купили, и вроде перевели. Но несколько радикальных организаций (в основном, конечно, фундаменталисты-мусульмане) резко выступили против публикации. Примкнула к ним и Национально-большевистская партия Эдуарда Лимонова. Роман так и не вышел.

Теперь в том же издательстве Лимонов выпустил книгу воспоминаний. Говорят, "Лимбус" заплатил Эдуарду Вениаминовичу сумму весьма и весьма по нынешним временам изрядную. Зато есть теперь у нас мемуары героя: "В "Книге мертвых" есть красавицы, чудовища и несколько героев. Одно только их присутствие уже обрекает книгу на успех. Издатели будут довольны, они вернут средства, заплаченные мне, и сделают еще денег".

Основные герои книги (в порядке появления): Анна Рубинштейн (первая жена), Леонид Губанов, "мертвый классик Зверев", Евгений Кропивницкий ("Евгений Леонидович был такой светлый и положительный, что все ужасы быта не смогли его забить", однако "стал родоначальником барачной школы поневоле"), "караим" Генрих Сапгир, Игорь Холин ("Его мир - выжженная опустошенная земля, в России Холин неуместен"), Венедикт Ерофеев ("с Ерофеевым - нет, не дрался"), Лиля Брик, Иосиф Бродский, Татьяна Яковлева-Либерман (возлюбленная Маяковского; одна из) и ее супруг Алекс Либерман (Геннадий Шмаков - обращаясь к Лимонову: "Нобелевской премии тебе не дадут. Вот Бродскому дадут. Скажу тебе по секрету, что Татьяна и Алекс делают ему Нобеля"), пианист Юрий Егоров ("Приехал Юра и высыпал мне на ладонь две фиолетовые таблетки, совсем небольшие. "Не делай этого!" - попросил меня перепуганный Шемякин, стоявший рядом"), Геннадий Шмаков, Трумэн Капоте, Андрей Синявский, Ален Гинзберг и Лоуренс Ферлингетти ("В их творчестве, а я внимательный читатель, я не нашел ничего, что подымалось бы над общим банальным уровнем эпохи. Они чем-то сродни нашим бесплодным смоковницам литературы: Евтушенко и Вознесенскому. Неудивительно, что заезжий Бродский, неамериканец, стал американским национальным поэтом, ибо туземцы были уж слишком банальны и бесцветны"), Натали Саррот ("Черняховская ее настоящая фамилия"), Юлиан Семенов, Александр Плешков и Артем Боровик (Лимонов, "рассуждая абсурдно", говорит о том, что смерти первых двух основателей "Совершенно секретно" были выгодны лишь последнему, "мальчику-мажору из Безбожного переулка"), Жан-Эдерн Аллиер (директор французского журнала "L"Idiot", где Лимонов сотрудничал), Аркан (Желко Разнатович, которого можно назвать сербским "полевым командиром"; "Мне всегда нравились красивые и храбрые гангстеры", - пишет Лимонов), Радован Караджич и убитый в Приднестровье (по некоторым данным, службой безопасности этой же республики) комбат Костенко, Сергей Курехин. Промелькнет и множество других лиц - как живых, так и застывших в фотографических слепках: Уильям Берроуз, Саша Соколов, Сергей Юрьенен, Сальвадор Дали, Энди Уорхолл и т.д.

Главы (названия их) соответствуют персонажам - от "Мой первый мертвый" (харьковский подростковый приятель) до "Они будут ждать нас под сводами национал-большевистской Валгаллы", где в центре - Константин Локотков, телохранитель Лимонова в последние, партийные годы (погиб при странных обстоятельствах в прошлом году - и до сих пор неясно, что стало причиной смерти).

О ком-то писатель говорит так, будто вычеркнул человека из своей памяти. Александр Дугин - хоть и жив, но для Лимонова, кажется, умер. Уйдя из НБП и став консультантом (или как это теперь называется?) спикера Госдумы.

О ком-то, напротив, как о вечно живущем. О Курехине. Одна из журналисток "спросила впрямую: "Сергей, нас тут очень волнует один вопрос. Все говорят, что вы с фашистами, с Лимоновым, с Дугиным... Это правда?"

- Да, я с ними, - ответил Курехин. - Но вы предложите что-нибудь, о чем можно говорить?" Естественно, интерпретировать эту фразу можно как угодно (этим и занимается Лимонов в тексте). Но, правда, о чем говорить? Делать надо. И жить. Чем, и небезуспешно, продолжает заниматься Эдуард Вениаминович Савенко.

О ком-то, будто не закончен разговор. Не все высказано. Вот о Бродском. Журналист Лев Наврозов (в американо-израильском журнале "Время и мы") "злобно" отозвался о Бродском и Лимонове. "Иосиф был настолько расстроен, что наша встреча была назначена не в "Моцарте", а в греческом ресторанчике в Вест-Виллидже, где мы пили вино!". И далее: "Я бы набил ему рыло, если бы не мое больное сердце. Тогда я впервые увидел его разозленным. <...> "Ты здоровый, встретишь его, дай ему в морду за меня". Я обещал ему".

Что касается "Моцарта", необходим комментарий. Авторский. Чуть выше об этом кафе: "Там не подавали спиртного, и это обстоятельство, по-видимому, делало Бродского счастливым. Он мог преспокойно пытать русских своих знакомых, садист. "Нет, алкоголя чуваки там не держат", - сказал он мне радостно".

Однако не следует заранее предполагать, что Лимонов только лишь пил с Бродским. Он и думал о нем, и, отчасти, соперничал, и, безусловно, до сих пор помнит, что будущему лауреату "Нобеля" не понравился "Это я - Эдичка". С другой стороны, он "единственный, с кем бы хотел поговорить долго и откровенно "за жизнь", о душе, и всякие там космосы и планеты. Но он всегда уклонялся, боялся. Когда он умер, мне стало скучнее".

Еще среди героев книги - книги. Написанные автором. Где происходит действие одной? Откуда взялся сюжет или персонаж другой? И - города и веси, где бывал или живал писатель. Ну и, конечно, сам вождь и национальный герой.

А гордится Лимонов тем, что нынешней его спутнице жизни было 16 лет. В момент знакомства. Сейчас 18. Она, слава Аллаху, жива - хоть и засветилась среди мертвых и полумертвых персонажей книги. Сюжет для небольшого рассказа?


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Власть затягивает решение по "делу "Седьмой студии" (2)

Власть затягивает решение по "делу "Седьмой студии" (2)

Фигурантов скорее всего ждут условные сроки, защита надеется на отмену обвинительного заключения

0
4009
Вифлеемские ясли важнее креста

Вифлеемские ясли важнее креста

Борис Колымагин

Почему в поэзии андеграунда рождественская тема звучит более ярко, чем пасхальная

0
2040
Тихий таракан ползет

Тихий таракан ползет

Евгений Лесин

Эдуард Лимонов и вечное и неистребимое несовершенство женщин и властей

0
3918
Линия щебета, скиния лепета

Линия щебета, скиния лепета

Анатолий Полетаев

Новые стихи Анатолия Наймана и комментарии к ним

0
186

Другие новости

Загрузка...
24smi.org