0
1140
Газета Кино Печатная версия

29.11.2011

Центр и окраина – в Тегеране, как и в Москве

Тэги: кинофестиваль, берлин


кинофестиваль, берлин И Надеру трудно, и Симин нелегко...
Кадр из фильма

Помимо главной награды фильм Асгара Фархади был удостоен в Берлине призов за лучшие мужскую и женскую роли. В эту коллекцию явно просился и приз за сценарий. «Развод Надера и Симин» действительно хорош по всем статьям. И вот, не прошло и года, фильм вышел в российский прокат.

Многое роднит этот иранский фильм с «Еленой» Андрея Звягинцева. Тут тоже сведены два мира, две семьи: европеизированные, обеспеченные Надер и Симин и бедные, безработные Ходжат и Разие. Из своего нищего закутка на окраине Тегерана Разие ежедневно едет несколькими видами транспорта в тот район, где находится комфортабельная квартира Надера. Она нанялась ухаживать за его старым отцом. После того как жена господина Надера, нервная рыжая Симин подала на развод и переехала к родителям, все в доме пошло наперекосяк. Надер взвинчен, разрывается между работой, больным отцом и дочерью-подростком. У Разие тоже маленькая дочка, которую не с кем оставить, вот и приходится таскать всюду за собой. Скоро должен появиться еще один ребенок, и прокормиться этому семейству будет труднее.

Силен в «Разводе», как и в «Елене», социальный фон, ощущение напряжения между жителями центровых кварталов и обитателями предместий. Но Фархади (как и Звягинцев) на этом «этаже» не останавливается, едет выше. Соблазняет, искушает героев, чтобы посмотреть, как каждый проявится в неприглядной ситуации, что возобладает в природе человека – страх за себя и свое потомство или совесть? Разие теряет ребенка и обвиняет в этом своего работодателя Надера – тот на нее рассердился и вытолкал на лестницу, где она и упала. Надер, в свою очередь, заявляет, что та оставила его отца без присмотра, старик чуть не умер, пока горе-сиделка бегала к врачу. У каждого своя правда, но, как выясняется, и неправда у каждого тоже своя. Надер скрывает, что знал о беременности сиделки, – ведь тогда ему вчинят обвинение в умышленном убийстве. А Разие даже мужу не признается, что накануне ссоры с Надером ее чуть не сбила машина – от падения на дорогу и начались боли, приведшие к выкидышу. И вроде так понятно, почему оба передергивают факты. Надер боится, что его посадят, дочь заберут в семью жены, а беспомощный отец останется никому не нужным. Разие боится гнева мужа: тот уже вошел в раж, настроился на упорное преследование Надера как убийцы своего сына. Может, интуитивно чувствует, что богатые предложат отступные, а деньги ох как нужны. Словом, дела житейские, и каждый до поры уверен, что вправе умолчать о некоторых деталях. Но в деталях, как известно, дьявол и кроется.

Только по прошествии нескольких часов после просмотра понимаешь, что «Развод Надера и Симин» – мастерски выстроенный психологический детектив. Но пока смотришь, о технологии не думаешь – настолько захвачен оказываешься историей обычных людей. Сердце сжимается при виде старика с болезнью Альцгеймера, жалко девочку, переживающую развод родителей, досадуешь на капризную Симин – ах, дайте ей атмосферы, задыхается она в Иране, хочет эмигрировать, а муж отказывается ехать, пока жив безумный его отец. Как достигается эта удивительная простота, убедительность и узнаваемость человеческих типов, да вообще жизни на экране? Тут, кстати, нет и следа экспортной красочности, которой иногда довольно в иранском кино. Да, головы у женщин покрыты, а в остальном – абсолютно универсальная история, которая могла бы произойти где угодно в наши дни. Надер и Симин – сорокалетние продвинутые люди, которые подумывают об отъезде за бугор. Будущее в их стране кажется неопределенным, они хотят для своей дочери лучшей жизни. Иранец Надер – не больший деспот, чем какой-нибудь Джон или Вася. Симин его ничуть не боится, отчаянно спорит, курит на балконе. Вот отношения Радзие и Ходжата еще носят патриархальный характер – ну так им и чужд мир людей «среднего класса». Потрясающе точно подобрал Фархади актеров – и тем сработал на достоверность, проникновенность этой истории. Пейман Моади (Надер) и Лейла Хатами (Симин) чуть светлее, чем основная масса иранцев, черты у них утонченные. Взгляда достаточно, чтобы признать в них ученых горожан в котором поколении. Шахаб Хоссейни (Ходжат) и Сарэ Байят (Разие) – крепкие, смуглые, эмоции у них на поверхности. В их героях больше энергии, но и отчаяния, желания мстить кому-то за нищету своей жизни.

Казалось бы, Иран – не самое комфортное место для кинематографистов. Там не то что кодекс Хейса в ходу, там слишком умных режиссеров вынуждают уехать, а тех, кто не желает этого делать, сажают под многолетний домашний арест (история с Джафаром Панахи разворачивается на наших глазах). Тем более восхищения достойно это произведение Асгара Фархади, в котором отлично передана атмосфера иранского общества – без вызова, без чернухи и истерики. Но только этого для «Золотого медведя» Берлинале было бы недостаточно. Жюри фестиваля оценило не только умение автора сказать правду между строк, но и весь комплекс кинематографических совершенств картины. Теперь такая возможность есть и у нас.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Почему польские солдаты не стреляли  в немцев

Почему польские солдаты не стреляли в немцев

Ирек Сабитов

Боевое крещение Войска польского – героизм и предательство

0
28744
На фестивале "Движение" победила "Сулейман гора"

На фестивале "Движение" победила "Сулейман гора"

Наталия Григорьева

Гран-при омского смотра получила картина Елизаветы Стишовой

0
3164
На фестивале "Движение" позвонили Ди Каприо

На фестивале "Движение" позвонили Ди Каприо

Наталия Григорьева

В Омске закончились показы конкурсных программ 6-го кинофорума дебютов

0
3323
Уже не мальчик, но все еще хороший

Уже не мальчик, но все еще хороший

Наталия Григорьева

В Ялте показали фильм, в котором Семен Трескунов превращается в Евгения Цыганова

0
3603

Другие новости

Загрузка...
24smi.org