0
1398
Газета Культура Печатная версия

22.07.2018 16:15:00

Эхо войны

Rimini Protokoll стали хедлайнерами фестиваля искусств на ВДНХ

Тэги: фестиваль искусств, вднх, rimini protokoll, айпад, планшет, восток, запад, война


фестиваль  искусств, вднх, rimini protokoll, айпад, планшет, восток, запад, война Герой на видео предлагает зрителю совершить те действия, которые совершал он, находясь в своей комнате-ситуации. Фото (c) Rimini Protokoll

В рамках фестиваля искусств на ВДНХ до 29 июля обосновались декорации очередного интерактивного проекта немецко-швейцарской театральной команды Rimini Protokoll. Устраивать по несколько показов «Situation Rooms» в день им позволяет прижившийся формат. Здесь нет живых актеров, и зритель погружается в декорационно-техническую среду с помощью гида, персонального айпада – медиума из обычного дня.

Планшет как проводник в спектакле еще в новинку, сложновато соединять в голове две реальности – виртуальную (видео на экране) и настоящую – развернувшуюся в многокомнатном, детально оформленном пространстве, где проходят квест и остальные зрители. В адаптированном для Москвы «Remote X» по улицам города зрителя вел голос робота в наушниках. В наиболее близкой к «Situation Rooms» сценической инсталляции «Наследие» (ее в Москву привозили осенью) голос живого человека в записи наполнял каждую из восьми комнат героев, которые заранее решили подготовиться к смерти. Зрители становились свидетелями последнего монолога, в котором человек рассказывал вкратце всю свою жизнь – личную и профессиональную – и причину ухода.

«Situation Rooms» (можно перевести как «комнаты ситуаций»), по словам режиссера Даниэля Ветцля (одного из – в команде их трое), посвящены теме двойной морали общества, тому, что «оружия в мире больше, чем необходимо». Тому, что именно его наличие провоцирует вооруженные конфликты. Немцы по-настоящему озабочены тем, что происходит в мире, Ветцль приводит статистику: Германия на четвертом месте по экспорту оружия, Россия – на втором. И Евросоюз давно не соблюдает правила по его продажам.

Нужно быть готовым к тому, что даже если ты не геймер и не привык слушать полтора часа про типы вооружений, огромную волну информации, которая свалится на тебя, пока виртуальные герои-проводники в твоем планшете будут сменять друг друга, придется переварить. И если потом голову будет буквально разрывать от фактов и голосов, значит, эффект удался. Потому что, кажется, именно так выглядит мир, поставивший своей целью гонку вооружений, где позиция силы всегда правильная.

Павильон в павильоне имеет четкие маршруты и бытоподобные «ситуации» – кабинет директора банка, штабная переговорная, кухня в общежитии, мастерская, колумбарий. Зритель же оснащен айпадом на палочке и наушниками. На экране появляются персонажи документальной бродилки, от их очередности и зависит логика маршрута, что позволяет участвовать в спектакле одновременно 20 зрителям, по количеству героев. И, несмотря на автономность маршрута, контакт с партнером неизбежен и запрограммирован. Снять с чужих плеч бронежилет, пожать руку при встрече, наклеить на «раненого» в госпитале значок операции, выглянуть из-за угла, чтобы проверить, нет ли засады, припасть на одно колено, как при стрельбе, – совершить действия, которые еще больше погружают в атмосферу, создают взаимосвязь.

Героев режиссеры искали и расспрашивали для сценария несколько лет – по газетам и «сарафанному радио». Военный фотограф, наркодилер, хакер… Беженец из Судана прибыл в Европу с семьей, женой и маленькими детьми. На родине они были людьми с высшим образованием и стабильной работой, теперь они никто, их переправляли на лодках как бесправных рабов (словно «заряженные снаряды»), сейчас они ютятся в комнатушке. И ты сидишь будто у них в гостях (на полу разбросаны детские игрушки, туалет вечно занят, в комнате – проходной двор) и не знаешь, чем им помочь в этой жизненной ситуации. Тут же, напротив, – русская женщина, эмигрантка, она уехала в Германию с оборонного завода в Перми, который производил «катюши». Жила и работала под землей вместе с мужем в обстановке строжайшей секретности, служила в заводской столовой. Когда в закуток заходит другой зритель – по сюжету он «превращается» в того самого пермского рабочего, которого героиня кормила борщом. Налить суп, поставить тарелку, пригласить к столу – эти действия ты совершаешь в ее роли.

Как в компьютерной игре, в «Situation Rooms» есть разные уровни, и ты сменяешь социальные страты не раз. Беженцы – побочные жертвы войны, будь то горячая точка, нестабильный регион или эпицентр производства вооружений. Страшнее приходится повстанцам, жертвам множащейся борьбы с терроризмом. Ты оказываешься на операционном столе, и экран показывает, что ты мужчина средних лет, пуля прошила твою ногу. Действие перемещается в арабские трущобы: столкновение героя с полицией было кровавым. Объясняя, он говорит: если бы полиция была не на стороне фашиствующего режима, а на стороне народа – все могло быть совсем по-другому.

Где жертва, там и палач. Чтобы мы почувствовали себя теми, кто видит мир сквозь призму терактов, игра заставляет примерить оптику тех самых «борцов». Лейтенант индийской армии взрывает боевиков вместе с мирными жителями, иначе – слишком хлопотно. «Лучше использовать беспилотники – они надежнее», – говорит индиец, пока ты стоишь на лестнице и вглядываешься в крышу павильона, как бы высматривая на равнине очередную мишень.

Это – мир Востока. Гораздо спокойнее мир Запада. Живя в западном полушарии, можно проводить презентации новаций военного обмундирования. Быть банкиром, в чью размеренную жизнь, правда, неожиданно врываются недовольные вкладчики. Человек Запада – это прежде всего человек совести и рацио, привыкший к действенной демократии. Вкладчики требуют прекратить за их счет спонсировать производство кассетных бомб, прекратить тот вид посредничества, который банки стали практиковать в погоне за наживой, поддерживая порочный круг. Финансовые активы стимулируют разработки военной техники, и гипотетические, а в иных местах и абсолютно реальные войны питаются этим потенциалом. Вообще главное ощущение – что локальность войны, что она где-то там, далеко, – это иллюзия.

Мир Запада активно размышляет о противостоянии войне, но, кажется, переговоры идут слишком медленно. За все время действия кабинет министров – самое безжизненное пространство. А вот сразу за ним – настоящее пекло войны – полевой госпиталь. Самая жизнеподобная декорация, где не только визуальный ряд погружает в ситуацию, но и сенсорные рецепторы тоже. Невыносимый жар софитов над белой палаткой переносит на Восток, на военную базу, где трудится врач. Он ежедневно пришивает отрезанные в гражданской бойне конечности местных жителей Сьерра-Леоне, пока офицеры ходят в клуб к проституткам…

Когда выходишь из павильона, обклеенного аварийными лентами, как опасная зона, взгляд случайно падает на парадно выставленный на ВДНХ рядок броневиков. И сразу отворачиваешься. Смотреть – нет сил.  


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Пентагон готовит новую атаку на Сирию

Пентагон готовит новую атаку на Сирию

Андрей Рискин

0
1249
Первые жертвы оружия нового поколения

Первые жертвы оружия нового поколения

Анатолий Цыганок

Анализ результатов применения информационных технологий в войнах и конфликтах XXI века

0
1594
Олигархи восстанавливают состояния, украинцы ждут справедливости

Олигархи восстанавливают состояния, украинцы ждут справедливости

Евгений Подопригора

Татьяна Ивженко

В Незалежной подводят итоги пяти лет после майдана

0
1733
США предъявили Китаю ультимативные требования

США предъявили Китаю ультимативные требования

Владимир Скосырев

Вашингтон запугивает Пекин перед встречей Трампа с Си Цзиньпином

0
2766

Другие новости

Загрузка...
24smi.org