0
4608
Газета Экономика Печатная версия

02.02.2016 00:01:00

Сам себе регулятор

Ритейл против роста цен

Никита Кричевский

Об авторе: Никита Александрович Кричевский – доктор экономических наук, профессор.

Тэги: экономика, кризис, розничные цены, сетевые магазины, ритейл, имопртозамещение, антироссийские санкции


экономика, кризис, розничные цены, сетевые магазины, ритейл, имопртозамещение, антироссийские санкции

Как и ожидалось, никакого предновогоднего скачка цен на продовольственные товары не случилось, а запугивание потребителей так и осталось на совести всезнающих «экспертов». Ритейл и не собирался поднимать розничные цены: во-первых, на потребительский рынок давит снижение покупательной способности населения, а во-вторых, сетевые компании наглядно продемонстрировали, каким в нынешних непростых условиях должен быть социально ответственный бизнес. И это, пожалуй, лучшие доводы для прекращения разговоров о необходимости госрегулирования торговых наценок. 

Россия стала считать деньги. Экономика страны, стреноженная снижением нефтяных цен, ослаблением рубля и антироссийскими санкциями, совершает пока что «мягкую» посадку. В такой ситуации не мы одни. То же самое, но с разной степенью «жесткости», происходит в национальных хозяйствах Австралии, Бразилии, Венесуэлы, Канады, Мексики, Норвегии, стран Ближнего Востока, всех, чьи экономики, в основном, специализировались на экспорте сырья. Хотя что нам до них…

Вроде бы у нас экономическая депрессия, а в российских городах появляются все новые и новые сетевые продовольственные магазины. Одновременно (не замечали?) поутихли разговоры о, якобы, взвинчивающем цены продовольственном ритейле. На деле сетевики делают все возможное, чтобы привлечь людей к своим прилавкам.

За нас, точнее, за наши кошельки, происходит самое настоящее бизнес-сражение. Кто предложит меньшую цену при сопоставимом качестве, кто больше урежет свои аппетиты и самостоятельно отрегулирует предложение под возможности покупателей, тот и выиграет. Причем, снижение покупательной способности – только часть объяснения, другая – конкуренция, особенно, в столицах, делающая бессмысленными любые ценовые сговоры, так как в прогаре могут оказаться все участники картеля. Есть еще импортозамещение, но о нем ниже.

Вернемся к продовольственным ценам. Когда-нибудь это должно было произойти – «данный нам в ощущениях» рост цен на продукты просто обязан был натолкнуться на аргументированные возражения торговых сетей. И вот по итогам декабря 2015 г. стоимость продовольственного набора по средним ценам «Пятёрочки» для европейской части России оказалась на «грамулечку» ниже аналогичного показателя Росстата: 3573 и 3590 рублей соответственно. Пусть даже расхождение составило всего 0,5%.

Поговорим о столицах, где жизнь, как считается, дороже. В декабре прошлого года стоимость продовольственного набора по средним ценам «Пятёрочки» в Москве составила 3734 рублей, тогда как стоимость аналогичного набора Росстата – 4264 рублей (московский индекс «Пятёрочки» составил, таким образом, 87,6% [1]). В Санкт-Петербурге стоимость того же набора составила 4140 рублей при аналогичной оценке Росстатом – 4265 рублей (санкт-петербургский индекс «Пятёрочки» – 97,1%). И это при средней по России доле расходов на продукты питания, алкогольные напитки и табак в 35,7%.

Вероятно, у некоторых жителей Москвы и Питера, прежде всего, малообеспеченных людей, «средние цены» не вызовут доверия – пословица «кому щи пустые, а кому жемчуг мелкий» не знает деления на сословия. В Москве декабрьская стоимость набора не по средним, а по минимальным ценам «Пятерочки» была зафиксирована в 2431 рублей, в Санкт-Петербурге – в 2890 рублей, а в среднем по европейской части России – 2020 рублей, что, кстати, в 1,75 раза ниже показателя Росстата.

В целом, во втором полугодии ушедшего года стоимость продовольственного набора по средним ценам «Пятёрочки» для европейской части России снизилась на 4,8%. Если же смотреть по минимальным ценам, то в декабре в сопоставлении с июлем «корзина» была вновь существенно ниже: в европейской части России – на 18% или на 438 рублей, в Москве – на 16% (на 469 рублей), в Санкт-Петербурге – на 9% (на 298 рублей).

В июле-декабре прошлого года товарами-лидерами по снижению цен стали, в первую очередь, овощи: морковь подешевела на 60%, картофель – на 52%, лук репчатый – на 23%, капуста белокочанная – на 10%. Сезон, скажут многие. Но как тогда относиться к уменьшению цены на куры охлажденные на 6%, а также на другие продукты, чье производство от сезонности не зависит?

Ответ – в развивающемся импортозамещении, которое незаметно происходит вокруг нас. В той же «Пятёрочке» российские продукты во втором полугодии занимали до 97% оборота, а в некоторых товарных категориях их доля доходила до 100%. Ритейл постепенно переориентируется на российских поставщиков, предлагающих продукцию по «вменяемым» ценам, от чего у некоторых возникает когнитивный диссонанс (познавательное несоответствие) – курс рубля падает, а цены если и растут, то не сильно. И это, кстати, еще одно возражение против нормативного, а не рыночного регулирования торговых наценок.

В определенной степени именно благодаря импортозамещению и не случилось того предновогоднего скачка цен, о котором говорилось в начале материала: мало того, что покупательная способность населения снижается, так еще и над отечественными производителями довлели соображения экономической целесообразности. Взвинтить цены – дело нехитрое, но что потом делать с нераспроданными остатками? Списывать? А из чего тогда платить зарплату собственным работникам?

Впрочем, в начале года цены в продуктовых магазинах традиционно вырастают, но отнюдь не вследствие внезапно возрастающих прихотей сетевиков, а по причинам куда более прозаическим: урожаи мы научились выращивать хорошие, но сохранить их до весны пока не можем. Так, зимой-весной объем плодоовощного импорта в среднем составляет 70–75%, из-за рубежа к нам поступают чай, кофе, некоторые виды алкогольной продукции, даже говядина и та все еще ввозится из-за границы.

Хорошо это или плохо – вопрос сколь риторический, столь и демагогический: конечно, плохо, но, повторюсь, причем здесь продовольственная розница? Экономическая депрессия, как говорил великий экономист Торстейн Веблен, «эмоциональный недуг бизнесменов»: работать надо, сокращать издержки, искать короткие пути к потребителю, а не жалиться на непривычно тяжелую жизнь.



[1] Показатель сравнивает данные о средневзвешенных ценах на минимальный продуктовый набор в торговой сети «Пятёрочка» с его среднерыночной стоимостью, рассчитываемой Росстатом. Соотношение показателей Росстата и ритейлера отображается в Индексе «Пятёрочки» и считается в процентах, где за 100% приняты данные государственной статистики.

Гр_3_t.jpg
Гр_6_b.jpg
Гр_7_b.jpg
Инфографика "НГ"

статьи по теме


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Путин собрал капитанов бизнеса в Кремле

Путин собрал капитанов бизнеса в Кремле

Михаил Сергеев

Президент предупредил о возможности ужесточения антироссийских санкций

1
16217
Российское благополучие хуже монгольского

Российское благополучие хуже монгольского

Ольга Соловьева

Качество жизни граждан РФ может упасть до уровня стран третьего мира

2
13091
Европа заливает контрсанкции вином

Европа заливает контрсанкции вином

Анастасия Башкатова

Путь к сердцу россиян лежит через печень

0
7686
Лукашенко обещает рай бизнесменам

Лукашенко обещает рай бизнесменам

Антон Ходасевич

Власть разрешила белорусам заняться мелким промыслом и заработать на хлеб

0
1715

Другие новости

24smi.org
Загрузка...