0
5575
Газета Факты и комментарии Печатная версия

15.06.2016 00:01:00

Церкви у края ойкумены

Противники Собора на Крите опасаются его превращения в инструмент модернизации православия

Тэги: всеправославный собор, крит, синод РПЦ, константинопольский патриархат, патриарх варфоломей, патриарх кирилл


всеправославный собор, крит, синод РПЦ, константинопольский патриархат, патриарх варфоломей, патриарх кирилл Патриархов Варфоломея и Кирилла обвиняют в стремлении к «восточному папизму». Фото РИА Новости

Сегодня на остров Крит начнут прибывать делегации от православных Церквей для участия во Всеправославном соборе, который в официальных документах называют «Святым и Великим» - в отличие от церковных собраний в рамках каждой юрисдикции. В пятницу должен состояться так называемый малый синаксис, то есть предсоборное совещание делегатов. Но ни на совместных богослужениях, которые будут предварять торжественную часть, ни на церемонии открытия утром 20 июня фотографам не удастся запечатлеть картину воплощенной солидарности православных иерархов. От участия отказалась РПЦ, а ранее это сделали Болгарская, Антиохийская, Сербская и Грузинская церкви. Из 14 Церквей в «Святом и Великом» соборе примут участие в лучшем случае девять.

Собравшись на экстренное заседание вечером в понедельник, Синод Русской православной церкви принял решение не направлять на Крит делегацию. В своем официальном заявлении епископы постановили «поддержать предложения Антиохийской, Грузинской, Сербской и Болгарской православных церквей о переносе проведения Всеправославного собора» на срок, который будет принят в результате консенсуса. Синод РПЦ направит это решение Константинопольскому (Вселенскому) патриарху Варфоломею, инициатору Собора. Московский патриархат ждет ответа от Константинополя, а если его не получит – на Крит не поедет. По сообщению РИА Новости, из стана «константинопольцев» уже поступают заверения, что Собор все равно состоится, невзирая на позицию Москвы.

Однако Русская церковь оставляет за собой возможность в дальнейшем участвовать в соборном процессе, но уже на условиях полной солидарности Церквей. Также РПЦ видит будущий Собор в таком формате, который предполагает участие всех епископов, что дает ей преимущество как самой многочисленной по числу иерархов Церкви. Ранее Константинопольский патриархат на такие условия не соглашался.

Как уже сказано, Московский патриархат принял свое «принципиальное» решение после серии отказов от участия в Соборе, которые один за другим последовали от Болгарской, Антиохийской, Сербской и Грузинской церквей. Пока эти Церкви сотрясали православную ойкумену своими демаршами, РПЦ дважды собирала Синод, обращалась к патриарху Варфоломею с посланием и вообще сделала ряд «последних китайских предупреждений». Москва сама смягчила свой выпад серией утечек: то именитый иерарх скажет резкое слово в адрес Константинополя, которое потом таинственным образом исчезает с информационных лент, то «информированный источник» сообщит агентству, что с Крита отозван руководитель административного секретариата Московской патриархии епископ Солнечногорский Сергий (Чашин), который осуществлял на острове от имени РПЦ подготовительную работу к Собору.

Может показаться, что теперь РПЦ, опираясь на демарш «малых» Церквей, сможет добиться пересозыва Собора на своих условиях. Однако до сих пор устроители встречи на Крите не дрогнули, и подготовка к ней продолжается. Константинопольский патриархат реагировал на все выступления отказников стоически. После «болгарского вызова» Фанар собрал Синод, на котором подтвердил свое намерение созвать Всеправославный собор в любом случае. Варфоломей втихомолку удовлетворил личную просьбу патриарха Московского и всея Руси Кирилла о рассадке глав Церквей, но требование русского Синода о созыве экстренного предсоборного совещания до 10 июня даже не комментировал. Игра на нервах пока не идет на пользу Московскому патриархату.

Между тем подготовка к критскому мероприятию завершается. Работает Специальная комиссия по разработке проекта послания Всеправославного собора во главе с митрополитом Галльским Эммануилом Адамакисом. К 16 июня комиссия должна подготовить итоговое коммюнике. По регламенту поправки в соборные документы можно вносить только при полном кворуме участников, но по крайней мере четыре или пять Церквей свой голос на Соборе не подадут. Из этого легко сделать вывод, что уже к началу Собора очевидно, как будет выглядеть его коммюнике.

Сообщается, что в данной комиссии представлены 10 поместных Церквей: Константинопольская, Александрийская, Иерусалимская, Сербская, Румынская, Кипрская, Элладская, Польская, Албанская, а также Православная церковь Чешских земель и Словакии. Заметим, что при этом Сербская церковь отказалась присылать представительную делегацию на Крит.

Критики Собора пытаются представить дело так, будто это не отказники, а греческие по составу духовенства Церкви откололись от православной «полноты». Их пытаются показать в роли гомеровских царьков, собравшихся на осаду Илиады. Однако мы видим, что на Крит пока готовы отправиться не только патриархи-греки, но и делегации Церквей, которые до сих пор считались ближе Москве, чем Константинополю: Польская и Чехословацкая.

Всеправославное единство разваливается на глазах даже несмотря на то, что повестка Собора вышла постная. Постная в самом прямом смысле: на Крите собираются обсуждать проблемы поста, православного брака и прочие вопросы, которые не затрагивают самые острые политические материи. Но даже вполне невинный документ о браке сделал невозможным участие Грузии. 

Из «громких» тем на Крите предполагается обсуждение взаимоотношений православия с инославными.  В другом документе заподозрили попытки модернизации восточного христианства – где речь идет о проблеме единства церковного календаря, выбора между новым и старым стилем. Но и этот документ не рассматривается. Собор также с самого начала отказался от наиболее политизированного вопроса – о создании новых автокефалий.

Протодиакон Андрей Кураев сделал запись в своем блоге накануне Синода РПЦ: «Для Московской патриархии лучше всего было бы, чтобы Собор не состоялся, но и не был отменен.  Причину несложно прочитать вот в этом пассаже речи нашего патриарха на Архиерейском соборе в феврале 2016 года о «неканонических действиях представителей некоторых церковных образований в США и Канаде, находящихся в юрисдикции Константинопольского патриархата»: «Игнорируя канонического предстоятеля Украинской православной церкви, блаженнейшего митрополита Киевского и всея Украины Онуфрия (Березовского. – «НГР»), иерархи данных образований только за прошедший год неоднократно посещали пределы Украины, открыто выступали в поддержку раскольников, обещали им признание их структуры в качестве автокефальной Церкви и при этом утверждали, что они якобы действуют от имени святейшего Константинопольского патриарха Варфоломея. И хотя Его Святейшество неоднократно заверял нас, что не поддерживает такую деятельность, подобные заявления некоторых его иерархов на фоне регулярных призывов к Константинопольскому патриарху со стороны лидеров раскола напрямую вмешаться в церковную ситуацию в Украине создавали впечатление, что такое вмешательство после Собора действительно не исключено». «Раз такое вмешательство после Собора действительно не исключено, значит, желательно, чтобы время «после Собора» вообще не наступило. Чтобы он всегда был морковкой, висящей перед глазами», – делает вывод Кураев. Протодиакон оказался прав, Синод РПЦ прибег к фокусу с «морковкой».

Тем не менее политическим результатом Собора может оказаться как раз его ограниченная представительность. Будет размыта грань между «каноничными» и «неканоничными» Церквами, к которой, как к последнему прибежищу, обращались некоторые политиканствующие клерикалы. «Неканоничные» сообщества в Украине, на Кавказе, на Балканах и в самой Элладе могут чувствовать себя тем более уверенно, чем ожесточеннее обвиняет друг друга в раскольничестве семья «законных» Церквей.

Предсоборные скандалы способствовали очередному расколу в среде церковной интеллигенции России. Церковные либералы называли Варфоломея Вселенским («ойкуменико») патриархом, в то время как противники Собора – «всего лишь» Константинопольским. Для либералов Варфоломей – представитель прогрессивной, европейской линии, и отказ Московского патриархата участвовать в Соборе на Крите выталкивает Русскую церковь за пределы цивилизованной ойкумены. Для консерваторов хозяин Фанара – марионетка США и Эрдогана. «Разоблачая» экуменический стиль Варфоломея, один из критиков даже не удержался от «фирменного» аргумента квасных конспирологов, сообщив, что Константинопольский патриарх давно «омасонен».

Возможно, опасения консерваторов не лишены оснований. 6 июня с.г. советник Константинопольского патриарха архидиакон Иоанн Хрисавгис предположил, что Собор на Крите окажет такое же влияние на православную ойкумену, какое оказал Второй Ватиканский собор на католиков.

Однако Католическая церковь обладает возможностями консолидации и централизации, которые позволили ей принять общие правила, а несогласных отправить на обочину истории. В православном сообществе, где ведутся ожесточенные споры о том, какому патриарху или архиепископу где сидеть в соборном зале, чтобы не почувствовать неравенства по отношению к другим «святейшим», такой вариант не пройдет. Ни один из патриархов, будь он хоть святейшим, хоть всесвятейшим, не может стать восточным папой. Ни одному патриарху восточного христианства не стать вселенским понтификом, потому что у них нет не только «дивизий», но и духовного влияния, имеющего надгосударственный и транконтинентальный характер. Ни у Константинополя, ни у Москвы нет космополитичной армии верующих и такой же независимости от национальных правительств и блоковых политических центров, как у Римского понтифика.

Нет у православия и «мягкой силы» протестантизма, который сохраняет солидарность при гибкой горизонтальной структуре Церквей. Лишены православные Церкви и мощной энергетики этноцентричных конфессий вроде Армянской апостольской церкви, интересы которой намертво срослись с национальным чувством армян. Этнофилетизм, скажем, Грузинской церкви играет против ее влияния и авторитета в противостоянии с православными народами, только-только вырвавшимися из-под политической власти Тбилиси.

«Усеченный» Собор пойдет своим чередом, а жизнь Церквей-«отказников» – своим. Красивой картинки всеобщности не получится, это утвердит мир в том, что восточное христианство не смогло выйти за рамки своей исторически предопределенной судьбы – быть элементом национальных культур Восточной Европы, но не консолидированной общественной силой в глобальном масштабе.

Продолжение темы 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Накроет ли Украину "варфоломеевская ночь"

Накроет ли Украину "варфоломеевская ночь"

Павел Скрыльников

Киевские власти обещают не допустить кровопролития из-за создания автокефальной церкви

0
1209
Вслед за Украиной – Абхазия?

Вслед за Украиной – Абхазия?

Андрей Мельников

Новоафонская братия ожидает своей очереди на «параде автокефалий»

0
3871
 Визит патриарха Кирилла в Молдавию планируется в 20-х числах октября - пресс-секретарь

Визит патриарха Кирилла в Молдавию планируется в 20-х числах октября - пресс-секретарь

0
584
Брекзит отсрочит антироссийские санкции

Брекзит отсрочит антироссийские санкции

Фемида Селимова

Вопрос о выходе Великобритании из Евросоюза косвенно затрагивает и Москву

0
1093

Другие новости

Загрузка...
24smi.org