0
50085
Газета Идеи и люди Печатная версия

28.03.2002

Неизвестная блокада

Тэги: блокада, нквд, фото, санктпетербург


Трагедий, подобных той,
что пережил Ленинград
в 1941-1944 гг., в мире
не было. За 900 дней
блокады умерли от голода
1 млн. 200 тыс. человек.
Но город не сдался
и выстоял.

Архивные тайны при свете дня

О ленинградской блокаде обычно было принято говорить в героическом ракурсе. Об ужасах же ее никогда не говорили всей правды - более полувека архивные документы имели гриф "совершенно секретно". Сейчас петербургский историк, кандидат исторических наук Никита Ломагин завершает большую работу над книгой, которая будет посвящена многим неизвестным страницам блокады и жизни на оккупированной территории Ленинградской области. Он коренной ленинградец, его родители и бабушка пережили первую блокадную зиму. Отсюда его интерес к блокадной тематике.

Никита Ломагин изучал материалы в архивах Москвы, Петербурга, Подольска, Гатчины. Подробно исследовал документы ГКО, относящиеся к битве за Ленинград, различные приказы, донесения и спецсообщения о морально-политическом состоянии частей армии и флота, личный фонд Жданова и других лиц, имевших отношение к Ленинграду в годы войны, так называемые особые папки, в которых содержится наиболее ценная информация о деятельности органов власти и управления в Ленинграде, а также о настроениях населения.

За границей историк работал в Национальном архиве США, Архиве национальной безопасности США, Бахметьевском архиве Колумбийского университета, архиве Гуверовского института Стэнфордского университета, Архиве У.Черчилля в Кембриджском университете. Сейчас он изучает документы архива Гарвардского университета. "В США и Великобритании я пытался выявить материалы о позиции союзников в отношении Ленинграда, - сказал корреспонденту "НГ" Никита Ломагин. - Важно было установить, что они знали о страданиях ленинградцев и что предлагали для облегчения их участи. В американских архивах я выявил большое число воспоминаний о битве за Ленинград, об оккупации Ленинградской области, о пропагандистской деятельности РОА".

Пока петербургскому историку не удалось попасть в архив президента РФ, в котором могут быть интересные документы Сталина, Молотова, Берии. В бывшем Ленинградском госархиве остаются на специальном хранении материалы немецкой службы безопасности (СД). "По-прежнему во многих архивах находится огромное количество документов под грифом "совершенно секретно", - говорит Никита Ломагин. - Процесс рассекречивания занимает немало времени, однако самое важное, на мой взгляд, состоит в том, чтобы он не прекращался и ранее рассекреченные документы опять не попали в разряд секретных".

"Сегодня они умерли, а завтра я"

Материалы следственных дел рассказывают об осужденных за нарушение санитарных норм, подделку продуктовых карточек, распространение ложных слухов, мародерство, людоедство┘

К четырем месяцам лишения свободы был приговорен Соломон Перченок за нарушение санитарного режима - выливал нечистоты в окно. Шесть месяцев тюрьмы получил Ефрем Подгорный за то, что справлял нужду из окна, да еще колол дрова прямо в квартире.

Марию Пушкину приговорили к десяти годам лагерей (там она умерла от дистрофии) за то, что хранила дома офицерскую шпагу, 71 американский доллар и серебряную монету советской чеканки, а также умудрилась "создать на дому запас остродефицитных продуктов (сахар, рис, мука, какао), превышающий личную потребность".

Максим Белов, проезжая место недавних боев вблизи деревни Коково, обнаружил трупы солдат и снял с них одежду. Сапоги снять не удалось, и тогда он обрубил ноги топором. Военный трибунал отправил мародера на исправительные работы сроком на пять лет.

Чтобы быть в курсе настроений населения, военная цензура вскрывала практически все письма граждан. Вот строки из писем, которые были изъяты и не дошли до адресатов.

"┘Ноги уже не двигаются, а ходить надо. Жертв очень много, покойников хоронят без гробов, так как гробов нет. Варлаша умер от голода, все перед смертью просил поесть, вот его хороним без гроба, завязали в простыню".

"┘Ваня, бросайте винтовки и не смейте больше защищать, пока не дадут больше хлеба. Бросайте винтовки, переходите к немцу, у него хлеба много".

"┘Женя, мы умираем от голода. Барику приготовила на гроб доски. Но я так слаба, что не могу снести его на кладбище. Юрик настолько истощал, что уже не просит есть, лишь изредка кричит: "Мама, если нет кушать - убей меня", - это говорит четырехлетний ребенок".

К 20 ноября 1942 г. толщина льда на Ладожском озере достигла 180 мм. На лед вышли конные обозы. 22 ноября за грузом по следу лошадей поехали машины. На следующий день доставили 52 тонны продовольствия. Из-за хрупкости льда двухтонные грузовики везли по 2-3 мешка, и даже при такой осторожности несколько машин затонуло. Позже к грузовикам стали прикреплять сани - это позволяло уменьшить давление на лед и увеличить количество груза. Несмотря на то что Дорога жизни была под особым контролем, водители ухитрялись сворачивать с пути, расшивали мешки с продуктами, отсыпали по несколько килограммов, вновь зашивали. На пунктах приема хищения не обнаруживали - мешки принимали не по весу, а по количеству.

Когда же факт кражи доказывался, то водитель немедленно представал перед военным трибуналом, который обычно выносил смертный приговор. Вот как описывает механизм исполнения наказания комиссар эшелонов ОАТБ 102-й военно-автомобильной дороги Н.В. Зиновьев: "Мне довелось быть свидетелем расстрела шофера Кудряшова. Батальон выстроился в каре. Подъехал закрытый автомобиль с приговоренным. Он вышел в валенках, ватных штанах, одной рубашке и без шапки. Руки назад, связанные ремешком. Тут же выстраивается человек 10 стрелков. Председатель трибунала читает приговор. Потом отдается приказание коменданту, тот командует приговоренному: "Кругом! На колени!" - и стрелкам: "Огонь!" Звучит залп из 10 выстрелов, после чего Кудряшов вздрагивает, какое-то время продолжает стоять на коленях, а потом падает лицом в снег. Комендант подходит и стреляет из револьвера в затылок, после этого труп грузят в кузов машины и куда-то увозят".

Управление НКВД по Ленинградской области произвело обследование состояния хранения НЗ (неприкосновенный запас) продовольствия. В своем донесении под грифом "совершенно секретно" на имя секретаря Ленинградского горкома ВКП(б) управление сообщало, что кладовые непригодны для хранения продуктов, не соблюдаются требования санитарного надзора, неприкосновенный запас подвергнут порче. Из-за течи воды с потолка подмочены мешки с сухофруктами, сливочное масло покрыто плесенью, рис и горох заражены клещом, мешки с сухарями разорваны крысами, покрыты пылью и пометом грызунов┘

Строки из писем, изъятых из почты военной цензурой и переданных на хранение в Управление НКВД по Ленинградской области:

"┘Жизнь в Ленинграде с каждым днем ухудшается. Люди начинают пухнуть, так как едят горчицу, из нее делают лепешки. Мучной пыли, которой раньше клеили обои, уже нигде не достанешь".

"┘В Ленинграде жуткий голод. Ездим по полям и свалкам и собираем всякие коренья и грязные листья от кормовой свеклы и серой капусты, да и тех-то нет".

"┘Я был свидетелем сцены, когда на улице у извозчика упала от истощения лошадь, люди прибежали с топорами и ножами, начали резать лошадь на куски и таскать домой. Это ужасно. Люди имели вид палачей".

Если в августе 1941 г. число изъятых военной цензурой писем составляло 1,6%, то в декабре количество корреспонденций с "отрицательными настроениями" достигло 20%. Вот о чем писали ленинградцы своим родственникам на Большую землю:

"┘Наш любимый Ленинград превратился в свалку грязи и покойников. Трамваи давно не ходят, света нет, топлива нет, вода замерзла, уборные не работают. Самое главное - мучает голод".

"┘Мы превратились в стаю голодных зверей. Идешь по улице, встречаешь людей, которые шатаются, как пьяные, падают и умирают. Мы уже привыкли к таким картинам и не обращаем внимания, потому что сегодня они умерли, а завтра я".

"┘Ленинград стал моргом, улицы стали проспектами мертвых. В каждом доме в подвале склад мертвецов. По улицам вереницы покойников".

Факты сильнее статистики

Можно ли было избежать такого количества жертв, таких мук и страданий?

Отвечая на этот вопрос корреспондента "НГ", Никита Ломагин сказал: "О сдаче города и речи не могло быть. Его стратегическое значение трудно переоценить. Можно без преувеличения сказать, что, продолжая борьбу за Ленинград и жертвуя населением города, Сталин спасал Москву и Россию. Многие ленинградцы это понимали. Но этой жертвенности в известной степени можно было бы избежать, если бы руководство Ленинграда проявило волю и более организованно провело эвакуацию населения в доблокадный период, сразу же ввело ограничения на изъятие денежных средств из сберкасс, а также вовремя установило бы карточную систему и закрепило население за магазинами, тем самым не допустив многочасового стояния обессилевших ленинградцев в огромных очередях. Власть - Жданов, Ворошилов и другие - должна была помнить уроки Финской войны, показавшей, как будет себя вести население в случае кризиса. То, что происходило в конце ноября - начале декабря 1939 г., иначе как паникой назвать было нельзя. Народ изымал средства из сберкасс и скупал буквально все. Стабилизация в сфере торговли в Ленинграде наступила только через несколько месяцев, и не без помощи Москвы. В июне - первой половине июля 1941 г. история повторилась, на этот раз в виде трагедии".

К ноябрю 1941 г. голод в Ленинграде достиг чудовищных масштабов. Рабочим выдавали 250 г хлеба, иждивенцам - 125 г. Да и не всегда удавалось отоварить карточки. Резко возросло количество краж, убийств с целью завладения продуктовыми карточками. Совершались налеты на хлебные фургоны и булочные. В декабре 1941 г. были зафиксированы первые случаи каннибализма.

Игорь Шевченко родился в Италии в 1924 г. в семье русского инженера-эмигранта. Спасаясь от фашизма, он подростком вместе с родителями переехал в СССР. Местом жительства выбрали Ленинград. В июне 1941 г. отца арестовали, отбывать наказание направили в Златоуст. Перебралась на жительство туда и мать. Сам же Игорь решил остаться в Ленинграде, так как "жаль было бросать квартиру и имущество". Работал в столовой # 16 Выборгского района грузчиком. Но однажды за прогулы его уволили. "Получал карточки иждивенца, но положенной нормы было мало, - написал Игорь в своих показаниях. - Я стал ходить ловить кошек, резал их и ел. Помимо этого ел и собак. В первых числах декабря я потерял продуктовые карточки┘ Проходя мимо Богославского кладбища, увидел там в снегу незакопанный труп мужчины. С него снял сапоги и надел на себя. Топором разрезал на части труп и принес домой. Левую руку зажарил и съел. Остальные части спрятал на запас. В дверь квартиры постучали. Я открыл и увидел сотрудников милиции. Они меня арестовали┘"

В январе 1942 г. 18-летняя Вера Титанова утопила в тазу свою новорожденную дочь, затем расчленила труп и вместе со своей матерью употребила в пищу. Спустя три недели людоеды из соседней квартиры похитили труп шестилетней девочки и также съели.

По данным Управления НКВД по Ленинградской области, за употребление человеческого мяса были арестованы в декабре 1941 г. 43 человека, в январе 1942 г. - 366, феврале - 612, марте - 399, апреле - 300, мае - 326, июне - 56. Затем цифры пошли на убыль, с июля по декабрь были взяты с поличным всего 30 людоедов. Трупы крали на кладбищах, похищали из морга, ели умерших родственников. Заманивали в квартиры взрослых под видом обмена вещей на продукты, а детей - под предлогом угощения сладостями, убивали - и в кастрюлю.

Муж убил жену и кормил ее мясом сына и двух племянниц. Им он говорил, что это мясо собаки.

Две старшие сестры убили младшую 14-летнюю сестру и съели.

Женщина 69 лет зарезала ножом внучку и накормила ее мясом мать и брата убитой.

Отец в отсутствие жены убил двоих сыновей 4 лет и 10 месяцев и употребил в пищу.

Мать, имевшая четверых детей, убила младшего ребенка и приготовила из его мяса пищу для себя и троих детей.

Чаще всего блокадников-людоедов военные трибуналы приговаривали к расстрелу с конфискацией имущества. Приговоры были окончательными, обжалованию не подлежали и немедленно приводились в исполнение.

Из докладной записки от 21 февраля 1942 г. военного прокурора Ленинграда А.И. Панфиленко секретарю Ленинградского обкома ВКП(б) А.А. Кузнецову о случаях людоедства: "В условиях особой обстановки Ленинграда возник новый вид преступлений┘ Все убийства с целью поедания мяса убитых в силу их особой опасности квалифицировались как бандитизм┘ Социальный состав лиц, преданных суду за совершение указанных выше преступлений, характеризуются следующими данными. По полу: мужчин - 36,5%; женщин - 63,5%. По возрасту: от 16 до 20 лет - 21,6%; от 20 до 30 лет - 23%; от 30 до 40 лет - 26,4%; старше 40 лет - 29%. По роду занятий: рабочих - 41%; служащих - 4,5%; крестьян - 0,7%; безработных - 22,4%; без определенных занятий - 31%┘ Из привлеченных к уголовной ответственности имели в прошлом судимости 2%".

"О том, что в Ленинграде во время блокады был каннибализм, я узнал задолго до работы в архивах от своей бабушки, которая, по ее словам, чудом спаслась от людоедов, пригласивших ее "попробовать студня", - продолжает разговор Никита Ломагин. - Ленинградцы, пережившие блокаду, конечно же, знали об этом явлении и, вспоминая войну, в кругу семьи иногда об этом говорили. Кроме того, в документах немецких спецслужб со ссылкой на перебежчиков и военнопленных довольно подробно описывалась ситуация в городе. Что говорить, статистика, пусть даже самая страшная, производит иное впечатление, нежели материалы конкретных уголовных дел. Их действительно было страшно читать".

Бесцензурные фотографии

Недавно в Петропавловской крепости открылась выставка "Неизвестная блокада", где представлены уникальные фотоматериалы военной поры. Многие из этих материалов находились в архивах НКВД, и только сейчас Управление ФСБ по Санкт-Петербургу передало их для публикации.

"О ленинградской блокаде написано достаточно много, сохранились фотографии, документальные свидетельства, но все они прошли через сито цензуры, - говорит автор выставки, известный фотожурналист, заведующий кафедрой производства и оформления печати факультета журналистики Санкт-Петербургского госуниверситета Владимир Никитин. - Публиковать разрешалось только героику. Работы же, где зафиксированы быт и повседневная жизнь обычного человека, изымались цензурой. Мы никогда не увидим фотографии с горами трупов на Волковском и Серафимовском кладбищах, обледеневших квартир и дворов, превращенных в морги. Но определенное количество снимков чудом сохранилось в архивах".

При подготовке фотографий многие негативы были восстановлены практически из трухи. На снимках застыл блокадный город таким, каким его видели горожане. Тела умерших на тележках, изможденные лица бойцов санитарно-очистных отрядов, воронка на набережной Фонтанки, трупы, плавающие в лужах, образовавшихся после оттепели. 250 этих фотографий готовит сейчас к изданию издательство "Лимбус-Пресс".

На фотовыставке корреспондент "НГ" встретился с писателем Даниилом Граниным, который в соавторстве с Алесем Адамовичем написал знаменитую "Блокадную книгу", и задал ему несколько вопросов.

- Когда вы писали вашу книгу, вам эти вещи были известны?

- Эти вещи нам не были знакомы. Частично мы понимали, нам рассказывали кое-что. У нас цензура потребовала изъять 65 воспоминаний. Нам удалось отстоять лишь некоторые. Тогда нельзя было писать о фальшивых карточках, мародерах, людоедах. Масштабы блокадной трагедии и сегодня неизвестны нам и, наверное, никогда не будут известны.

- Будете ли вы в связи с обнародованными новыми фактами вносить изменения или дополнения в вашу книгу?

- Если будет переиздание, мы восстановим изъятия, связанные с мародерством и людоедством. Но я не имею права что-то менять. Во-первых, не стало моего соавтора, во-вторых, эта книга была составлена из рассказов живших в то время людей, в-третьих, я боюсь, что будут видны заплаты.

- Каким образом, на ваш взгляд, человек превращается в людоеда, что происходит в это время с его психикой?

- Чтобы оценивать подобное, надо поставить себя на место того человека. Я знал женщину, у которой в блокаду умер маленький сын, осталась дочь. Она положила труп мальчика между окнами, чтобы мясо не портилось, и кормила этим свою дочь, и дочь осталась жива, но не знает об этом.

- Вы считаете, такое допустимо?

- По крайней мере я не могу ни бросить камень в мать, ни сказать, что эта ситуация безнравственная.

Санкт-Петербург


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Я теперь фотопарацци

Я теперь фотопарацци

Владимир Кисаров

Елена Семенова снимает поэтов навскидку

0
126
 Япония во власти сокрушительного тайфуна

Япония во власти сокрушительного тайфуна

0
669
Яд Ефрему, а умер Федя

Яд Ефрему, а умер Федя

Елена Семенова

Фотостихи, циклофоны, палиндромы и заумь Александра Бубнова

0
207
Уравновешивая новаторство и традицию

Уравновешивая новаторство и традицию

Ушел из жизни фотохудожник Александр Награльян

0
373

Другие новости

Загрузка...
24smi.org