0
946
Газета Идеи и люди Печатная версия

26.10.2004

«Все понимают, что его не выпустят»

Тэги: ходорковский, следствие, эксперты, прогнозы

Ровно год провел в заключении главный фигурант «дела ЮКОСа», глава нефтяной компании Михаил Ходорковский. 25 октября 2003 года он был арестован в новосибирском аэропорту «Толмачево», а уже 28 мая 2004 года, с завидной оперативностью начался судебный процесс. Чем, по вашему мнению, должно закончиться дело Ходорковского? На этот вопрос «НГ» отвечают известные политики, политологи и журналисты.

ходорковский, следствие, эксперты, прогнозы Похоже, на положительный исход «дела ЮКОСа» не надеются ни сам Михаил Ходорковский, ни подавляющее большинство наблюдателей.
Фото Александра Шалгина (НГ-фото)

Дмитрий Рогозин, председатель фракции «Родина» ГД

Перспективы завершения этого дела очень туманны. Любой исход окажется прецедентом, имеющим стратегическое значение в решении деликатной проблемы олигархов. И всем участникам этого действа надо поступить таким образом, чтобы это не выглядело как личный наезд на Ходорковского. Ведь подобное происходило повально в середине 90-х годов, но пострадал почему-то он один. Создается впечатление, что есть прикасаемые и неприкасаемые: одни всю меру ответственности на себе несут, другие – придворные олигархи. Это партию «Родина» ни в коей мере не может устраивать. Даже если его одного осудят, это не решит проблем национальной экономики. Нужно адресовать эти претензии не конкретной личности, а выбить экономическую табуретку из-под негативного явления, которое до сих пор продолжает отравлять жизнь общества.

Элла Памфилова, председатель Комиссии по правам человека при президенте РФ

Чем бы дело ни закончилось, самый негативный его результат налицо: многократно усилился произвол по отношению к представителям бизнеса, особенно – малого и среднего, на всех уровнях чиновничьей вертикали. Если этот процесс будет прозрачным и открытым, проявится полная несостоятельность нашей правоохранительной системы, включая судебную власть. Это даст повод президенту, во-первых, принять решительные меры по изменению ее качества и руководства, а в случае осуждения Ходорковского – проявить максимум гуманности и помиловать его.

Михаил Делягин, член политсовета и руководитель программного комитета партии «Родина»

Дело закончится в два этапа. Сначала новости о Ходорковском будут доведены до уровня новостей о погоде, а потом его посадят. Надеюсь, что срок будет значительно меньший, но мне кажется, лет на шесть-семь. Но влияние на политическую жизнь дело Ходорковского уже оказало. Все понимают, что его не выпустят, – это как царь Кощей выпускает свою смерть. Но Ходорковский не сломался, и значит, не сломается. Он будет бороться. Учитывая абсолютно неадекватную экономическую политику и весьма неоднозначные политические преобразования, через 2–3 года даже 100 млн. долл., вброшенные в российскую политику, могут оказаться тем ломом, против которого у нынешней власти просто не окажется никаких приемов. Потому что нынешнее государство последовательно отторгает от себя не просто народ, но и внутриэлитных союзников. Это самоубийственная политика, напоминающая царский режим или времена Горбачева.

Борис Немцов, сопредседатель Комитета-2008

Кремль мстит Ходорковскому за его политическую позицию, тем самым нанося огромный ущерб России – и политический, и экономический. Дело далеко выходит за рамки ЮКОСа, повлияет на экономический рост, а т.к. у Кремля есть патологическая боязнь Ходорковского, к сожалению, я думаю, его посадят, и надолго. Ситуация в стране уже изменилась, идет процесс лукашизации, и случай с Ходорковским вписывается в стилистику установления диктаторского режима.

Ирина Хакамада, сопредседатель Комитета «2008: Свободный выбор»

Глобальные последствия для страны уже существуют – идет легальный и нелегальный отток среднего капитала. Разница между притоком и оттоком после ареста Ходорковского стала отрицательной, т.е. отток больше, чем приток, хотя раньше была положительной. Закончится все тем, что на 100% приговор будет обвинительный, но сроки могут быть разные, в зависимости от хода следствия. Ему могут быть зачтены сроки нахождения в предварительном заключении и некоторые другие факторы, в зависимости от того, насколько власть хотела бы поприличнее выйти из этой ситуации. Я не профессионал, но думаю, срок будет от 4 до 10 лет.

Георгий Сатаров, президент фонда «ИНДЕМ»

Глобальные последствия дела Ходорковского уже наступили, и об этом достаточно красноречиво говорили и Греф, и Илларионов. Что касается исхода дела лично для Ходорковского, то его трудно предсказать: ситуация в стране предельно нестабильная, власть находится в очень нервном истеричном состоянии, поэтому может быть все что угодно.

Марк Урнов, председатель фонда аналитических программ «Экспертиза»

Сказать, чем закончится дело Ходорковского, просто не могу, потому что у меня такое ощущение, что у власти сегодня нет готовых решений, а есть некая растерянность: что делать в этой ситуации. Думаю, они рассчитывали, что все пройдет куда проще, и отъем собственности состоится куда менее скандальным образом. Что касается последствий, то на сегодняшний день они уже существуют независимо от исхода дела. Бизнес выбит из политики, а объективные возможности для существования реальной оппозиции фактически ликвидированы, потому что без поддержки бизнеса она существовать не в состоянии. Кроме того, в бизнесе подорвано доверие к власти, т.к. никто не гарантирован от отъема собственности. Увеличивается бегство капиталов, репутация страны подмочена фантасматорическим образом. Скорее всего мы будем иметь экономику с огромным влиянием государства, нарастание коррупции и торможение серьезной модернизации. Идет мощнейший откат назад, фактически возвращаемся к временам середины XIX века, когда чиновник был на порядок большей фигурой, чем любой предприниматель.

Алексей Митрофанов, депутат ГД РФ от фракции ЛДПР

Пока Путин у власти, Ходорковский будет сидеть. Его осудят, он станет знаменитым заключенным. Дать ему могут от 8 до 10 лет, потом скостить. Но я считаю, что надо ему особую тюрьму построить где-нибудь на острове, устроить пресс-центр, хорошие условия, особую защиту, чтобы все было нормально. У него, по оценкам, не менее 12 млрд. долл. свободных денег, и государство должно такому человеку уделять внимание. А беспорядки в стране можно и за гораздо меньшие деньги организовать. Последствий его заключения для страны никаких нет: одни хозяева компании сменятся на других.

Александр Проханов, главный редактор газеты «Завтра»

Я предполагаю, что произойдет перетекание собственности из одних рук в другие. Причем руками, в которые польется собственность ЮКОСа и собственность самого Ходорковского, будут руки государства. Видимо, часть активов государство приобретет явно, а другая часть тайно перетечет из одних офшоров в другие, которыми владеют люди, близкие к власти и силовикам. В какой пропорции распределятся активы ЮКОСа между государством и частными лицами, сказать трудно, но я думаю, что где-то один к одному.

Судьба самого Ходорковского, как мне кажется, во многом будет зависеть от итогов американских выборов. Если побеждает Керри со своей группировкой, на которую ориентируется в том числе и Ходорковский, то его, немножко помучив и превратив в подавленного и политически неопасного предпринимателя, уже не крупного, а средней руки, в конце концов выпустят с каким-нибудь условным приговором. Если же побеждает Буш, который, по существу, дал России карт-бланш на подавление Ходорковского, я думаю, что его посадят. Его осудят на срок от пяти до семи лет. И это не только мое личное мнение, но и мнение людей, близких к ЮКОСу.

Эдуард Лимонов, лидер Национал-большевистской партии

ЮКОС разгромят безусловно. Насколько я понимаю, власти совершенно серьезно намерены продать «Юганскнефтегаз». И видимо, продадут за сумму долгов ЮКОСа. Продадут, конечно, через подставных лиц своим людям. Что касается Ходорковского, то я полагаю, что срок ему дадут. Я убежден, что государство не может отпустить его просто так, без срока. Государство у нас никогда, ни при каких обстоятельствах не признавало свои ошибки и впредь признавать не будет. Поэтому Ходорковскому срок дадут. Какой – сказать трудно. Может быть, ограничатся отсиженным, а может быть, дадут некий усредненный срок от трех с половиной до четырех с половиной лет. Удивительно, но эта цифра постоянно фигурирует в так называемых политических делах. У Пасько было три с половиной года, у меня было четыре года, еще были приговоры на такие же сроки. Видимо, государству три-четыре года приносят необходимое удовлетворение.

Марк Дейч, обозреватель газеты «Московский комсомолец»

Что будет с ЮКОСом, понятно уже сейчас. Компания будет не развалена, но поделена на несколько частей и поменяет владельцев. Это уже очевидно. Впрочем, этот вопрос меня интересует меньше всего. В чьи бы руки ни попала нефть, для рядовых обывателей ничего не изменится. Суд на самим Ходорковским, как мне кажется, продлится довольно долго – может быть, еще около года, и закончится, безусловно, обвинительным приговором. Но, как мне кажется, при этом судом будут использованы смягчающие обстоятельства, награды Ходорковского и тому подобное. И поэтому ему дадут реальную меру наказания, но ограничатся уже отбытым сроком и освободят. Имея капитал, но не имея реальной компании в руках, он как политик будет представлять из себя гораздо меньшую величину.

Владимир Рыжков, депутат Госдумы

К сожалению, и процесс преследования ЮКОСа, и процесс присвоения компании проходят по наихудшему сценарию. Так как государство уже нарушило все законы, процедуры и рамки приличий, то, видимо, компания, добывающая 80 миллионов тонн нефти в год, будет присвоена скорее всего какой-либо госкомпанией, фактически бесплатно. А миноритарии, как российские граждане, так и иностранцы, которым принадлежит 22% акций ЮКОСа, просто потеряют свои деньги. Сейчас миноритарии ЮКОСа окажутся в том же положении, что и держатели русских ценных бумаг в 1917 году. ЮКОС может остаться как вывеска на офисе, как небольшая нефтетрейдерская компания. Но это уже будет совсем не тот ЮКОС, который добывал нефти больше, чем Ливия. Гигант будет уничтожен. Что касается самого Ходорковского, то, несмотря на то, что процесс явно не клеится и свидетели отказываются свидетельствовать против Платона Лебедева и Михаила Ходорковского, обвинительный уклон очевиден. Я думаю, что и Лебедеву, и Ходорковскому постараются впаять максимальный срок лишения свободы. Это может быть как реальный срок, так и условный. В последнее время придуман такой иезуитский способ давать огромные сроки условно, чтобы, если человек вдруг проявит какую-то нелояльность, тут же снова запереть его за решетку. Боюсь, что в данном случае мы сталкиваемся не с правосудием, а с карательной машиной. А карательная машина, как следует из нашей истории, пощады не знает.

Максим Соколов, публицист

Скорее всего тем, что всем уже будет не до Ходорковского. В том смысле, что в игру вступят новые факторы, на фоне которых судьба Ходорковского перестанет интересовать публику, и не будет иметь значения, осудят его или оправдают.

Михаил Бергер, главный редактор «Еженедельного журнала»

На мой взгляд, дело Ходорковского в общих чертах закончится тем же, чем закончилось дело «Медиа-МОСТа». Компания с названием «ЮКОС» не будет существовать на экономической карте России, а ее главный акционер не будет играть важной экономической роли, по крайней мере в ближайшее время. Поскольку исход суда, что очевидно, решается не в суде, то бессмысленно обсуждать собственно судебное решение. Оно будет таким, как это решено в штабе по борьбе с ЮКОСом. Что там решили, трудно предположить. Но, судя по тому, что по всем остальным направлениям дело развивается наихудшим образом, я опасаюсь, что и личное дело Ходорковского тоже будет развиваться наихудшим образом: он получит большой срок, и далеко не условный.

Юлия Латынина, журналист, писатель

Чем закончится дело Ходорковского? Посадят! Я в этом уверена абсолютно! А ЮКОС отберут. Судя по всему, его отбирают Сечин и компания, и отбирают именно активы. Но тут есть несколько моментов. Во-первых, все дело ЮКОСа было затеяно для того, чтобы переделить вкусный пирог. Во-вторых, каждая по отдельности из кремлевских партий недостаточно сильна, чтобы съесть ЮКОС, но любая достаточно сильна, чтобы помешать сделать это другим. Поэтому, судя по всему, ЮКОС разделят. Понятно, что наиболее сильным достанется «Юганскнефтегаз», кто поменьше – скушает чего поменьше. В такой ситуации может быть, что компания ЮКОС у Ходорковского сохранится, но только в ней ничего не будет. Такая шкурка от банана. При этом все будут показывать пальцем и говорить: «Смотрите, мы ведь не обанкротили ЮКОС, как и обещал президент!»


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Ходорковский действует, как Ленин

Ходорковский действует, как Ленин

Дарья Гармоненко

«Открытая Россия» займется политическим образованием населения

0
3044
Ходорковский займется выборами по всей стране

Ходорковский займется выборами по всей стране

Дарья Гармоненко

"Открытая Россия" будет добиваться от власти решения о регистрации

0
2924
Шестилетка стагнации доходов населения

Шестилетка стагнации доходов населения

Анастасия Башкатова

Прорыв отечественной экономики – лишь возврат к докризисному уровню

0
2491
Путин разворачивает украинскую политику...

Путин разворачивает украинскую политику...

Иван Родин

Оппозиции отказывают  в свободе собраний

0
8706

Другие новости

Загрузка...
24smi.org