0
19705
Газета Печатная версия

11.01.2017 00:01:10

Территории, покрытые мраком

История засекречивания и преднамеренного искажения географических карт в СССР

Юрий Голубчиков

Об авторе: Юрий Николаевич Голубчиков – кандидат географических наук, ведущий научный сотрудник (географический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова).

Тэги: история, карты, география, катрография, спецслужбы


Поколениям советских людей карта Родины показывала в основном белые пятна.	Обложка «Иллюстрированной газеты» от 20 апреля 1941 г.
Поколениям советских людей карта Родины показывала в основном белые пятна. Обложка «Иллюстрированной газеты» от 20 апреля 1941 г.

Одно время почти все топографические карты в РСФСР были рассекречены. С 1920 по 1923 год Красная армия согласилась рассекретить свои десятиверстные карты, потом трехверстные карты, потом старые или перепечатанные со старых издания двухверстных карт неприграничных регионов. К 1924 году единственными засекреченными топографическими картами оставались лишь новые послереволюционные карты на пограничные районы страны. (Впрочем, этих карт не существовало.) Ни масштаб, ни рельеф в то время не являлись критерием для засекречивания карт. Единственным подобным критерием могло служить изображение на них военных объектов или наличие специфической военной информации.

Специальные искажения

В 1938 году вся геодезическая и картографическая служба страны передается в подчинение НКВД, где создается Главное управление геодезии и картографии (ГУГК). С тех пор почти на все годы существования СССР все карты масштаба крупнее 1:2 500 000 оказываются засекреченными, а карты, публиковавшиеся в открытой печати, были существенно искажены.

С середины 1950-х годов ГУГК стал подчиняться Министерству геологии, затем непосредственно Совету министров СССР, но консервативность структуры сохранилась. Ни одна из крупных стран мира не была изучена картографически столь обширно и полно, как СССР. Почти вся его громадная территория была покрыта топографической съемкой масштаба 1:25 000 (в 1 см 250 м). Однако ни в одной из стран мира информация о столь огромном пространстве не была столь плотно закрыта для своих граждан, как в СССР.

Небольшой всплеск рассекречивания карт крупных масштабов пришелся на 50-е – начало 60-х годов. Тогда выходили интересные атласы областей. Но опубликованные в те годы карты вскоре вновь стали выпускаться с грифом «секретно», а искажение вносилось даже на наши самые секретные топографические карты. Произошло это сразу после знаменитого «дела Пеньковского». Он передал наши секреты США, спутав тем самым планы действий в Карибском кризисе. Третья мировая война была предотвращена, предатель расстрелян, а все коды и шифры пришлось менять.

Не отстала и картографическая служба страны. Желая получить новое финансирование под обновление всех топографических карт, она предложила заодно с шифрами и кодами изменить и систему координат 1942 года (Пулково-1942), построенную на аппроксимации Земли эллипсоиду Красовского. Ввели новую систему координат 1963 года, но с динамическим, несистемным случайным искажением. Выпущенные в новой системе координат карты оказались искажены, но так, что где-то  искажения вообще нет, а где-то оно есть в ту или иную сторону, то больше, то меньше.

Дело было поставлено на научную основу. По вопросам специального искажения было защищено немало диссертаций. Сохранять в тайне информацию об окружающей среде, следить за использованием топографических карт и аэрокосмических снимков – большой, хорошо оплачиваемый труд. Им занимались и высококвалифицированные специалисты, и лица, не умеющие делать ничего больше, кроме как запрещать. Дезинформационный этот труд был уже сродни антигеографии. Отсюда вытекала засекреченность космических снимков.

С 1966 года перечень географических сведений, не подлежащих опубликованию в открытой печати, непрерывно расширялся вплоть до 1988 года. Издания ГУГК 1970–1980-х годов представляли собой уже просто большие листы административных образований, щедро залитые розовой краской, с совершенно неузнаваемой гидрографической сетью и с третью отмеченных населенных пунктов. Грифами «Для служебного пользования» и «Секретно» были запечатаны схемы лесной таксации, планы землепользования и состояния земель, крупномасштабные почвенные, геоботанические, геоморфологические, ландшафтные, экологические… Короче, почти все тематические карты.

Ни одна из развитых стран мира не засекречивала в ту пору карты ни на свою территорию, ни тем более на нашу. У них была объектная, а не площадная засекреченность. Американское национальное агентство по аэрокосмическим исследованиям (NASA) рассекречивало, например, 90% своей информации и охотно продавало ее всем заинтересованным потребителям. Именно поэтому NASA было кровно заинтересовано в засекречивании наших космоснимков: это позволяло сохранять США монополию на их продажу. С удивлением смотрел мир на СССР, который, затрачивая гигантские ресурсы на космическую программу, умудрялся не извлекать из нее практически никакой прибыли.

100 миллионов карт

Карта – своеобразный синтез науки, техники и искусства. Не случайно подготовленная к изданию карта называется картографическим произведением. Кем-то сказано: «Чем бесчестнее произведение искусства, тем честнее оно как документ времени». История преднамеренного искажения карт есть документ эпохи развитого социализма.

Закрытыми в конце существования СССР оказались даже открытые карты прошлых лет издания. Закрыт был 2-й том «Большого советского атласа мира», выпущенный в 1937 году, закрыт продававшийся в 1934 году «Атлас Московской области». Закрытыми оказались даже дореволюционные топографические карты. В спецкартфонде Государственной библиотеки им. В.И. Ленина хранилась, например, «Географическая карта Московской провинции» 1774 года издания – интересный исторический документ с описанием городов Подмосковья. Выдавалась она только для служебного пользования.

Карта передвижения войск Наполеона по Смоленской губернии. Ее, наверное, тоже могли бы засекретить, но, кажется, забыли. Иллюстрация из книги: Вороновский В.М. Отечественная война 1812 года в пределах Смоленской губернии. 1912.	Источник: А.Венгеров, С.Венгеров, А Невский, В.Невская. Здесь, под небом своим… Выпуск первый: 	Отечественная война 1812 года. Библиохроника. 1789–1985 гг. - М.: Русский раритет, 2012.
Карта передвижения войск Наполеона по Смоленской губернии. Ее, наверное, тоже могли бы засекретить, но, кажется, забыли. Иллюстрация из книги: Вороновский В.М. Отечественная война 1812 года в пределах Смоленской губернии. 1912. Источник: А.Венгеров, С.Венгеров, А Невский, В.Невская. Здесь, под небом своим… Выпуск первый: Отечественная война 1812 года. Библиохроника. 1789–1985 гг. - М.: Русский раритет, 2012.

Зачем было засекречивать топографические карты конца ХIХ – начала ХХ века? Тем более что 28 июня 1941 года весь хранившийся тогда в Минске топокартофонд страны оказался в руках врага. Были им захвачены топографические склады в Риге, Киеве, Львове, Тирасполе, Шяуляе, во всей приграничной полосе. Начальник Военно-топографической службы Генштаба РФ генерал-лейтенант А.И. Лосев писал, что войска в первые дни войны лишились 100 млн карт!

ГУГК вместе с Военно-топографической службой Генштаба, возглавляемой генерал-майором М.К. Кудрявцевым, провели в 1941–1942 годах гигантскую работу по восстановлению утраченных карт. Заметим, что Кудрявцев принял топографическую службу Генерального штаба в 1938 году, когда ему было 36 лет, и оставался на этом посту 30 лет при Сталине, при Маленкове, при Хрущеве, при Брежневе, по 1968 год.

В итоге у противника чуть ли не любой солдат обладал топографической картой, а у нас не каждый боевой офицер, а то и генерал, имел ее. А тот, кто имел, не всегда еще умел читать карту. А как этому было обучиться, если на реальную местность карты засекречены и учеба нередко осуществлялась по условным картам с несуществующими городами типа Снов?

Неоправданная засекреченность экологической, картографической и аэрокосмической информации вела также к существенной деформации отечественной географической и экологической науки. Одни избегали получать допуск к работе с топографическими картами и аэрокосмическими снимками, опасаясь сложности при оформлении турпоездки или научной командировки за рубеж. Другие, напротив, стремились привести в своей работе хоть какую-то крупномасштабную картооснову, чтобы, засекретив тем самым всю работу, избежать ее широкого обсуждения. Закрытые темы легче было защищать.

Сокрушение краеведения

Разгром генетики или кибернетики многократно описан и хорошо известен. Гораздо менее освещена ликвидация тех неглавных наук, что не расширяли мир наших вещей, не усиливали власть человека над природой. К числу таких наук принадлежит и краеведение. В современном научном мире России оно связывается не с фундаментальным знанием, а с просветительской или памятнико-охранительной деятельностью, осуществляемой энтузиастами-общественниками. Наука от краеведения отказалась, и оно оказалось в ведении краеведческих музеев, школ и турклубов. Но так было не всегда.

До конца 1920-х годов краеведение рассматривалось как особая наука, направленная на изучение местного края или географии родного края. Это было своего рода «малое страноведение». По многим уездам выходили объемные краеведческие сборники. Живым, увлекательным языком, сопровождаемым детальными картами, подавались разнообразные сведения о природе и людях. Издавались журналы «Краеведение», «Советское краеведение», «Экскурсионное дело», «Московский краевед», «Северная Азия», «Советский Север», «Живая старина»... Число краеведческих организаций к 1930 году превысило 2 тыс.

В 1930-е годы многие из любителей своего края были обвинены в «великорусском шовинизме» или «местном буржуазном национализме». В то же время неуклонно стала проводиться линия принципиального различия законов, управляющих природой и обществом. Прежде всего эти положения сокрушали географию.

Физическую географию было предложено считать естественнонаучной дисциплиной, руководствующейся прежде всего положением диалектического материализма и эволюционизма. Экономическая география была объявлена общественной наукой, базирующейся на фундаменте исторического материализма и политэкономии. Строгие голоса предупреждали, что любая попытка смешения естественных и общественных законов в одной концептуальной схеме недопустима.

Краеведение же как раз выполняло функцию естественно-гуманитарного моста между физической и экономической географией, никак не дробилось на множество общественных и естественных отделенных друг от друга дисциплин. В таком виде оно оказалось не только не вписывавшимся в схему, но и ненужным. «Цикл «физической географии» был направлен на подготовку специалистов по геоморфологии, и к нему не было претензий. Но кого мог выпустить цикл «география человека»?… Еще больше сомнений вызывал цикл «страноведение и краеведение», в учебном плане которого не было курсов специализации, за исключением только «музееведения», – писал видный отечественный географ Ю.Г. Саушкин (Саушкин Ю.Г. Студенческие годы в Московском университете. Из неопубликованной книги «Географическое мышление». – Смоленск: Универсум, 2001. С. 15–42).

В те же времена ужесточается доступ ко всем крупномасштабным картам – основе краеведческой работы. Ведь карта для краеведа что ноты для музыканта. Патриотический курс краеведения из-за неоправданной засекреченности крупномасштабных топографических карт в СССР почти угас.

Засекреченной отчасти оказалась и конкретная краеведческая информация. Министерство культуры своими циркулярами и рекомендациями немало содействовало нивелировке краеведческих музеев под тему партийного строительства. Сотни краеведческих музеев оказались похожи один на другой. «Ряд музеев вынужден прятать в фондах ценнейшие коллекции, лишь бы соблюсти заданный им шаблонный процент соотношения определенных разделов тематики. Ужгородский музей славился на всю Европу коллекциями бронзы и нумизматики, но все это был убрано в фонды», – отмечали исследователи Ефремов Ю.К., Калинин Ф.П., Юньев И.С. (Значение краеведения для советской географии // Материалы к III съезду Географического общества СССР. Доклады по проблеме «Состояние географии в средней и высшей школе в связи с реформой среднего и высшего образования». Л.: ГО СССР, 1959. 24 с.).

Начало рассекречивания

Первым поставил в СССР вопрос о неоправданной засекреченности информации о состоянии природной среды в 1987 году тогда еще молодой журнал Президиума АН СССР «Энергия». В те времена он был очень популярным и продавался чуть ли не в каждом киоске.

В № 11 за 1987 год журнал «Энергия» опубликовал статью Игоря Исидоровича Альтшулера и Рубена Артемьевича Мнацаканяна «Гласность и экология». Вопрос в ней был поставлен жестко: отсутствие достоверной экологической информации наносит стране экономический ущерб и компрометирует ее в глазах мирового сообщества. Опубликовать в то время такую статью было небезопасным. Неизвестно было еще, как повернут ветры наметившейся перестройки.

Статья тут же вызвала большой резонанс. Было организовано ее обсуждение в популярной тогда телепередаче «Взгляд». Поступило много читательских откликов, подборка которых была в № 10 журнала «Энергия» вместе со злобным ответом из ГУГК.

После выступления журнала «Энергия» начали выпускаться картографические материалы на топографической основе со все повышающейся информативностью.

Созданная в СССР самая мощная система государственной безопасности и засекречивания информации не послужила делу сохранения страны. Она была сокрушена «в один день и бедственную ночь». Суперзасекреченность скорее способствовала сокрушению Советского Союза мыслящими в пользу противника интеллектуальными силами. Вся секретная база СССР, сосредоточенная в штабах военных округов союзных республик, вместе с офицерами, топографическими картами и аэрокосмическими снимками, оказалась распределенной между странами ближнего зарубежья. Тут же появилась возможность купить возле магазина «Атлас» в Москве, а также во Львове, Кишиневе, Риге, Таллине, Баку, Ашхабаде, Душанбе… До сих пор их продают  в Прибалтике и на Украине.

Пришлось и Роскартографии снять грифы секретности с карт мельче 1:100 000. К тому времени всем была понятна вся архаичность их засекречивания.

Теперь вроде бы заняться краеведением стало возможным с иных позиций. Казалось, вот теперь-то можно вовлекать в столь нужную для страны работу с крупномасштабной картой студентов и школьников. Но не тут-то было.

Секретные сведения на глобусе

Отделы географических карт представляют большой ассортимент для интересующихся. Но насколько точны эти карты – большой вопрос.	Фото Андрея Ваганова
Отделы географических карт представляют большой ассортимент для интересующихся. Но насколько точны эти карты – большой вопрос. Фото Андрея Ваганова

Традиции выросшей из недр Главного управления геодезии и картографии (ГУГК) НКВД Роскартографии сохранились. Структура настояла на сохранении грифа «для служебного пользования» для топографических карт масштаба 1:100 000, а картам 1:50 000 на территорию более 250 км и более крупного масштаба присвоила гриф «секретно».

Согласно «Развернутому перечню сведений, подлежащих засекречиванию по системе федеральной службы геодезии и картографии России» (1995), закрытыми оказались даже карты для проведения соревнований по ориентированию на местности (спортивные карты) масштабов 1:10 000–1:25 000. Пункт 15 того же перечня засекречивает координаты «географических объектов», определенные с точностью 30 метров и точнее.

В продаже при этом легко доступны приборы GPS (Global Positioning System), позволяющие определять планово-высотное положение объекта с точностью до 3–5 м. Более дорогие приборы могут обеспечить точность до нескольких сантиметров. Приемниками GPS с ГИС оборудована каждая новая иномарка. Приемники GPS становятся в мире тем же элементом быта, что и мобильные телефоны, которые, кстати, у нас тоже до поры до времени были запрещены.

Россия фактически добровольно уступила место на отечественном навигационном рынке спутниковой системе GPS, созданной Министерством обороны США. В то же время отечественный ГЛОНАСС долгое время был засекречен, его коммерциализация только начинается.

Подробную карту своей страны россияне могут рассматривать только на зарубежных картографических сервисах. Спутники типа GeoEya уже выдают  снимки с пространственным разрешением в 0,47 см на пиксель. В то же время в сейфах первых отделов ветшает огромный массив бумажных топографических и тематических карт со столь нужным для краеведческой работы разрешением 50 метров на 1 мм (1:50 000). Хотя с них легко можно было бы убрать определенные объекты. Секретность вообще не функция масштаба. Секретные сведения могут быть размещены хоть на глобусе.

Росреестр и Солнечная система

Появившиеся в Интернете космические снимки с линейным разрешением на местности до 30–60 см (с аппаратов QuickBird, Orbview, EROS, KVR-1000, IKONOS, GeoEya) полностью революционизируют географические представления. Заказать съемку и получить личностно ориентированную информацию можно по Интернету.

С появлением продуктов Google Earth и Google Maps державшаяся на засекречивании и мощной централизации служба Роскартографии продемонстрировала исчерпанность своих возможностей. Своевременным поэтому оказался указ президента РФ Дмитрия Медведева от 12 мая 2008 года о передаче функций по геодезии и картографии Министерству экономического развития РФ. В составе этого министерства возникло Федеральное агентство геодезии и картографии.

Однако уже с 1 марта 2009 года вступил в силу другой указ президента РФ «О Федеральной службе государственной регистрации, кадастра и картографии» (Росреестре). В соответствии с ним Федеральное агентство геодезии и картографии оказалось  упраздненным, а создание инфраструктуры пространственных данных Российской Федерации было возложено на Федеральную службу государственной регистрации, кадастра и картографии (Росреестр). Эта уже была другая, не менее опасная крайность. На этот раз по умалению и уничижению великой картографической службы самой огромной в мире страны. Вероятно, российское руководство слепо скопировало и перенесло на российскую почву опыт малых европейских стран.

Забывается, что функции картографии в России не в инвентаризации объектов недвижимости и сделок с ним. В России картография должна нести прежде всего образовательно-просветительскую миссию. Раньше она была лишена ее из-за неоправданно высокой засекреченности. Сегодня – из-за искусственной маргинализации. Такой великой стране, как Россия, нужно не акционерное общество «Роскартография» (таково современное название былого ГУГК), а федеральное Министерство картографии и геоинформатики. Во многом его деятельность должна быть направлена на поддержку краеведения – философско-методологическую основу муниципального управления страной, имиджевое продвижение России в мировом информационном пространстве.

Недаром в свое время ГУГК был непосредственно подчинен Совету Министров СССР. Впереди у него работы по картографированию Луны и планет Солнечной системы. Неужели и это всего лишь сделки с недвижимостью и Росреестр? 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Чьи будут "Страсти по Зое"?

Чьи будут "Страсти по Зое"?

Игорь Плугатарёв

Для "уренгойских мальчиков" готовится киношедевр о первой героине Великой Отечественной

0
882
С веком наравне

С веком наравне

Алексей Голубев

Открылась фотовыставка, посвященная фронтовому кинооператору Марку Трояновскому

0
604
Как сохранить память о несдавшемся Ленинграде

Как сохранить память о несдавшемся Ленинграде

Светлана Гаврилина

Старый музей блокады закрыт на ремонт, а новый еще не начали строить

1
1118
Как будто все из уголовников

Как будто все из уголовников

Евгений Лесин

Андрей Щербак-Жуков

Интеллигенты и диссиденты, блатные и тунеядцы – в жизни, в песне и на экране

0
2379

Другие новости

Загрузка...
24smi.org