0
5082
Газета Регионы России Печатная версия

01.03.2002

Задолжала Родина героям...


В последний день зимы в местечке Писковичи Псковского района прошли мероприятия, посвященные памяти героической 6-й роты 104-го "черехинского" полка 76-й дивизии ВДВ. На них были приглашены родственники воинов-десантников, погибших на высоте 776,0 возле Улус-Керта в Чечне. А в первый день весны о героях вспоминают в самой Черехе, где дислоцируется 104-й полк.

Правда, открытие монумента не состоится. Парашютный купол - основа памятника работы скульптора Анатолия Царика - пока что лежит на земле. Его планируют установить 2 августа, в День Воздушно-десантных войск. Кстати, накануне второй годовщины гибели роты группа псковичей посетила в Санкт-Петербурге Серафимовское кладбище, где похоронены моряки атомохода "Курск" и воин-десантник, Герой России, гвардии лейтенант Дмитрий Кожемякин. Потом псковичи посетили "Аврору". В самом начале XX в. на крейсере в бою под Цусимой с превосходящими силами противника погибли 98 моряков, не спустив Андреевского флага и не сдав корабль в плен. В конце прошлого века подобный подвиг совершила и 6-я рота псковских десантников. Правда, в том и в другом случаях подвиг одних стал следствием халатности других.

Полковник запаса Владимир Воробьев, в прошлом десантник, прошедший Афганистан (в свое время он командовал 104-м "черехинским" полком), отец погибшего в памятном бою 1 марта 2000 г. старшего лейтенанта Алексея Воробьева, за два года после трагедии составил полную картину произошедшего. Она, увы, несколько расходится с официальной версией.

Решение занять господствующую высоту Истыкорт, что в 4-5 километрах от Улус-Керта, было правильным, но┘ Мощные огневые средства с собой десантники не взяли, фактически на вооружении у них были только стрелковое оружие и гранатометы. Приставку для радиостанции, обеспечивающую скрытый радиообмен, с собой тоже не захватили. Батальон прибыл в Чечню только в конце января, солдаты 104-й роты были практически не обстреляны. В тот день, 29 февраля, впереди шла разведгруппа под командованием Алексея Воробьева, который остался в Чечне на второй срок. Заметим, что десантники пошли на высоту сразу же после сложного броска по маршруту Домбай-Арзы, то есть без полноценного отдыха.

Не обнаружив следов противника на высоте 776,0, разведгруппа пошла дальше. А рота стала подниматься на высоту. Шли с трудом, что неудивительно, так как на каждом был бронежилет весом в 22-27 кг (на более легкие у Российской армии нет денег), несли также оружие, палатки, печки, воду, продовольствие, боезапасы и т.д. По расчетам Владимира Воробьева, подразделение растянулось на 5-6 километров, в час проходили не более километра.

Когда разведчики обнаружили наблюдательные пункты противника, они решили их уничтожить. Но, как тут же выяснилось, это были не одиночные группы. Завязался ожесточенный бой, который, по сути, закончился уже 1 марта. Кстати, первым в 6-й роте погиб ее командир майор Сергей Молодов: пуля чеченского снайпера попала ему в шею. Разведчики докладывали, что боевиков полторы сотни. Оказалось, чуть ли не в 20 раз больше. Почему о присутствии в районе столь крупной банды Хаттаба и Басаева не знало командование группировки?

Во время сумерек комбат вызвал вертолеты, но до сих пор неизвестно, были ли они. Вроде бы десантники слышали шум винтокрылых машин. Но в составе роты не было авиационного наводчика, так что авиация (если она была) ничем помочь не могла. А чеченцы стали работать минометами и снайперами. Рота стала нести существенные потери. С трех до пяти утра 1 марта наступила "передышка" - атак не было, но минометы и снайперы не прекращали обстрел. Комбат полковник Марк Евтюхин доложил командиру полка полковнику Сергею Мелентьеву обстановку. Тот приказал держаться, так как помощь следует. Но никто не пришел. Кроме майора Александра Доставалова, который базировался на соседней высотке, в полутора километрах от погибающей роты. С ним было 15 человек. Пробился его взвод на высоту с трудом, но для роты это был мощнейший эмоциональный заряд. Люди поверили, что их не бросили, что о них помнят, что им придут на помощь.

Они ошиблись. Взвода хватило на один час боя. В 5 часов боевики бросили в бой два батальона смертников - "белых ангелов", по 600 "штыков" в каждом. Они уже полностью окружили высоту, отрезав часть последнего взвода, которая так и не успела подняться на высоту: ее расстреляли практически в спину. В самой роте уже собирали боеприпасы у погибших и раненых.

Последнюю атаку комбат отбивал уже только четырьмя автоматами. В 6 утра бой уже принял очаговый характер. Но последние выстрелы слышны были до пяти часов вечера. Связь же с комбатом прекратилась в 6 часов 11 минут. Это был его последний доклад. Тогда Евтюхин приказал раненому арткорректировщику капитану Виктору Романову передать в штаб полка: сосредоточить огонь артиллерии по высоте 776,0. Капитан эту команду успел передать. Евтюхин отстреливался до последнего и был сражен пулей снайпера в голову. Снег на высоте был перемешан с кровью. Потом подсчитали: здесь полегло более 400 боевиков.

Погибли 84 десантника. А выжили только шестеро. Старший сержант Супонинский по приказу командира спрыгнул в овраг (с высоты пятиэтажки) и остался жив - несмотря на то, что вдогонку ему стреляли десятки боевиков. Потом, с простреленной ногой, он шел к своим. С ним, кстати, прыгнул и рядовой Поршнев. По дороге Супонинский встретил Владыкина - его бандиты раздели, ударили прикладом по голове и бросили, посчитав убитым. Выжил и рядовой Тимошенко, которого в ходе боя завалило деревом. Десантники Комаров и Христолюбов даже не приняли участия в бое. Они остались отсечены противником, так как тащили тяжеленную чугунную печку (более современных и легких средств наша оборонка создать не могла?) и даже не успели подняться на склон горы: вернулись в расположение части с полным боекомплектом.

Прежде чем идти в горы, полагает Владимир Воробьев, нужно иметь полное представление о противнике. "Мы в Афгане воевали по-другому, - говорит Владимир Николаевич, - заняли позицию, закрепились на ней и только потом продвигаемся дальше. А тут пошли скопом на 15 километров┘ Так в горах не бывает. Надо как пешечки на шахматной доске. Комполка Мелентьев просил добро на отход роты, но командующий Восточной группировкой генерал Макаров разрешение на отступление не дал".

По факту гибели "Курска" было возбуждено уголовное дело, которое расследуется до сих пор. За гибель "Авроры" и других кораблей эскадры под Цусимой адмирал Рождественский тоже попал под суд, пусть и не уголовный. По факту гибели 6-й роты следствия возбуждено не было. Командование отделалось фразой, что рота выполнила воинский долг и погибла геройски. В то же время десантники 76-й дивизии полагают, что при грамотном управлении подразделением таких потерь быть не должно.

Герой России полковник Геворк Исаханян потерял в Чечне всего четверых, при этом двое - не боевые потери. То есть нужно просто уметь воевать. И до сих пор непонятно, почему командир полка полковник Мелентьев не выдвинул артиллерию на ближние к высоте рубежи, из-за чего прицельность стрельбы была практически нулевая. Кстати, после гибели роты Мелентьева перевели в Ульяновск, но и там полковнику не везет: именно из его полка сбежали два десантника, убившие всех, кто попадался им на пути.

Почему не была использована фронтовая авиация, которая могла бы произвести минирование на подступах к высоте? Почему отказались от помощи тульских десантников, которые находились рядом и, более того, предлагали свою помощь? Эти и другие вопросы десантники изложили в письме еще министру обороны Сергееву. Письмо это и теперь ходит в дивизии по рукам, словно листовка. Оно так и осталось без ответа. Впрочем, неясно даже, дошло ли это письмо до министра. Получить на этот счет комментарий у командования дивизии не удалось: идет проверка Генштабом и все городские телефоны в соединении отключены "от греха подальше".

Семьям десантникам полностью выплатили, простите за грубое слово, "гробовые" - спасибо президенту, говорит Владимир Воробьев. Но и тут без проблем не обошлось. У Героя России Алексея Воробьева есть сын Артем - когда погиб отец, ему был один год. Вдове героя положена 50-процентная надбавка к пенсии за супруга. В Пскове эту надбавку пришлось пробивать через суд. Выиграли, потратив год на судебные баталии. Цена вопроса, кстати, мизерная. Людмила Воробьева получает пенсию за мужа в размере 728 руб. То есть речь идет о 364 руб. Теперь областной военкомат подал жалобу в Верховный суд России. Мол, если бы на высоту 776,0 старший лейтенант Воробьев поднимался уже героем - дело другое. А так как это звание ему присвоено посмертно, не имеет жена офицера права на надбавку┘

Старший лейтенант Алексей Воробьев погиб, защищая Родину. Теперь его жена должна судиться с Родиной. За что погиб Алексей Воробьев?

Псков


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Оппозиционные предвыборные проекты продолжают множиться

Оппозиционные предвыборные проекты продолжают множиться

Дарья Гармоненко

В Мосгордуму зовут муниципальных депутатов

0
416
Губернатор рассказал, что станет основным критерием формирования нового состава правительства Хакасии

Губернатор рассказал, что станет основным критерием формирования нового состава правительства Хакасии

0
365
Законодательная дума отложила рассмотрение поправок об ограничении власти губернатора Хабаровского края

Законодательная дума отложила рассмотрение поправок об ограничении власти губернатора Хабаровского края

0
354
Госдума отменила норму, которая позволяла лишать депутата права выступать в зале

Госдума отменила норму, которая позволяла лишать депутата права выступать в зале

0
371

Другие новости

Загрузка...
24smi.org