0
3149
Газета Антракт Печатная версия

22.06.2007

Ульяна Лопаткина станцевала Кармен

Тэги: лопаткина, театр, кармен, балет


Сказать, что этого дебюта ждали – значит не сказать ничего. Билеты на главное событие театрального сезона исчезли из касс Большого театра задолго до того, как официально объявили составы. Идущая в первом отделении «Шопениана» с блистательным Дмитрием Гудановым была обречена на провал – большинство публики пришло сразу ко второму отделению, к «Кармен-сюите». В этот день Ульяна Лопаткина решилась перейти Рубикон, отделяющий ее легендарный «плачущий дух» от земных и конкретных героинь. Она захотела вступить в бой и еще раз одолеть призрак священного чудовища мирового балета, зовущийся Майей Плисецкой, как однажды уже сделала, станцевав миниатюру «Гибель розы» Ролана Пети. Или создать свою, новую Кармен.

Не создала, не одолела, бой был проигран. Рубикон не перейден. Новой Кармен не получилось – Плисецкая может спать спокойно.

Какой была испанская табачница Кармен – зритель знает абсолютно точно. Известна точная дата появления этого знания – 20 апреля 1967 года. Именно тогда открылся серпасто-молоткастый занавес Большого театра для того, чтобы мир увидел вызывающе изогнувшуюся Кармен Майи Плисецкой, дерзко вонзившую носок пуанта в священную сцену. Мир содрогнулся и пал ниц. С тех пор доподлинно известно – главное в образе Кармен страсть, женственность и эмоции. Все остальное – редакции, вариации и бонусы. Страсть может быть дерзкой, клокочущей и бьющей наповал или сдержанной, женственность – загадочной и манкой или победительной и бьющей наотмашь, эмоции – обнаженными и покоряющими или скрытыми, нервно и завораживающе вибрирующими. Но они должны быть! Если балерина не обладает хоть чем-то из выше перечисленного – ей не нужно браться за «Кармен-сюиту».

Один из ключей к роли Кармен в «Кармен-сюите» – слова балетмейстера, создавшего ее, Альберто Алонсо: «Кармен хочет взять от жизни все, что в ней есть». Кармен Лопаткиной не хочет ничего. Зачем? У нее уже все есть – изощренная и отточенная техника, изысканно вытянутый облик и заданная предопределенность хореографии. У балерины Лопаткиной тоже есть все – ореол «легенды русского балета», статус «божественной», а теперь еще и супернадежные харизматичные партнеры. Ей не хватает лишь самой малости, того, о чем мы уже говорили, главных составляющих этой роли – страсти, женственности и эмоций.

Рассудочность сценического бытия, детализация архитектурного ритма танца, тщательно выверенные акценты и паузы. Все это создает безупречно выстроенную партию, от которой веет рациональным холодом, но не делает из роли события. Что в случае с таким мастером, как Лопаткина, непростительно. Ее Кармен умерла, не агонизируя и не вызывая сострадания, вполне разумно и рационально. Смерть Кармен Лопаткиной открыла неожиданную истину: «Кармен-сюита» – мужской балет, о чем я никогда не подозревал.

Два героя-мужчины оказались вершинами рокового треугольника, Кармен – внизу. Об Иване Козлове я писал неоднократно – и в связи с серебряной медалью на последнем Московском конкурсе артистов балета, и по поводу его неожиданного альянса с Лопаткиной в хореографии Эйфмана и Пети. Их союз гармоничен, его можно было бы назвать идеальным – ее холодный рационализм и расчетливость выгодно оттеняют его сила, красота и внутренняя страсть. Но в «Кармен-сюите» балерина вступила не на свою, а на его территорию и проиграла в поединке индивидуальностей. Хозе для Ивана Козлова естественен и близок, драматическую историю любви героя он переживает и танцует как песню, с первого появления приковывая к себе взгляд и заставляя сопереживать.

Не будет преувеличением сказать, что Тореро Артема Шпилевского – открытие и ценное приобретение для всего русского балета. После брутального Сергея Радченко и нервного, утонченного и стильного Алексея Поповченко эта роль так и не нашла достойных исполнителей. Теперь он есть – Тореро Шпилевского идеален. Поразительная красота, петербуржское достоинство и техника, грация и одновременно мужественность всегда помогали Артему Шпилевскому в партиях классических принцев. Ждали лишь актерских свершений. Тореро – ответ на ожидания. Он соблазнителен и витален, он роковой и победительный. Устоять перед таким искушением смогла только Кармен Ульяны Лопаткиной. Жаль, что сама балерина не устояла перед соблазном исполнить эту партию.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


В Центральном доме актера после многолетнего ремонта появится новый зал на 350 мест

В Центральном доме актера после многолетнего ремонта появится новый зал на 350 мест

0
684
Дмитрий Медведев хочет уменьшить количество театров, новые выставки Третьяковка готовит с усиленной охраной

Дмитрий Медведев хочет уменьшить количество театров, новые выставки Третьяковка готовит с усиленной охраной

Елизавета Авдошина

  

0
886
Вольному воля. Сергей Полунин выступил в Москве

Вольному воля. Сергей Полунин выступил в Москве

Наталия Звенигородская

0
1372
Вернуть Петра на сцену

Вернуть Петра на сцену

Владимир Мединский призвал театры отпраздновать 350-летие первого императора России

0
2069

Другие новости

Загрузка...
24smi.org