0
5097
Газета Стиль жизни Печатная версия

01.02.2016 00:01:00

Путешествие на Запад продолжается

Год Огненной Обезьяны может преподнести сюрпризы на новом Шелковом пути

Юрий Тавровский

Об авторе: Юрий Вадимович Тавровский – профессор Российского университета дружбы народов.

Тэги: китай, культура, символы, сунь укун


китай, культура, символы, сунь укун Поезд Ляньюньган–Урумчи отправляется по маршруту Великого шелкового пути. Фото автора

Для почти полутора миллиардов китайцев и миллионов любителей китайской культуры символом года Обезьяны, который начинается 8 февраля, будет Сунь Укун.

«Если бы образ Сунь Укуна сегодня воплотился в реальность, то принял бы очертания Ляньюньгана, – сказал председатель КНР Си Цзиньпин, осмотрев порт Ляньюньган. – Город стал развиваться только с началом нового времени и нового тысячелетия, но строительство континентального моста Азия–Европа  делает реальным «Путешествие на Запад» в наши дни».

За этими словами, полными литературных намеков, кроется целая история, а точнее – целый роман. Он называется «Путешествие на Запад». С Ляньюньганом неразрывно связан один из его героев, Царь обезьян по имени Сунь Укун.

Путешествие в поисках священных буддийских сутр по Великому шелковому пути в Западный край, как в старину называли Центральную Азию и лежащую за ней Индию, действительно совершил в эпоху Тан монах Сюань Цзан. Живший почти тысячу лет спустя автор романа «Путешествие на Запад» У Чэнъэнь (1584–1581) дал в помощь одинокому подвижнику волшебных спутников – получеловека-полуборова Чжу Бацзе, получеловека-полудемона Ша Сэна, коня-полудракона и, наконец, получеловека-полуобезьяну Сунь Укуна. Именно этот персонаж получился у романиста самым симпатичным, и на протяжении вот уже четырех веков его выходками восхищаются любители классических романов, в число которых попало «Путешествие...».

Планируя поездку в город-порт Ляньюньган, я старался включить в маршрут восхождение на гору Хуагошань (гора Цветов и Плодов). Именно там началась «биография» Сунь Укуна. Недалеко от вершины, в скрытой за водопадом пещере Шуйляньдун (пещере Водного Занавеса), Сунь Укун стал царствовать над местными обезьянами. Небесный Владыка, готовя Царя обезьян к ответственной командировке, наделил его массой волшебных свойств и в довершение вооружил магическим посохом для защиты от демонов, разбойников и прочих угроз.

Еще в Средние века Сунь Укун стал героем отдельных повествований, театральных постановок. В наши дни с книжек-картинок о Царе обезьян начинают учить грамоту детишки, о нем снимают фильмы и телесериалы. Гора Цветов и Плодов превратилась в туристический центр общенационального значения. На ней много храмов, беседок, памятников, а за водопадом Водного Занавеса и вправду скрывается знаменитая пещера, где на троне восседал Сунь Укун в окружении своих хвостатых подданных. Дикие обезьяны и поныне во множестве резвятся в районе пещеры на радость китайским и иностранным туристам. Мне не повезло – лил холодный декабрьский дождь, и мудрые приматы удалились в свои владения.

Накануне года Обезьяны на улицах часто можно встретить Сунь Укуна.
Накануне года Обезьяны на улицах часто можно встретить Сунь Укуна.

Упоминая Сунь Укуна и «Путешествие на Запад», нынешний руководитель КНР, который отличается пристрастием к цитированию классиков китайской философии и литературы, посылает китайцам вполне четкий сигнал. Он напоминает, что буддизм и сопутствовавшие ему обильные культурные ценности пришли в Поднебесную с Запада, а не из-за океана. Он напоминает о временах, когда Китай был «мастерской мира», а китайские шелк, фарфор, чай, бронзовые зеркала, украшения из нефрита ценились на вес золота на просторах Евразии – от Рима и Византии до Аравии, от Персии до государств Центральной Азии. Си Цзиньпин подчеркивает стремление «вернуться на Запад» после перерыва, вызванного двухвековым ослаблением Китая. Сравнив Ляньюньган со смышленым и дерзким Царем обезьян, председатель Си, очевидно, пожелал городу-порту и начинающемуся там Новому шелковому пути нестандартных решений при исполнении ответственной миссии в новом путешествии на Запад.

Собственно говоря, в это путешествие отправляется вся китайская нация. Провозглашенная в 2013 году двуединая инициатива «Один пояс, один путь» в своей первой части как раз включает Экономический пояс Шелкового пути. Этот план напоминает огромный рассыпанный пазл, многие фрагменты которого уже существуют. Их надо подогнать друг к другу, а недостающие пространства заполнить новыми. Ляньюньган, ставший отправным пунктом сразу и наземного, и морского Шелкового пути, как раз является таким крупным и уже действующим фрагментом. Здесь с 1992 года действует железнодорожный континентальный мост Азия–Европа. Контейнерные поезда через весь Китай, Казахстан, Россию, Белоруссию и Польшу следуют в голландский Роттердам. На родине Сунь Укуна начинается и шоссе Западный Китай – Западная Европа, которое уже построено на китайской и казахстанской территории, остановилось на границе с Россией, но рано или поздно дотянется до Санкт-Петербурга.

Речь идет не только об инфраструктуре Пояса, которая будет стимулировать промышленное развитие входящих в него провинций Китая, а также обширных регионов и целых стран, по которым пройдет Новый шелковый путь. Уверен, что торговля, наука и техника, культура и контакты между людьми активизируются благодаря удобным и скорым средствам передвижения. Очень важную роль сыграют капиталы специально созданных финансовых учреждений – фонда «Шелковый путь» (40 млрд долл.), Азиатского банка инфраструктурных инвестиций (100 млрд долл.), других финансовых учреждений, государственных и частных. Очевидным плюсом станут уже опробованные и доказавшие свою эффективность китайские технологии – взять хотя бы скоростные железные дороги, сеть которых все гуще покрывает Китай.

На перроне стоит пассажирский поезд Ляньюньган–Урумчи. Синие вагоны украшены надписями: «Приезжайте в Ляньюньган – место, где встречаются наземный и морской Шелковые пути», «Путешествуйте по Поднебесной, отпуск проведите в Ляньюньгане». Вагоны классического советского образца и снаружи, и внутри.

В таком же поезде, в таком же купе я несколько раз путешествовал по Транссибирской магистрали. Ностальгия усиливается в вагоне-ресторане. Правда, вместо солянки и отбивной котлеты мужчины сурового вида в железнодорожной форме предлагают наборы из типично китайских блюд. Цены довольно высокие, сервис ненавязчивый, посетителей немного. Но ресторан делает свое главное дело – помогает убить время в пути. А оно немалое. До Урумчи 3200 км, 47 часов неспешной езды со скоростью обычного пассажирского. Знаменитые скоростные поезда со скоростью в 300 км в час проходят через Чжэнчжоу, от которого можно по маршруту Шелкового пути быстро добраться до Сиани и Ланьчжоу, а оттуда в Урумчи.

Но до Чжэнчжоу еще надо добраться. 550 км этого пути мы преодолевали целых 9 часов! Да, Новый шелковый путь – это не просто транспортные артерии, а процесс выстраивания нового, современного образа жизни на огромных пространствах Евразии.

Предстоит сделать очень много, работы хватит всем. Да поможет нам Сунь Укун! 

Пекин–Москва

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


КНР и Филиппины выходят на уровень всеобъемлющего стратегического партнерства

КНР и Филиппины выходят на уровень всеобъемлющего стратегического партнерства

0
416
Сокрытие возможностей или триумфальное шествие?

Сокрытие возможностей или триумфальное шествие?

Александр Лукин

Китай стоит перед серьезным стратегическим выбором

0
1442
Чем меценатство на Западе отличается от России

Чем меценатство на Западе отличается от России

Елизавета Авдошина

На Культурном форуме обсудили проблемы государственно-частного партнерства

0
959
Пекин переходит  в наступление

Пекин переходит в наступление

Александр Храмчихин

Китай продолжает выдавливать Россию и Индию из их традиционных зон влияния

0
5697

Другие новости

Загрузка...
24smi.org