0
1109
Газета Телевидение Печатная версия

12.03.2010

ТВ как зеркало общества

Тэги: стримтв, легат


стрим-тв, легат Кирилл Легат. Взгляд из телевизионного закулисья.
Фото Ирины Бажановой

Национальная ассоциация телерадиовещателей признала телекомпанию «Стрим» лучшим системным проектом 2009 года (за создание лучшего вещательного комплекса). Полтора года назад компанию возглавил Кирилл Легат, человек с огромным телевизионным опытом. Hачал трудиться на ЦТ он еще в 1979 году, в 93-м был генеральным продюсером «ТВ-6 Москва», в 95-м стал создателем «Дорожного патруля», в 96-м году – первым зампредом ВГТРК, директором телеканала «Россия» и «Российские университеты». В 2006 году работал кризисным управляющим грузинской телекомпании «ИМЕДИ».

Наш телеобозреватель Вера Цветкова встретилась с господином Легатом и поинтересовалась его взглядами на перспективы развития неэфирного телевидения.

– Кирилл Евгеньевич, в январе прошлого года был осуществлен перезапуск и ребрендинг пяти каналов «Стрим-ТВ» («Охота и рыбалка», «Ретро», «Драйв», «Здоровое ТВ», «Усадьба»). В сентябре запущены три новых канала – «Психология21», «Домашние животные» и «Вопросы и ответы». А в январе этого года с новым каналом «Стрим. Русская жизнь» вы вторглись аж в Северную Америку.

– Новым – условно говоря. «Русская жизнь» – это восемь часов премьерного контента в день, сформированного из программ остальных наших каналов. Life style в чистом виде: без новостей, пропаганды и насилия. В начале февраля телеканал перешел из тестового вещания на платформе DISHNETWORK в коммерческое, и по первым отзывам интерес у зрителей к нему есть. Ну а дальше – развитие канала и установление отношений с сетевыми партнерами на «чужих» территориях: мы планируем начать вещание в Канаде, Европе и Израиле. Кроме того, локальная аудитория заинтересована в «местном» контенте – это означает, что мы должны производить программы в США, Канаде и Европе, везде, где мы вещаем или планируем начать вещание. Например, в Нью-Йорке на нас работают два замечательных российских телевизионщика – Елена Мещерякова и Василий Арканов, есть партнеры по производству в Израиле. Но очевидно, что этого мало для более или менее полноценного телеканала. Если хватит сил, надеюсь, начнем производить программы для наших каналов в Лос-Анджелесе, Чикаго, Бостоне, Майами. Полагаю, к концу 2010 года можно будет достаточно точно говорить о реальных перспективах телеканала «Стрим. Русская жизнь». Откровенно говоря, проект очень интересный, и мне удалось собрать отличную команду для его реализации.

– «Психология21» – на самом деле уникальный проект, единственный в мире?

– Аналогов ему пока не появилось, но появились программы психологического направления на больших каналах – тема, как мы и предполагали, оказалась очень востребованной. Телеканал «Психология21» – для тех, кто интересуется вопросами самопознания и самосовершенствования. Художественный руководитель телеканала – Сагалаев, кроме того, у Эдуарда Михайловича своя авторская программа «Мудрость идиота, или Энциклопедия ошибок Эдуарда Сагалаева». Сегодня у «Психологии21» – полмиллиона абонентов. Конечно, это не пять с половиной миллионов, как у популярной «Охоты и рыбалки» (только что получившей приз зрительских симпатий национальной премии «Большая цифра»), но тоже неплохо. В конечном итоге успех тематического канала, как, впрочем, и любого другого, только в одном – в объеме его аудитории и ее росте. Кстати, «Домашние животные» демонстрируют аналогичный рост абонентской базы.

– Александр Гордон ведет у вас не только программу на «Психологии21», но и еще одну передачу на упомянутой «Охоте и рыбалке», художественный руководитель и ведущий канала «Домашние животные» – Иван Затевахин, лицом «Ретро» с недавних пор стал Дмитрий Дибров – ничего себе созвездие для неэфирного телевидения! Чем берете звезд, деньгами?

– Скорее давнишними отношениями. И уж точно – не деньгами. Сказывается моя длинная телевизионная жизнь, которой пошел 31-й год. В какой-то степени мои друзья просто идут мне навстречу, в какой-то – это «маленькое» телевидение становится все более профессиональным, и у многих вызывает реальный профессиональный интерес. 10 лет назад меня, как и большинство телевизионщиков, не могло заинтересовать кабельное телевидение ни с какой точки зрения – ни с творческой, ни с коммерческой. Но появилось нишевое, тематическое телевидение, начало стремительно развиваться... Причем на фоне некой стагнации телевидения «большого».

Свою телевизионную жизнь я делю на три периода: 80-е, существование во внятной концепции Гостелерадио со всеми ее издержками, плюсами и минусами; 90-е – золотое десятилетие телевидения, и 2000-е, с их дальнейшим технологическим взлетом и ростом бюджетов. С точки зрения общего настроения «большое» телевидение 90-х было гораздо более ярким и свежим, нежели нынешнее. Оно вполне соответствовало духу того времени. Как, вероятно, телевидение нынешнее соответствует нынешнему состоянию общества.

– А когда вам работалось спокойнее и комфортнее, тогда или сейчас?

– Телевидение и спокойствие – понятия несовместимые. Интереснее мне было в 90-х. А сегодня мне комфортнее на «маленьком» телевидении. Я здесь независим от чего бы то ни было и от кого бы то ни было. Кроме того, «тематическое» телевидение – бизнес в чистом виде. Без идеологии (в плохом смысле слова), без пропаганды и насилия. Признаться, берясь за эту историю какое-то время назад, я внутренне для себя решил, что мы попытаемся приблизить «маленькое» телевидение к «большому» (разумеется, настолько, насколько это возможно вообще – с учетом финансовых возможностей в первую очередь). К счастью для нас (и, на мой взгляд, к большому сожалению для телевидения «большого»), часть по-настоящему талантливых телевизионщиков оказалась сегодня в ситуации, когда их колоссальный опыт не задействован. Кстати, я пригласил Леонида Якубовича поучаствовать в нашем международном проекте «Стрим. Русская жизнь». И очень надеюсь, что мы сможем с Леонидом Аркадьевичем поработать вместе. Откровенно говоря, я с наслаждением бы работал, например, с Сергеем Доренко и Владимиром Соловьевым, со Светланой Сорокиной и с Евгением Киселевым – с теми людьми, которые, в силу тех или иных обстоятельств, «большим» телевидением сегодня не востребованы...

– В неэфирном телевидении больше бизнеса, не творчества?

– Очевидно, что бизнеса. И это хорошо. Я много раз говорил и повторю еще раз: только взвешенная позиция – не политическая, разумеется, а производственная и, если хотите, ремесленная; точный расчет и минимум эмоций: купили твой канал – ты выиграл, не купили – ты проиграл.

– Осенью вы говорили, что хотели бы заменить рекламодателей на спонсоров...

– Пока это не очень удается. Существует инерция коммерческих отношений с «большими» каналами – вектор в сторону неэфирного телевидения поворачивается небыстро. Размещение же прямой рекламы на платном телевидении мне кажется не совсем корректным – вы как абонент уже заплатили за доступ к телеканалу, с какой стати вам должны навязывать еще и рекламу? Другое дело – реклама адресная, но с ней, к сожалению, тоже не все так просто, хотя есть определенные сдвиги.

– В чем вы как участник этого рынка заинтересованы больше всего?

– В прозрачности и порядке. Было бы крайне важно, чтобы отношения между правообладателями и вещателями, операторами связи и агрегаторами контента были выстроены и регламентированы. Сегодня в области неэфирного вещания есть недопонимание всеми участниками процесса, что будет дальше – как этот сегмент отрасли будет развиваться? Не определен окончательно порядок лицензирования. Например, когда телекомпания, производящая несколько телеканалов, сможет получить одну мультилицензию? Финансовые потери телекомпании «Стрим» из-за необходимости содержать и обслуживать несколько дочерних структур составляют не один миллион рублей. Несовершенна и часть законодательных актов в области связи. Отсутствуют четкие определения некоторых понятий. «Агрегатор контента» – это кто или что? Каковы его полномочия и какова зона ответственности?

Не все ясно и с программой цифровизации. Безусловно, очевидны ее плюсы, но не все окончательно выверено, например, с дальнейшим взаимодействием операторов связи, как крупных, так и небольших, работающих как с аналоговыми, так и с цифровыми сетями, и будущих цифровых мультиплексов. Как поведет себя конечный потребитель? Будет ли он готов покупать услуги платного телевидения или ограничится мультиплексом с набором бесплатных каналов? Очевидно, что производитель нишевых телеканалов находится в прямой от этого зависимости. Более того, не секрет, что оператор связи нередко отдает предпочтение иностранному правообладателю-вещателю, а вовсе не своему, российскому. И это имеет вполне определенные последствия для отечественного производителя неэфирного контента.

Кроме того, весь мир идет по пути предоставления конечному потребителю услуги «три в одном» (телефон–интернет–телевидение), в России же такой вид услуг крайне ограничен.

Впрочем, сегодня в отрасли достаточно профессиональных людей, знающих и понимающих все нюансы, и существует реальный шанс, что в обозримом будущем взаимоотношения всех участников рынка неэфирного телевидения будут четко регламентированы и структурированы. Так, как это было сделано когда-то МПТР РФ и тогдашним министром Михаилом Лесиным в области телевидения эфирного. Хочу, впрочем, подчеркнуть, я имею в виду исключительно систему профессиональных и производственных отношений, а не реализацию тех или иных политических решений того времени.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Другие новости

Загрузка...
24smi.org