0
1850
Газета В мире Интернет-версия

27.09.2019 16:22:00

Талибы чувствуют себя в полной безопасности в Пакистане

Тэги: афрфсиаб хаттак, интервью, пакистан, талибан, пуштун тахафуз

Редакция «НГ» благодарит за помощь в подготовке интервью переводчика Сергея Николаевича Саву.

190927-2.jpg
Фото из личного архива Афрасиаба Хаттака.
«Талибан» (организация запрещена в РФ) был создан для разрушения идентичности пуштунского народа, Россия должна играть более активную роль в урегулировании кризиса в Афганистане, а новое пуштунское национальное движение «Пуштун Тахафуз» обречено на поддержку молодежи. Об это в эксклюзивном интервью корреспонденту «НГ» Андрею СЕРЕНКО заявил известный пуштунский политик, экс-депутат Сената Исламской Республики Пакистан, ведущий политический эксперт доктор Афрасиаб ХАТТАК.

- Господин Хаттак, как вы оцениваете перспективы развития политической ситуации в Афганистане в свете предстоящих президентских выборов? Кто, по вашему мнению, станет во главе афганской национальной администрации после 28 сентября?

- Во время переговоров США - «Талибан» (организация запрещена в РФ), проходивших в течение всего года, высказывались сомнения относительно проведения президентских выборов в Афганистане. Определенные круги продвигали предложения о создании временного правительства для контроля за мирным процессом. Но именно в свете недавних политических событий проведение этих выборов 28 сентября становится решенным делом. Главными соперниками на предстоящих выборах станут, вероятнее всего, доктор Ашраф Гани и доктор Абдулла, хотя с ними готовы вступить в борьбу и другие кандидаты. Однако, на деле важнейшим остается вопрос о безопасности в течение последних дней предвыборной кампании и в день выборов. Смогут ли США оказать достаточное давление на Пакистан, чтобы удержать «Талибан» от крупномасштабных атак на избирательный процесс, вот в чем вопрос.

- В последние дни достигла своей кульминации интрига, связанная с попытками Вашингтона подписать перемирие или даже мирный договор с «Талибаном». Могут ли эти попытки иметь реальный успех? Что вы можете сказать о принципиальной вероятности подписания долгосрочного мирного договора с талибами в Афганистане? Или все же эти консультации между послом Халилзадом и офисом «Талибана» в Катаре – не более чем военная хитрость талибов? Существует ли вообще для «Талибана» возможность существования в каком-либо ином формате, кроме формата джихада?

- Твит президента Трампа прервал церемонию подписания соглашения между США и «Талибаном» на ее заключительном этапе, почти на пороге завершения. На успех этого так называемого соглашения надеялось большинство афганцев, а также определенные круги в США. В целом, предполагалось, что после перерыва переговоры возобновятся с перспективой на «лучшие условия сделки». Но уже очевидно, что американская сторона не считает «Талибан» значительной проблемой для себя, в отличие от «Аль-Каиды» (запрещена в РФ) и других глобальных террористических организаций. Потому-то американцы и не стали объявлять «Талибан» весь целиком террористической организацией, хотя после 11 сентября 2001 года (террористической атаки на здания Всемирного торгового центра в Нью-Йорке – «НГ») они действительно включили несколько человек и фракций «Талибана» в список террористов.

Полностью подконтрольный талибам Афганистан будет проблемой для всего региона, особенно для ближайших соседей. Эта эпидемия может распространиться на Синьцзян и проникнуть в среднеазиатские республики, где мусульманское население может быть радикализировано богословами, которым покровительствует «Талибан». «Талибан» до сих пор чувствует себя в полной безопасности в Пакистане, пользуясь правом убежища от преследования по религиозным мотивам и, что интересно, срок действия этого права до сих пор не определен. За последние несколько лет «Талибан» также установил довольно тесные связи с Ираном.

- Премьер-министр Пакистана Имран Хан недавно встретился в Вашингтоне с американским президентом Дональдом Трампом. Некоторые эксперты поспешили назвать эту встречу и ее итоги победой пакистанской дипломатии. Как вы оцениваете эти итоги? Можно ли теперь говорить о новом стратегическом партнерстве США и Пакистана?

- Правительство Имран Хана очень часто именуют «селекционным продуктом», поскольку его состав был продиктован пакистанскими военными после повсеместно и нагло сфальсифицированных выборов в 2018 году. Предыдущее правительство Наваза Шарифа было свергнуто в результате закулисного «тихого» переворота. Для смены режима в Пакистане были использованы политические технологии и прямая фальсификация результатов. В дополнение к изменению своего внешнеполитического курса в целом, новое правительство продемонстрировало на Ближнем Востоке особую близость с Саудовской Аравией и ОАЭ. Это же правительство систематически тормозит выполнение соглашения между Пакистаном и КНР о свободной торговле (так называемом «Китайско-пакистанском экономическом коридоре» - КПЭК) и, напротив, активизировало усилия по восстановлению стратегического сотрудничества с США. Именно с целью добиться от президента Трампа определенных обязательств, это правительство сделало попытку организовать переговоры между «Талибаном» и США. Однако, в американско-пакистанских отношениях все еще имеются некоторые сложности, и говорить о начале новой эпохи стратегического партнерства Пакистана и США пока преждевременно.

- Очевидно, в Пакистане наблюдается острый социально-экономический кризис, который угрожает перейти в кризис политический. Насколько серьезной может быть эта ситуация для администрации Имран Хана? Может ли этот кризис привести к отставке правительства?

- Имран Хан вынудил правительство влезть в чудовищные долги, заняв у других стран и международных финансовых учреждений суммы настолько крупные, что они являются беспрецедентными даже по собственным стандартам Пакистана. Сделав заложником и единственным гарантом возврата этих средств свою страну, правительство явно не намерено сокращать непроизводственные расходы и направить хотя бы часть заемных денег на улучшение жизни людей.

Пакистан в который уже раз дал согласие на выполнение всего пакета антикризисных мер МВФ, который, как всегда, сопровождается «рецептами оздоровления» финансов и экономики в целом. Следующие за этим рост инфляции и цен приводят к очередному ухудшению жизни слабейших сегментов общества. Политическая оппозиция безжалостно преследуется во имя «ответственности перед нацией». «Селекционное» правительство стало непопулярным всего за один год. Предметом самого широкого обсуждения стали предположения о формировании «национального правительства» уже к концу этого года.

- Господин Хаттак, совсем недавно, в средствах массовой информации и среди пуштунской молодежи получило неожиданно широкую популярность движение «Пуштун Тахафуз». Чем вы можете объяснить это явление? Каковы причины настолько широкого распространения этого движения в Пакистане и, в первую очередь, в Пуштунистане? Можете ли вы дать более или менее точное определение идеологии этого движения, охарактеризовать его лидеров и участников? Чем, по вашему мнению, может в будущем стать «Пуштун Тахафуз»? Есть ли у этого движения перспектива стать новой политической партией или, при ином развитии событий, превратиться во Фронт национального освобождения Пуштунистана? И, наконец, существует ли потребность в более широкой автономии Пуштунистана?

- Движение в защиту пуштунов (ПТМ) или «Пуштун Тахафуз» возникло в районах проживания пуштунов, которые ранее назывались «Зоной племен», или, официально, «Территорией пуштунских племен под федеральным управлением» (ТПФУ), граничащей с Афганистаном. Позже это движение получило распространение в остальных регионах с пуштунским населением, и нашло также сочувствие и поддержку со стороны практически всех миролюбивых и здравомыслящих пакистанцев.

Напомню, что «Территория пуштунских племен» возникла в XIX веке, после того как Британская империя после нескольких войн оккупировала часть территории Афганистана, а затем аннексировала ее, присоединив к британской Индии. Небольшая часть оккупированной англичанами пуштунской территории была превращена в регион, формально не принадлежащий никакому государству, в «нейтральную зону», служившую дополнительным буфером, подпиравшим буферное государственное образование Афганистан, воздвигнутое между царской Россией (а затем и ушедшим в прошлое Советским Союзом) и Британской империей. Это был стратегический регион, насильно отрезанный от всех с целью служить базой для экспансионистских авантюр Британии в Средней Азии, а также для того, чтобы разделить «верхних» пуштунов (в Афганистане) и «нижних» пуштунов (на Индийском субконтиненте). Британский колониализм создал для этой области «особую племенную» систему управления, чтобы сохранить ее искусственно замороженной, в отрыве от истории, остановив развитие на стадии племенной общественной формации.

«Зона племен» стала «изолятором», надежно перекрывающим «политические токи» любой силы, поскольку она была закрыта для всех типов политических движений. В результате реформистское движение модернистского афганского короля Амануллы Хана не проникло в пуштунский пояс с восточной стороны «линии Дюранда», а движение национального освобождения Бача Хана не смогло проникнуть через ТПФУ, чтобы получить сторонников в Афганистане.

После образования независимого государства Пакистан в 1947 году колониальный статус ТПФУ был искусственно сохранен, и этот регион с 1980 года стал стартовой площадкой для войны против Советской Армии в Афганистане.

В 90-е годы ХХ века ТПФУ была главной магистралью для экспорта процесса талибанизации из Пакистана в Афганистан. Пакистанские секретные службы создали «Талибан», чтобы разложить и уничтожить историческую идентичность пуштунов-афганцев по обе стороны «линии Дюранда». С этой целью были инициированы милитаризация региона вместе с религиозным экстремизмом, результатом чего должно было стать полное уничтожение пуштунского национального самосознания. Более далекая, конечная цель состояла в том, чтобы добиться гегемонии над Афганистаном и ослабить требования пуштунов об их федеральной автономии в Пакистане.

После теракта 11 сентября 2001 года «Талибану» и его союзникам, прежде всего, «Аль-Каиде», вместе с другими международными террористическими организациями, позволили обосноваться в пуштунских района «Зоны племен» в Пакистане для того, чтобы перегруппироваться и приступить к следующему этапу войны в Афганистане. С 2002 по 2014 год ТПФУ полностью взяли под контроль террористы, физически уничтожившие сотни племенных вождей и тысячи пуштунов. Точно так же они уничтожили всех мало-мальски значимых пуштунских националистических политических лидеров в «Зоне племен». Так, например, Национальная (Народная) партия «Авами» - пуштунская националистическая партия с более чем столетней историей, потеряла в результате нападений террористов более тысячи лидеров и активистов.

В 2014 году пакистанские силы безопасности начали так называемую «военную антитеррористическую операцию» в пуштунской «Зоне племен», практически вытеснив террористов в Афганистан, однако эта операция повлекла огромные потери, смерть и разрушения среди местного населения. Именно по этим обычным людям пришелся главный удар. Их дома и имущество погибли под бомбами, либо были разграблены. Крова лишились миллионы людей, ставших беженцами.

Движение в защиту пуштунов «Пуштун Тахафуз» (ПТМ) является ненасильственным политическим ответом, мирным протестом против смерти, разрушений и бегства населения, вызванных вооруженным конфликтом и тиранией колониальной системы, которая искусственно сохраняется в этом регионе даже спустя семь десятилетий после ухода британских колониалистов. ПТМ во главе с молодыми пуштунами, которые на себе испытали кровавую войну, бедствия и жестокое притеснение от рук, как террористов, так и пакистанских сил государственной безопасности. Их вдохновляет «всеобъемлющая философия ненасилия» Бача Хана, бывшего основателем современного пуштунского националистического движения в начале ХХ века. Но этих молодых лидеров не удовлетворяют политика и стратегии традиционных политических партий, они решили положить начало движению сопротивления простых мирных людей против войны и притеснения. Энергия молодости, которую несут лидеры ПТМ, сила их лозунгов находят отклик у молодых пуштунов с обеих сторон «линии Дюранда». Для поддержки ПТМ сейчас сплотилась также вся пуштунская диаспора во всем мире.

- Как вы оцениваете роль России в сегодняшних политических процессах в Афганистане, Пакистане и в регионе в целом? Играет ли здесь Москва действительно роль великой державы, или же российская политика в регионе - просто бледная тень некогда могущественного Советского Союза? Чего не хватает, на ваш взгляд, российской дипломатии для того, чтобы более активно и успешно действовать в регионе?

- Россия остается одним из важнейших и значимых игроков в евразийском регионе. Успешность российской политики заключается в том, что она завоевала доверие почти всех сторон в конфликте, как в самом Афганистане, так и у его соседей. Это вызвано тем, что Россия сыграла положительную роль, поддерживая процесс примирения всех сил в Афганистане для установления мира. Свидетельством этого факта стали многочисленные конференции и консультации, проведенные в Москве за последние несколько лет. Афганцы и политические силы, поддерживающие мир в регионе, оценили тот факт, что США, Россия и Китай сумели отделить свою политику в Афганистане от их соперничества в других сферах. Эти силы с нетерпением ожидают, что Россия возьмет на себя ведущую роль и предпримет активные действия для содействия миру, стабильности и экономическому сотрудничеству в Южной и Средней Азии.

- Сегодня налицо значимое ухудшение военной и политической ситуации в Кашмире. Различные джихадистские группы в Пакистане активно вербуют боевиков среди молодых пуштунов, чтобы они принимали участие в «джихаде» не только в Афганистане, но также и в Кашмире. Насколько велика, по вашему мнению, вероятность войны или крупного вооруженного конфликта между Пакистаном и Индией из-за проблемы Кашмира? Каков ваш прогноз на будущее в отношении региона Кашмира?

- Индия не справилась с проблемой Кашмира, сделав ряд шагов, воспринятых неоднозначно, игнорирующих мнение местного населения. К сожалению, эта политика укрепляет положение экстремистов в Пакистане. На самом деле, джихадисты, действующие из Пакистана, уже нанесли в прошлом непоправимый ущерб борьбе кашмирцев за их право на самоопределение, и не собираются что-либо менять в своих действиях в будущем.

Кашмиру нужно мирное решение путем переговоров на основе уважения к стремлениям самих кашмирцев. Что до пуштунов, то они сыты войнами по горло. Недавние обсуждения социальных СМИ, которые являются единственным форумом, где люди могут свободно выразить свое мнение, показывают, что пуштуны настроены против войны между Пакистаном и Индией, и они одобряют решение конфликтов посредством мирной политической борьбы и переговоров.

- За последние десять лет в Пакистане было убито много членов влиятельной пуштунской Национальной (Народной) партии «Авами» (в том числе министров, депутатов, и т.д.). Члены этой партии и сейчас продолжают получать угрожающие сообщения от пакистанского «Талибана». Каковы причины такой агрессии против представителей философии отказа от насилия? Каким образом пакистанский «Талибан» сумел настолько укрепить усилить свои позиции?

- Как я уже говорил раньше, вся предшествующая талибанизациия была, главным образом, анти-пуштунским проектом, нацеленным на разрушение исторической идентичности пуштунов, ослабляя ее посредством преувеличения ее же религиозного аспекта. К сожалению, у этого проекта есть покровители в пакистанском государстве, в самых его верхах. Они хотят уничтожить сложившуюся современную государственную систему в Афганистане и ослабить пуштунское националистическое движение в Пакистане.

Вспомним, что сделал «Талибан», когда его боевики вошли в Кабул после победы в сентябре 1996 году? Они запретили афганский национальный флаг, они запретили афганский государственный гимн, они переименовали Радио Кабула в «Голос шариата», они запретили отмечать имеющий тысячелетнюю традицию праздник Навруз, они запретили джиргу - самый важный пуштунский социальный институт, они уничтожили статую Будды в Бамиане и, наконец, они убили доктора Наджибуллу, который добровольно отказался от власти, чтобы создать основу для примирения и согласия.

Пуштунские националистические политические организации в Пакистане являются целью террористов уже потому, что они выступают против религиозного экстремизма и военного угара. Национальная (Народная) партия «Авами», являясь старейшей традиционной пуштунской националистической партией, остается их главной целью. Афганский и пакистанский «Талибан» - неразделимые части этого проекта. Хотя террористы именуют себя по-разному, они делают это с целью не только разделять между собой направления своей деятельности, но и чтобы создавать стратегически выгодную путаницу в идентичность «Талибана». Но у них одна общая идеология, и они клянутся в преданности одному и тому же эмиру - их единственному лидеру.

- Язык и система письма пуштунов очень древние, и они были всесторонне изучены различными учеными. Однако сейчас пуштуны не имеют возможности изучать свой язык из-за текущей политики пакистанского правительства, которая угрожает существованию как пуштунского языка, так и культуры пуштунов в целом. Почему организации по правам человека не настояли на обязательном изучении языка пушту в пакистанских учебных заведениях? Какие факторы предотвратили исчезновение пуштунского языка и культуры?

- В Афганистане пушту - один из двух официальных государственных языков, на нем ведется преподавание в школах в регионах, население которых говорит на языке пушту. В Афганистане есть множество газет, журналов и телеканалов на пушту. Но, хотя в Пакистане пуштунов живет гораздо больше, их язык и культура существуют без какой-либо заметной государственной поддержки.

На самом деле пуштунская культура всегда была особой, избранной мишенью экстремистов и террористов. Пуштунские кинофильмы и музыка были признаны идеологически вредными и уничтожались физически. Пуштунские художники вынуждены были покинуть родину. Хотя Пакистан официально именуется федеративным государством (хотя вряд ли таковым является), гегемонисты задействуют все его государственные и негосударственные институты для подавления этнического и культурного разнообразия в стране. Пуштуны были и остаются приоритетной целью этой политики.

Младшее поколение пуштунов имеет выраженную тягу к родному языку и культуре. Мы являемся свидетелями того, как пробудилось новое сознание, пуштунский Ренессанс. Социальные СМИ играют в нем исключительно важную роль.

Нам известно, что в России язык, культура и история пуштунов служат предметом научной и исследовательской деятельности в течение уже многих столетий. Мы хотели бы, чтобы они получили дальнейшее развитие. Мы с нетерпением ждем расширения и укрепления культурного взаимодействия и сотрудничества между Россией и ее азиатскими соседями.



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Александр Лунгин: "Страна, где мы все живем, принадлежит ЧОПам"

Александр Лунгин: "Страна, где мы все живем, принадлежит ЧОПам"

Ольга Галицкая

Режиссер рассказал о своем дебютном фильме "Большая поэзия", который выходит в российский прокат

0
2030
Зачем учителя отговаривают детей писать проверочные работы

Зачем учителя отговаривают детей писать проверочные работы

Татьяна Волошко

В Рособрнадзоре расшифровали, что они понимают под словом "натаскивание"

0
1745
Индия разместила 100 тысяч военных на границе с Пакистаном

Индия разместила 100 тысяч военных на границе с Пакистаном



0
586
Российский путь в Африку

Российский путь в Африку

Наталья Спивак

Предоставленная Москвой платформа для диалога встретила значительный интерес со стороны лидеров Черного континента

0
2951

Другие новости

Загрузка...
24smi.org