0
6737
Газета Кино Печатная версия

14.07.2019 19:18:00

Одним из лучших фильмов года может стать хоррор "Солнцестояние"

Автор прошлогодней "Реинкарнации" снял экзистенциальную фолк-драму про язычество и конец отношений

Тэги: кинопремьера, ари астер, солнцестояние, хоррор, кинокритика


кинопремьера, ари астер, солнцестояние, хоррор, кинокритика На празднике в шведской деревушке так рады гостям, что это даже пугает. Кадр из фильма

Выхода второго фильма режиссера Ари Астера, кажется, боялись не меньше, чем его дебютной картины, – речь в данном случае, правда, была о страхе разочароваться. Вышедшая в 2018 году «Реинкарнация» внезапно подняла планку в последние десятилетия забуксовавшего жанра хоррор на недосягаемую высоту – это был и сюрреалистический экзистенциальный фильм ужасов, и семейная драма, замешанная на мифологии и встроенная в многоуровневый мир снов, видений, кукольных домиков и прочих сюжетно-архитектурных излишеств. «Солнцестояние», к счастью, не падает ниже взятой Астером в первом фильме высоты, а местами смотрится даже выигрышнее – короткая летняя ночь становится самым спокойным временем, а весь кошмар творится при свете дня.

Дани (Флоренс Пью) живет вдали от родни и постоянно тревожится о судьбе страдающей биполярным расстройством сестры и родителей. Как выясняется, не напрасно – однажды в семье и впрямь случается ужасающая трагедия, после которой и без того невротичная героиня погружается в глубочайшую депрессию с паническими атаками и истериками. Единственный, кто оказывает поддержку, – ее молодой человек Кристиан (Джек Рейнор), обладающий на первый взгляд большим сердцем и нескончаемым запасом терпения. Друзья убеждают парня бросить сумасшедшую подружку, он же вместо этого приглашает Дани поехать вместе с ними в шведскую деревушку на празднование летнего солнцестояния. Кристиан и его приятели изучают антропологию, а один из них и вовсе вырос в общине, где чтят фольклорные традиции и отмечают языческие праздники. Одним словом, и неплохая тема для диссертации, и вроде как интересные каникулы на залитых незаходящим солнцем северных лугах с ритуальными плетениями венков, танцами вокруг костра и употреблением психоделических препаратов. Казалось бы, хиппи-мечта и терапия для уставших от неврозов американских туристов из большого города, если бы не одно «но» – друг-швед «забыл» предупредить, какими небезобидными могут быть некоторые древние обычаи его семьи.

Ари Астер взвалил на себя поистине героическую миссию – он, по сути, переизобретает один из самых зрительских жанров, превращая хоррор из банальной страшилки с выскакивающими из темных углов монстрами, каким он стал благодаря голливудскому конвейеру, в интеллектуальное кино, играющее не на базовом, а куда более глубинном чувстве страха. И с формальной, и с идейной точки зрения. Культы, секты, ритуалы, древние предания и прочий оккультизм – все это так или иначе присутствовало и в «Реинкарнации», а в «Солнцестоянии» подается в концентрированном виде. Спасительное солнце, которое, как правило, прогоняет всю нечисть, здесь ослепительно ярко освещает хтонический ужас, овладевающий героями, парализующий их волю и затягивающий их в хоровод чужеземного фолк-безумия.

Очевидно, придающий огромное значение визуальному ряду, Ари Астер выстраивает минималистичное шведское деревянное поселение – идиллическое пространство, полное воздуха и простой архитектурной геометрии, населенное улыбчивыми людьми в белых одеждах, белокурыми и рыжеволосыми, пышущими здоровьем и сравнивающими жизненный цикл человека со сменой времен года. Обманчиво дружелюбная среда, где не садится солнце и где рады даже чужакам, незнакомым с обычаями, – что может быть страшнее.

Оказывается, что кое-что может. Во втором фильме Астера, как, впрочем, и в дебютном, убийства, жертвоприношения, ритуалы и прочие очевидные элементы хоррора – особенно, так сказать, с национальным колоритом – являются метафорой человеческой психологической драмы. Эмоционально травмированная и психически нездоровая (в том числе наверняка, как и в «Реинкарнации», наследственно) главная героиня проходит весьма неординарный курс языческой терапии, избавляясь, как это сегодня принято говорить, от «токсичных» отношений. В ярком солнечном свете, которым залит экран, будто бы отчетливее видится истинное положение дел – эгоистичная и зацикленная на себе в первой части Дани и всепрощающий Кристиан будто бы меняются ролями и позициями в рейтинге зрительского сочувствия, двигаясь через невыносимую физическую и эмоциональную боль к логичному финалу отношений. «Солнцестояние» оборачивается историей о расставании, конечно, не в меру сюрреалистичной и жуткой, но от этого еще более наглядной и по-человечески понятной и универсальной. Ведь расставание, как известно, маленькая смерть.           


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Как жизнь, соседи? На кинофоруме "Московская премьера" показали фильмы из бывших советских республик

Как жизнь, соседи? На кинофоруме "Московская премьера" показали фильмы из бывших советских республик

Дарья Борисова

0
353
Ведьма из дома, мыши в пляс. Энн Хэтэуэй играет колдунью в новом фильме Роберта Земекиса

Ведьма из дома, мыши в пляс. Энн Хэтэуэй играет колдунью в новом фильме Роберта Земекиса

Наталия Григорьева

0
2514
Надя пошла за водкой, а нашла Цыганова

Надя пошла за водкой, а нашла Цыганова

Наталия Григорьева

В фильме Владимира Мирзоева актер попадает в плен к чеховской сестре из дома с мезонином

0
4022
Героиня Сьюзен Сарандон умирает по собственному желанию

Героиня Сьюзен Сарандон умирает по собственному желанию

Наталия Григорьева

В фильме Роджера Мишелла "Черный дрозд" дочери помогают матери уйти из жизни

0
2770

Другие новости

Загрузка...