4
12353
Газета СНГ Печатная версия

10.02.2015 00:01:00

КАРТ-БЛАНШ. Имеет ли смысл миротворческая операция в Украине

Абсурд как катализатор мирного процесса

Бахтияр Тузмухамедов

Об авторе: Бахтияр Раисович Тузмухамедов – профессор международного права, участник операций ООН в бывшей Югославии.

Тэги: миротворцы, порошенко, украина, война, конфликт


миротворцы, порошенко, украина, война, конфликт Фото Reuters

Президент Украины Петр Порошенко в Мюнхене высказался против проведения на подведомственной ему территории международной операции по поддержанию мира. С одной стороны, он не считает развертывание интернационального контингента своевременной мерой, поскольку на это уйдет минимум полгода и все это время «украинский народ будет продолжать гибнуть вследствие действия агрессора». С другой стороны, он полагает достаточным «международный мониторинг на границе с Украиной», что позволило бы установить «мир и стабильность на протяжении недели».

В то же время в одном из недавних интервью Порошенко заявил: «Мы не хотим присутствия оккупационных войск, а оснований для присутствия миротворцев нет, так как Украина сама может контролировать свои границы». Словом, непонятно: нужды в международном контингенте нет, поскольку он опоздает, или же какое-то международное присутствие все же необходимо для наблюдения за границей, или же и в последнем необходимость отсутствует, так как Украине самой по силам приглядывать за кордоном? Более того, Порошенко вторит некоторым западным политикам, категорично заявляя о неприемлемости замораживания конфликта, в итоге имея конфликт незамороженный.

В апреле прошлого года по просьбе «НГ», правда, при условии анонимности, автор пофантазировал на тему знакомых ему путей урегулирования разгоравшегося кризиса на юго-востоке Украины: если надо предотвратить кровопролитие, «пусть сначала зайдет Россия как наиболее близко расположенное государство из способных проводить миротворческие операции (как то и дело заходит Франция в африканские страны, в недалеком прошлом Италия – в Албанию, Австралия – в Восточный Тимор, причем не всегда с согласия этих стран), разделит враждующие стороны, а потом подтянутся другие участники операции. Да и обоснование в виде резолюции СБ можно будет задним числом подтянуть (см. «НГ» от 17.04.14).

Эти размышления во многом устарели: насилие давно переросло в состояние, которое в международном праве именуется «вооруженным конфликтом немеждународного характера». То есть, говоря языком Женевских конвенций о защите жертв войны, речь уже не идет о «случаях нарушения внутреннего порядка и возникновения обстановки внутренней напряженности, таких как беспорядки, отдельные и спорадические акты насилия и иные акты аналогичного характера». Стороны конфликта не способны ни одержать убедительную победу, ни согласиться на то, чтобы остановить военные действия, даже поступившись какими-то целями или воздержавшись от развития наметившегося успеха. Множатся потери среди воюющих, еще более – жертвы среди мирного населения, разрушена промышленная и бытовая инфраструктура, остался в воспоминаниях привычный уклад жизни.

Обстановка во многом сходна с периодом распада Югославии в 1991–1995 годах, особенно как она развивалась в Боснии и Герцеговине, в меньшей степени – в Хорватии: ослабленная и раздробленная власть в столице, с надеждой внимающая обещаниям о финансовой и материальной поддержке извне, удельные князья на местах, преследующие собственные интересы, а с другой стороны – упершиеся в свою, как они считают, землю повстанцы, рассчитывающие на покровительство соседа за ближайшей границей.

Я по-прежнему считаю, что реальным потенциалом для скорого развертывания операции с целью прекращения вооруженного конфликта и стабилизации обстановки обладает именно Россия, у которой для этого есть не только ресурсы, но и немалый опыт. Полагаю, что наши военные могли бы найти общий язык с командирами на обеих сторонах, поскольку среди них могут еще оставаться те, кто служил в единых Вооруженных силах. Не один год работая в международном коллективе, я ежедневно наблюдаю, как эффективно взаимодействуют российские и украинские офицеры, ранее служившие в войсках или МВД своих стран. Но можно представить, чем в нынешней ситуации обернулся бы ввод в соседнее государство российского воинского контингента, даже если бы он развел воюющих и прекратил войну в течение пресловутой недели. Таких победителей в наши дни ох как осудят!

В идеале для начала операции по поддержанию мира (ОПМ) под флагом ООН требуется согласие стороны конфликта и принятие Совбезом резолюции, определяющей ее мандат. В реальной жизни, как уже говорилось, случается иначе. Вот если бы России и Франции удалось договориться о параметрах резолюции и привлечь в союзники Китай, тогда от двух других постоянных членов СБ – США и Британии – потребовалось бы всего лишь воздержаться или не участвовать в голосовании, чтобы ее принять (при условии поддержки еще шестью непостоянными членами). Почему-то кажется, что в этом случае можно было бы надеяться на согласие Киева, Донецка и Луганска.

Нужно ли на развертывание операции полгода? Если бы не вызывала заведомого отторжения идея ввода передового российского контингента, то в идеале во исполнение мер в рамках Системы резервных соглашений ООН контингенты должны начать прибывать на театр в течение одного–трех месяцев после принятия резолюции СБ. Такие соглашения с Секретариатом ООН подписали не менее 90 государств, сообщив о том, какие подразделения, технику и средства обеспечения они могли бы предоставить.

Кстати, ООН практикует одалживание боевой и иной техники у государств-членов на возмездной основе, в чем, кстати, не раз участвовали некоторые государства Восточной Европы, получая за, как говорят, подержанные и не совсем пригодные для немедленного применения по прямому назначению БТР и грузовики не только арендную, но и амортизационную плату. Не думаю, что по обе стороны границы совсем не найдется несколько десятков пусть не новейших, но вполне боеготовых единиц необходимой техники, которую надо только перекрасить в белый цвет.

А вот кто бы дал войска… Россия и ЕС не подходят, у Белоруссии мало опыта участия в операциях целыми батальонами, США не только не подходят, но и вряд ли имеют свободные силы, которые есть у Китая, однако он дает войска в миссии ООН в странах, где у него есть сырьевые интересы.

Зато войска и опыт есть, скажем, у Аргентины, Фиджи или Пакистана, а прямого интереса в конфликте у них нет. Миротворцы из Пакистана в Украине – кто-то скажет, что это абсурд. А почему бы и не абсурд, если ни драма, ни трагедия до сих пор не способны остановить бойню.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


КПРФ обновляет электорат по ходу выборов

КПРФ обновляет электорат по ходу выборов

Дарья Гармоненко

"Рассерженные патриоты" не компенсируют ухода "общепротестных либералов"

0
354
Сенаторы узнали о "беззащитных" гражданах

Сенаторы узнали о "беззащитных" гражданах

Екатерина Трифонова

Процедуры задержания правоохранители толкуют в своих интересах

0
469
Лукашенко и "калиновцы" обменялись угрозами

Лукашенко и "калиновцы" обменялись угрозами

Дмитрий Тараторин

Белорусские подразделения в Украине вызывают все большую тревогу в Минске

0
426
В Каракалпакстане за нарушение комендантского часа задержали 110 человек

В Каракалпакстане за нарушение комендантского часа задержали 110 человек

0
170

Другие новости