0
1120
Газета Культура Печатная версия

12.10.2001 00:00:00

Любовь к искусству, детям и дебилам

Тэги: ретроспектива, дюбюффе


ИСКУССТВО - это организованная скука, утверждал добропорядочный парижский виноторговец Жан Дюбюффе с высоты своих 42 лет. Этот факт его настолько огорчал, что в 1943 г. он продал наследственное виноторговое дело и предпринял третью отважную попытку стать профессиональным художником.

Первые две окончились плачевно, а вторая началась классическими скандалами современного творца. Скучать от его работ никому не пришлось - сорокалетний дебютант сумел разъярить как сторонников фигуративной, так и абстрактной живописи. В то время как традиционалисты потели над проблемами композиции, а абстракционисты упражнялись в изготовлении масляных размывов, Дюбюффе усердно покрывал свои полотна песком и грязью, пытаясь выразить материальность мира. Состоявшаяся в 1944 г. первая выставка художника сопровождалась яростными дискуссиями, а в 1946 г. пришлось с помощью полиции охранять произведения творца от разъяренной толпы.

Его третье шумное и рискованное вступление в мир живописи завершилось благополучно. Уже в 60-е годы восхищенные его глубокомыслием и исключительным чувством формы кураторы показали работы мастера в крупнейших музеях мира. МоМА, Гуггенхайм, Тэйт вознесли Дюбюффе на художественный Олимп, где он и остался до сих пор. Сегодня он считается одним из самых значительных художников XX века в одной лиге с Пикассо и Дюшаном.

Выставка в Центре Помпиду, открывшаяся к столетию со дня рождения художника, подчеркивает это как нельзя лучше. Оммаж народного гения развернулся на 2000 м. На этой площади с чувством, толком и расстановкой распределены работы. Своевольный мастер овладения материей окружен в Помпиду почти что сакральной аурой. Бывший страстный анархист и опасный юморист окончательно мифологизирован.

Построенная в строгом хронологическом порядке, выставка показывает основные "серии" Дюбюффе, а как известно, писал он не просто картины, а однородные по стилю серии. За каждой из них он проводил иногда два года, а иногда 12 лет. В общей сложности художник создал таким образом около 10 000 работ. Куратор Даниель Абади отобрал 400 полотен и объектов, многие из которых выставляются впервые в Европе. Пророком в своем отечестве Дюбюффе стал только после теплого приема в Америке, где его похвалил сам гуру абстрактного экспрессионизма Клемент Гринберг. Заокеанским ценителям своего таланта Дюбюффе оставил большое количество своих ранних работ, которыми восхищается теперь парижская публика. Его коллажи из крыльев бабочек, а также серии "Текстурология" и "Материология", приехавшие из Америки, считаются одними из самых интересных в творчестве художника.

Несомненный центр ретроспективы - зал, в котором собраны портреты 1946-1947 гг. Они оставляют чрезвычайное впечатление креативной силы художника. Несмотря на беспощадное уродство лиц, они не лишены психологического сходства, которое удивляло современников. Каждый из портретов носит ироническое, если не издевательское название; писатель Дотель, например, нацарапан на слое из песка, клея и красок "в легких абрикосовых тонах". Серия "Дамские тела" изображена таким же "нехудожественным" методом. Контуры "Дам" на коричневато-грязноватом фоне похожи на доисторических Венер, но далеко превосходят их по несообразности, хотя и вполне сохраняют излучение магических фетишей.

Все эти горделивые упражнения по изуродованию формы носили вполне конкретное содержание. Дюбюффе бил наотмашь по устоявшимся канонам красоты, которая для него обитала вне "стерильной касты" критиков, галеристов и музейных работников. Он считал, что настоящее искусство способны создавать только дети или душевнобольные. Они понятия не имеют ни о теории искусства, ни о практике его продажи, а творят из внутреннего порыва и чистого вдохновения. Такое искусство он называл ар брют, что означает "необразованное", "сырое" искусство. Одним из первых Дюбюффе обосновал принципы ар брют и собрал его огромную коллекцию, которая находится теперь в Лозанне.

В благородной белизне музейных стен Центра Помпиду не показано ни одной из этих работ, являвшихся важными источниками вдохновения Дюбюффе. Зато огромный овальный зал уделен его наименее противоречивой серии 70-х годов "Hourloupe". Виртуальный мир из полосатых человечков является "фирменным знаком" Дюбюффе, сине-красно-белые полускульптуры обожали водружать в своих столицах мэры от Парижа до Нью-Йорка. Среди специалистов, однако, серия критикуется за ее декоративность и явные реверансы по направлению поп-арта.

В своих последних работах Дюбюффе возвращается к изначальной силе и выразительности форм. Разбросанные на полотнах линии и мазки вьются на метафизическом черном фоне и изображают Non lieux, не-место, дорогу к смерти.

Париж


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Уже не надо объяснять, что Холокост был, но нужно по-прежнему объяснять, почему о Холокосте нельзя забывать

Уже не надо объяснять, что Холокост был, но нужно по-прежнему объяснять, почему о Холокосте нельзя забывать

0
1035
К борьбе за демократию в Афганистане хотят привлечь умеренных талибов

К борьбе за демократию в Афганистане хотят привлечь умеренных талибов

Андрей Серенко

Новый политический афганский альянс объединил сторонников Наджибуллы и Гани

0
1369
Сибирский газ пригодился на Дальнем Востоке

Сибирский газ пригодился на Дальнем Востоке

Глеб Тукалин

Ковыктинское месторождение приносит больше пользы Приамурью, чем Иркутской области

0
1347
Власти вспомнили о муниципальном фильтре

Власти вспомнили о муниципальном фильтре

Дарья Гармоненко

Доступ к референдумным выборам губернаторов ужесточают на всякий случай

0
2290

Другие новости