0
1326
Газета Культура Печатная версия

11.08.2008 00:00:00

Премьера в несезон

Тэги: театр, премьера, островский


театр, премьера, островский Мать и дочь Огудаловы. Сцена из спектакля «Бесприданница».
Фото Алексея Андропова

Место: Музыкальный театр п/р Г. Чихачева

Дата: 5 августа

Продолжительность: 2 часа 40 минут

Московский театральный сезон жестких границ не имеет: Театр на Малой Бронной уже открыл новый, а «Современник» закрывает сезон в конце июля. В такое «межеумочное» время расположенный за Карачаровской эстакадой Театр п/р Геннадия Чихачева играет премьеру мюзикла «Бесприданница».

Александр Кулыгин – можно сказать, придворный композитор театра Чихачева. Ничего обидного в слове «придворный»: Гайдн и другие достойные композиторы тоже работали при дворе. На Новокузьминской улице, где в бывшем кинотеатре работает Театр Чихачева, у Кулыгина идет опера «Теремок», оперетта «Без вины виноватые», музыкальная комедия «Женитьба Бальзаминова», что-то еще... «Бесприданница», таким образом, завершает трилогию по Островскому.

За Третье кольцо критики если и выезжают, то чаще всего затем, чтобы потом все свои транспортные муки излить в нескольких желчных предложениях. Поводы, кстати, найти нетрудно: в «Бесприданнице» у Чихачева Робинзон – не актер, а актриса, наряженная в мужское платье. То есть рядится мужчиной, но до поры до времени, а потом вдруг, без причины разоблачает этот маскарад. Чихачев говорит: нигде у Островского нет спора с такой интерпретацией. Но нет и намека. И нет никакого нового смысла. Впрочем, публика к Чихачеву ходит патриархальная, и новомодного контекста – в смысле трансвеститов и прочих гей-парадов – здесь в такой интерпретации не находят. Ну, не актёр, ну, актриса. С самого начала видно, что это не мужчина, а женщина. Почему-то – с усами. Лучше бы она была цыганкой, например, – что-то не то нагадала, хоть Кнурову, а теперь вот возвращается инкогнито, чтобы отомстить, скажем, за ночь, проведенную в участке. Тогда бы смысл был. А так – нет.

Еще: зачем у Ларисы Огудаловой (Татьяна Репич) такой яркий макияж, с блестками на веках? Она, конечно, невеста, но с таким экстерьером странно, что ее тревожит что-то в истории с Паратовым. С такими блестками, как говорится, ого-го... Смотрится странно, и, почему-то кажется, идет вразрез с Островским.

Есть какие-то смешные моменты: кончается спектакль, актеры выходят на аплодисменты, вдруг мужской голос объявляет по громкой связи: «Художественный руководитель театра, заслуженный деятель искусств России, заслуженный артист России, профессор Геннадий Чихачев!» И выходит Чихачев, невысокого роста, немного похожий на русского поэта Есенина, немного – на солдата из сказки, с гусарскими усами...

Но в мюзикле Кулыгина, в спектакле, который поставил Геннадий Чихачев, есть несомненные достоинства, не заметить которые было бы несправедливо. Тем более что бороться приходится с очевидной киноклассикой: сюжет «Бесприданницы» все-таки прочно связан в сознании нескольких уже поколений с «Жестоким романсом» Рязанова, а Паратова – Никиту Михалкова переплюнуть, конечно, трудно. В Театре Чихачева с Паратовым, которого, к слову, играет однофамилец Никиты Сергеевича Владлен Михалков, ничего путного и не выходит. Внешне он напоминает скорее приказчика, чем богатого купца. С купцами в спектакле тоже неоднозначно: Кнуров (Алексей Городецкий) хорош, манеры, стать – всё вызывает доверие. А Вожеватов – какой-то мальчишка, посыльный, такого в серьезном обществе всерьез не примут.

Теперь – про хорошее.

Во-первых, музыка, в которой несколько запоминающихся мелодий есть, а куплеты, которые потом можно передавать смеха ради – что обычно случается при поспешном переложении классики в музыкальный жанр, – этого как раз, по-моему, не было. Во-вторых – живой оркестр под управлением Владимира Янковского и, надо признать, очень слаженное исполнение, хотя в Театре Чихачева у актеров перед глазами нет монитора, а дирижер видит не всех оркестрантов: спектакль играют в фойе и оркестр несколькими порциями рассажен за декорацией, так что духовые, например, не видят струнных. Ну и актеры. Например, Евгений Башлыков, который играет Карандышева, не молод, не хорош собой, не богат, скорее – беден. А его тетка, которая устраивает обед для видных людей города, – фигура просто водевильная, ее экономия грозит будущей супруге Карандышева настоящей нищетой. По замыслу композитора и режиссера Лариса Огудалова, та самая бесприданница, – фигура драматическая, даже трагическая, и, в общем, с этой ролью Татьяна Репич справляется, хотя, конечно, музыкальный жанр в данном случае спрямляет, а не усложняет сюжетные повороты пьесы. Придется еще несколько добрых слов сказать в адрес музыкального руководителя спектакля и одновременно – критических – в адрес режиссера: поют у Чихачева пока что, во всяком случае, лучше, чем играют. Понятно, конечно, что на пяти метрах не особо-то разыграешься, но пока хор поет что-то цыганское – всё ничего, вернее, хорошо, а как только выскакивают на сцену – видно, что ряженые, что костюмы сшиты из такой ткани, в которой массовику-затейнику выйти, наверное, можно. Надел – снял, никаких претензий. А тут все-таки претензия есть: на афише ведь написано не просто мюзикл, а – русский мюзикл, плюс – мировая премьера. Таким амбициям надо соответствовать.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Несогласные намерены митинговать еще две недели

Несогласные намерены митинговать еще две недели

Дарья Гармоненко

Активисты утверждают, что собрали уже 30 тысяч подписей против поправок к Конституции

0
2265
Майклу Помпео опять пожаловались на Бидзину Иванишвили

Майклу Помпео опять пожаловались на Бидзину Иванишвили

Юрий Рокс

Группа конгрессменов считает власть Грузии промосковской

0
1560
Донбассу предлагают свободную экономическую зону

Донбассу предлагают свободную экономическую зону

Татьяна Ивженко

Кравчук начинает с предложения компромиссов

0
1815
Лукашенко намекает на уместность торга

Лукашенко намекает на уместность торга

Антон Ходасевич

Российские граждане, возможно, остаются в белорусской тюрьме в качестве заложников

0
9624

Другие новости

Загрузка...