0
6521
Газета Культура Печатная версия

21.03.2023 20:01:00

Театр заговорил со зрителем о проблеме домашнего насилия

Эту тему выбирают и в Сибири, и в Москве

Тэги: москва, мирнинский театр, озор, островский, класическая литература, домашнее насилие, женская эмансипация, общественная дискуссия, региональные театры


москва, мирнинский театр, озор, островский, класическая литература, домашнее насилие, женская эмансипация, общественная дискуссия, региональные театры За два века в русских скрепах мало что сдвинулось, говорят авторы спектакля «Озор». Фото с сайта www.goldenmask.ru

В Москве выступил Мирнинский театр с постановкой «Озор» по рассказу Дмитрия Мамина-Сибиряка. Столичный театр Et cetera играет камерную премьеру «Грех да беда на кого не живет» по малоизвестной пьесе Александра Островского. Два спектакля роднит неожиданная трактовка писателей-реалистов как мыслителей новой этики.

Разумеется, проблемы женской эмансипации и переосмысления патриархальной картины мира не обходил в XIX веке никто из больших писателей, но сегодня в свете новой этики века уже XXI общественная дискуссия смотрит на классическую литературу свежим взглядом. Современный театр не остается в стороне.

С начала сезона Москва увидела целых два спектакля по рассказу «Озорник» Мамина-Сибиряка, которые привезли на гастроли региональные театры – писатель снова востребован в родной Сибири. Молодой бобыль Спирька взбаламучивает сибирскую деревню. Влюбляется в соседскую жену Дуньку из переселенцев, но их единственная встреча приводит к необратимым последствиям – девушка кается главе семьи – свекру, хотя единственная ее провинность в том, что, спасаясь бегством от навязчивого ухажера, она теряет головной платок. А Спирька соглашается на лихую смертельную сделку – отомстить местным конокрадам, чтобы оправдать себя в глазах деревни.

Минусинский театр (его привозил в столицу осенью фестиваль «Биеннале театрального искусства «Уроки режиссуры») вскрывает сюжет конвенциональными средствами психологического театра, раскручивая пружину сценического напряжения постепенно. Режиссер Алексей Песегов, работая в традиционной манере, идет от экспозиции к финалу в два объемных акта, выстраивает и общий план с народным собранием, и камерные сцены на пустой сцене, графически обрисовывая суровые патриархальные характеры (особенно обращает на себя внимание колоритностью типажа заслуженный артист Николай Кокконен) и неспешное старинное время. Ключевым событием становятся «заурядные распорядки строгой расейской семьи» – зверское наказание Дуньки семьей, свекром и науськивающей сына свекровью, плетьми возле «позорного столба». Но молодым артистам в заглавных ролях еще не хватило объема, чтобы так же проникновенно показать и обратную сторону истории – возникающее на сопротивлении, уже после общественного превентивного порицания, чувство любви героев.

Для спектакля Мирнинского театра (показан в рамках внеконкурсной программы «Золотой маски – 2023») драматург Екатерина Августеняк написала особую инсценировку – «социальную мистерию» по мотивам рассказа (ее название «Озор» рифмуется с «позор»). В подготовке принимали участие местные жители современного якутского города, которые делились своими переживаниями и размышлениями на тему рассказа. Их избранные реплики и составили короткий вербатим, венчающий постановку после литературного сюжета. Вербатим оценивает спустя два века все те же проблемы насилия. Оказывается, что в русских скрепах мало что толком сдвинулось, и еще не найден точный ответ на вопрос о правах личности.

Сама же история разыграна предельно сжато и образно. Темный, душный мир закостенелого домостроя уже дает трещины (актеры располагаются на разломанном, наклонном покрытии, сквозь которое пробивается свет софитов). Но все еще крепок глубинной сутью и пещерными страстями, что очень точно отражает мировоззрение, зафиксированное писателем. «Сердце горит... Кажется, взял бы да пополам и разорвал тебя: на, не доставайся никому... И себя порешить... Ничего, значит, не надо...» – говорит Спирька. Режиссер Елизавета Бондарь одевает героев в исторические крестьянские костюмы, но наделяет всех такой яркой интонационной и пластической маской, что история уходит в высшее обобщение, действительно в мистерию, броско воздействующую на зрителя и визуально, и аудиально.

В Еt cetera премьера в Эфросовском зале вышла не слишком заметно, на первый взгляд исключительно к дате, 200-летию Островского, но неожиданно оказалась несомненной удачей театра. Из пьесы с тяжелой для современного слуха русской пословицей в названии «Грех да беда на кого не живет» (проще говоря – кто не без греха) режиссер Марина Брусникина сделала фабульную выжимку, убрав устаревшую избыточность авторского слога и композиции. И вместо цветистого Островского (к сожалению, сегодня зачастую только Малый театр может похвастаться его по-настоящему живыми полноформатными постановками) в спектакле предстает актуальный «пересказ» с помощью сценографических образов а-ля рюсс (художник – Нана Абдрашитова), поданный как лубок. Но тактичность обращения с пьесой не делает ее грубо покромсанной, наоборот, Островский предстает как ультрасовременный драматург, разве что не документального театра, история становится ясной и прозрачной, а реплики изящно играют на языковых контрастах – нейтральных современных и велеречивых старинных.

Спектакль напоминает о том, что Островский был русским Шекспиром, и представляет вариацию «Отелло» «на материале» русской глубинки. В провинциальный городок приезжает молодой помещик Бабаев (Федор Бавтриков) и встречает некогда знакомую благородную, но обедневшую барышню. Теперь она уже замужем, но вышла не по любви, а по нужде, и муж ее простой лавочник. Для Бабаева неожиданная любовная связь с красавицей Татьяной (светлая и легкая роль Ольги Котельниковой) лишь приятное развлечение в деловой поездке («Бесприданница» еще не написана!), а для чистой и искренней героини эта встреча – шанс изменить свою опостылевшую жизнь, «глотнуть» чувств. Но настоящий конфликт разыгрывается с ее мужем, который не может стерпеть ни ее своеволия, ни всепоглощающей ревности.

Конечно, Брусникина пережимает с аллегорическими «маркерами»: и семейство лавочников родом из бандитских 90-х, и пластические этюды поставлены лобово, и финишируют спектакль титры в жанре моралите со статистикой жертв домашнего насилия, но игра ансамбля захватывает невероятно, актеры играют с бешеным накалом остросюжетного детектива.

Ведет спектакль Андрей Кондаков в роли лавочника – то есть бизнесмена средней руки. Он преклоняется перед своей женой, влюблен до безумия и ставит в этом безумии последнюю точку – буквально душит ее в своих объятиях («От мужа только в гроб, больше никуда!» – опять Мамин-Сибиряк). Кондаков играет амплитудно: сухость и гордыня Льва Краснова скрывают «огненную лаву» чувств, он настолько влюбляет в себя зрителя – мужским магнетизмом, запредельной честностью души, что когда становится «невольным» убийцей, неизвестно, за кого страшнее – за жертву или агрессора. 


Читайте также


Московские археологи ждут интересных находок в 2024 году

Московские археологи ждут интересных находок в 2024 году

Татьяна Астафьева

Специалисты по древностям будут активно работать на 200 площадках в разных частях столицы

0
1205
От Гоголя до современности – один стежок

От Гоголя до современности – один стежок

Анастасия Башкатова

В Москве открылся портал в особую вселенную писателя

0
1280
На форуме "Россия" стартовала программа "Москва – молодежная столица"

На форуме "Россия" стартовала программа "Москва – молодежная столица"

Татьяна Астафьева

Целый месяц на ВДНХ будет посвящен проектам, важным для юного поколения

0
2336
У нас

У нас

Наталья Александрова

0
1528

Другие новости