0
15135
Газета Печатная версия

27.03.2022 18:00:00

Китай и украинский кризис. Позиция Пекина пока не сформировалась окончательно

Александр Лукин

Об авторе: Александр Владимирович Лукин – профессор НИУ Высшей школы экономики.

Тэги: украина, военная спецоперация, оборона, донбасс, рф, антироссийские санкции, запад, китай, позиция

Все статьи по теме "Специальная военная операция в Украине"

украина, военная спецоперация, оборона, донбасс, рф, антироссийские санкции, запад, китай, позиция Си Цзиньпин отверг попытки США заставить Китай оказать одностороннее давление на Россию. Фото с сайта www.news.cn

Власти Китая столкнулись с серьезными проблемами в связи с российской военной операцией в Украине. С одной стороны, отношения между Пекином и Москвой в последние несколько лет достигли наивысшей степени близости. Для КНР это было обусловлено важностью России не только как поставщика сырья, но и как геополитического союзника в противостоянии США, которое было навязано ему еще во время президентства Дональда Трампа.

Эта линия была выражена в знаменитой формуле министра иностранных дел Ван И, выдвинутой в январе 2021 года, о том, что в отношениях между двумя странами отсутствуют конечная линия, запретные зоны и верхний ограничитель. Через год она была закреплена в совместном заявлении, принятом во время визита президента Владимира Путина в Китай, в которым Пекин впервые четко солидаризировался с российскими требованиями остановить расширение НАТО, а также совместно с Москвой призвал альянс «отказаться от идеологизированных подходов времен холодной войны, уважать суверенитет, безопасность и интересы других стран, многообразие их цивилизационных и культурно-исторических укладов».

С другой стороны, с началом российской военной операции для Пекина возникли факторы, которые могут действовать в негативном направлении. Во-первых, новая ситуация ставит под вопрос всю идеологическую линию КНР, призванную обосновать принципиальное отличие агрессивной, гегемонистской политики США и их союзников, их неуважение суверенитета и территориальной целостности других стран, двойных стандартов в отношении к послушным и самостоятельным государствам от миролюбивого курса Китая и дружественной ему России, направленного на мирное сосуществование и конструктивное сотрудничество со всеми, в том числе с Западом.

Во-вторых, новая нестабильность в Европе, вызванная боевыми действиями, западными санкциями и ответными мерами России, создает проблемы для китайской экономики: рост цен на энергоносители, возможность для китайских компаний быть косвенно затронутыми антироссийскими санкциями и т.п. В-третьих, уже по ходу операции в Китае возникли сомнения относительно способности России быстро достичь поставленных целей и выйти из конфликта окрепшей, а не ослабленной.

Все это привело к дискуссии в китайском экспертном сообществе, которую можно проследить в различных публикациях и на основе общения с китайскими коллегами, даже несмотря на все большую идеологическую закрытость страны. Китайские авторы в целом продолжают писать о том, что нынешний конфликт был спровоцирован многолетней провокационной политикой США. Хороший пример – напечатанная в конце марта в нескольких номерах газеты Народно-освободительной армии Китая «Цзефанцзюнь бао», а затем растиражированная многочисленными интернет-сайтами статья военного аналитика Цзюнь Шэна, имя или псевдоним которого звучит как «голос армии». Автор обрушился с критикой внешней политики США и утверждает, что это «США заложили бикфордов шнур, который привел к нынешнему пожару войны в Украине», в течение долгого времени оказывая давление на Россию и сдерживая ее, сжимая стратегическое пространство этой державы, используя при этом два грязных трюка: последовательно осуществляя расширение НАТО на восток и организуя цветные революции на ее периферии.

Сомнения относительно идеологической верности российских действий хорошо выразил в статье, появившейся 28 февраля на сайте шанхайского журнала «Таньсо юй чжэнмин», известный китайский эксперт по России Ян Чэн. Изложив российскую аргументацию и признавая «первородный грех» НАТО, которое должно было быть распущено после распада СССР, он замечает, что и Россия должна строго соблюдать принцип, согласно которому «безопасность одной страны не может обеспечиваться за счет безопасности других стран». А теперь складывается впечатление, что обе стороны верят в утверждаемый политическими реалистами «закон джунглей», говорящий о неравенстве больших и малых государств, который действовал в международной политике с XIX века. Китай в этой ситуации действует правильно, не принимая чьей-либо стороны, выступая против игры с нулевой суммой и призывая к мирному урегулированию, уважению суверенитета и территориальной целостности всех стран и эффективному соблюдению целей и принципов Устава ООН.

Мнения экспертов о том, как закончится конфликт и какую позицию должен занять Китай, высказываются самые разные. Так, Ху Сицзинь, бывший редактор газеты Global Times – рупора сторонников активно-силовой политики, – неожиданно выступил с весьма умеренными рекомендациями.

4 марта в длинном посте в соцсети «Вэйбо» он, пожелав России «плавного приземления» и восстановления надежного стратегического окружения на западном направлении, в то же время высказался против попыток «русификации» китайской внешней политики, то есть призывов действовать так же, как Россия. С его точки зрения, сила Китая в отличие от России – не столько в армии, сколько в экономике, поэтому ему следует действовать более мягко и в расчете на более длительную перспективу, используя дипломатические методы, привязывая США к себе экономически и завоевывая преимущества в конкурентной борьбе. Замдекана Института международных исследований Фуданьского университета Фэн Юйцзюнь в интервью, опубликованном на сайте телекомпании «Фэнхуан», отметил, что ключевым принципом, определявшим траекторию развития России, исторически всегда было напряжение между великодержавными амбициями и недостатком мощи. Сегодня Россия вновь энергично встала на путь восстановления империи, однако кроме стратегических ядерных вооружений ее общая государственная мощь характеризуется множеством изъянов. Поэтому лишь время покажет, сможет ли она восстановить империю или опустится до положения «одинокого острова». А заместитель гендиректора Центра исследования государственной политики Консультативного офиса при Госсовете КНР Ху Вэй в интервью, опубликованном 12 марта на зарубежном сайте, вообще выразил сомнение в том, что Россия сможет достичь своих целей, что поставит ее в трудную ситуацию, поэтому Китаю следует отказаться от нейтралитета и не предоставлять помощи Москве. По мнению Ху Вэя, это приведет к скорейшему миру, «поможет Китаю укрепить международный имидж и смягчить свои отношения с США и Западом», заслужив «широкое международное одобрение за поддержание международного мира».

Конечно, все эти во многом не совпадающие друг с другом позиции, несмотря на близость их выразителей к официальным структурам, могут быть названы лишь частными мнениями, не имеющими прямого отношения к официальному курсу. Как бы то ни было, они интересны для понимания того обсуждения, которое идет в стране.

Что касается официальной позиции, то она формулируется в заявлениях представителей МИД КНР, а также его дипломатами и, конечно, руководителями страны. Пожалуй, в наиболее четком виде она выражена в статье посла КНР в США Цинь Гана, опубликованной 15 марта в Washington Post специально для западной аудитории. Высокопоставленный дипломат отверг утверждения американских СМИ о том, что Китай якобы знал заранее о российских планах и даже просил Москву отложить военную операцию до конца зимних Олимпийских игр в Пекине. Более того, он даже отметил, что Китай – крупнейший торговый партнер как России, так и Украины, в Украине проживает более 6 тыс. китайских граждан, поэтому боевые действия там противоречат интересам Пекина. Китай, по его словам, сделал бы все возможное, чтобы предотвратить вооруженный конфликт, если бы знал о нем заранее. Китайский посол также опроверг утверждения о том, что Москва якобы обращалась к Пекину за помощью, и отметил, что Китай выступает за мирные переговоры и «продолжит координировать реальные усилия по достижению прочного мира», так как его конечная цель – «поддержание региональной и глобальной стабильности».

Эти позиции подтвердил и председатель КНР Си Цзиньпин во время онлайн-встречи с президентом США Джозефом Байденом 18 марта. Он заявил: «Китай не хотел, чтобы ситуация в Украине стала такой, как сегодня. Китай выступает за мир и против войны. Этот подход – неотъемлемая часть китайской культуры». Си отверг попытки США заставить Китай оказать одностороннее давление на Россию и призвал все страны поддержать РФ и Украину в ведении результативных переговоров, способных привести к миру, а сами США – вступить в диалог с Россией, чтобы заняться сутью украинского кризиса и смягчить озабоченности и Москвы, и Киева в области безопасности.

Заявления китайских официальных лиц, звучащие не во время диалога с американцами, еще более критичны в отношении Вашингтона. Так, 17 марта представитель МИДа Чжао Лицзянь заявил, что решение правительства США о расширении НАТО на восток напрямую связано с нынешним кризисом в Украине и что ключ к его урегулированию находится в руках США и НАТО. За два дня до этого он призвал США глубоко задуматься о той роли, которую они сыграли в развитии украинского кризиса, и приложить ощутимые усилия для разрядки ситуации. В выступлении 19 марта замминистра иностранных дел Лэ Юйчэн привел сходную аргументацию, подвергнув резкой критике блоковое мышление и само существование НАТО после распада СССР, а также односторонние санкции, принимаемые без мандата Совета Безопасности ООН, которые он охарактеризовал как попытки «использовать глобализацию в качестве оружия». Выступая в СБ ООН 14 марта, китайский постпред Чжан Цзюнь фактически солидаризировался с российской аргументацией, подчеркнув важность принципа неделимости безопасности и призвав к отказу от мышления холодной войны в контексте украинского кризиса.

Таким образом, китайскую позицию можно сформулировать в следующих пунктах: 1) Китай выступает за скорейшее мирное урегулирование и сохранение территориальной целостности Украины; 2) по мнению Китая, военная операция России была спровоцирована провокационной политикой США, прежде всего расширением НАТО; 3) реакция Москвы была чрезмерной, и Китаю не следует идти по этому пути; 4) Россия остается важнейшим партнером, и любое урегулирование должно учитывать ее законные озабоченности, так же как и озабоченности Украины.

О том, что Пекин считает реакцию России чрезмерной, свидетельствует, в частности, тот факт, что в последних официальных высказываниях китайские чиновники формулируют свою позицию так, что критику силовой политики можно отнести не только к США и НАТО, но и к другим государствам, в том числе к России. Это достигается тем, что конкретные объекты критики не называются. Так, на встрече с генсеком ШОС Чжан Мином 17 марта Ван И призвал решительно противодействовать возрождению менталитета холодной войны и созданию блоковой конфронтации, выступить категорически против незаконных односторонних санкций, уважать цели и принципы Устава ООН и защищать международную справедливость. Однако кто именно всем этим занимается и не уважает международную справедливость, Ван И не уточнил. Что касается позиции в отношении Украины, то китайский посол Фань Сяньжун, выступая во Львове, куда переехало посольство, согласно украинским СМИ, ясно говорил о том, что Китай будет и впредь оказывать помощь Украине в развитии и уважать «тот путь, который выбирают украинцы, потому что это суверенное право каждого народа».

В целом представляется, что позиция Пекина еще не сформировалась окончательно и может претерпеть некоторые изменения по ходу конфликта. Однако основные ее черты понятны. С одной стороны, принципиальный подход Китая по защите территориальной целостности всех государств остается неизменным. Это связано прежде всего с сепаратистскими проблемами самого Китая, а также с тем, что он позиционирует себя лидером государств Юга, для многих из которых проблема сохранения территориальной целостности также является одной из острейших. Не случайно в Пекине постоянно говорят о том, что ситуация с Украиной и Тайванем не имеет между собой ничего общего, так как первая – суверенное государство, а второй – неотъемлемая часть КНР.

С другой – Россия важнейший партнер КНР в противостоянии с США, сделавшими в последние годы чрезвычайно много, чтобы в Пекине поняли – это противостояние всерьез и надолго. Поэтому нынешние призывы США оказать им содействие в попытке задушить Москву вряд ли могут быть позитивно восприняты в Пекине, где прекрасно понимают, что, покончив с Москвой, США и НАТО с удвоенными усилиями возьмутся за обуздание оставшегося в одиночестве Китая. Запугать же Пекин санкциями также вряд ли удастся, так как поддержка США была бы для нынешнего пекинского руководства самоубийственной политикой.

Китаю невыгодно ослабление России. Скорее всего Пекин будет оказывать ей всевозможное содействие, при этом стараясь избежать вторичного воздействия американских санкций, ради чего он может пойти на определенные уступки в наиболее чувствительных сферах, например, в банковской, а также склоняя Москву к скорейшему урегулированию ситуации. Однако его тесное сотрудничество с Россией в будущем в большей степени будет опираться на чисто геополитические интересы, чем на общее видение миропорядка. 


статьи по теме


Читайте также


Зюганов требует не заколачивать Мавзолей фанерками

Зюганов требует не заколачивать Мавзолей фанерками

Дарья Гармоненко

Иван Родин

Стилистика традиционного обращения КПРФ к президенту в этом году ужесточилась

0
1371
Доллар стал средством политического шантажа

Доллар стал средством политического шантажа

Анастасия Башкатова

Китайским банкам пригрозили финансовой изоляцией за сотрудничество с Москвой

0
1641
Российской экономике сильно повезло в начале 2024 года

Российской экономике сильно повезло в начале 2024 года

Михаил Сергеев

Чиновники повысили прогноз по росту реальных доходов населения

0
1538
Зеленский пытается получить контроль над Счетной палатой

Зеленский пытается получить контроль над Счетной палатой

Наталья Приходко

Помешать главе Украины может Вашингтон

0
1131

Другие новости