0
4290
Газета Экономика Печатная версия

15.12.2021 20:33:00

Миру предлагают отказаться от экономического роста

Вместо борьбы за ВВП придется следовать стандартам экологического благополучия

Тэги: экономическое благополучие, ввп, экология, статистика, глобальные концепции, перемены

On-Line версия

экономическое благополучие, ввп, экология, статистика, глобальные концепции, перемены Исполнительный председатель ВЭФ Клаус Шваб – за новые подходы к экономической статистике. Фото Reuters

В мире наступил поворотный момент, когда в измерениях экономического благополучия может произойти смещение в пользу факторов «за пределами ВВП». Об этом сообщили эксперты Всемирного экономического форума (ВЭФ). По данным ВЭФ, рост ВВП все меньше транслируется в доходы населения и все больше усугубляет «экологический дефицит». А значит, не от него зависит благополучие общества, не его следует стимулировать. У такой концепции есть обратная сторона: необходимость сокращать спрос, потребление ресурсов и товаров. Но за счет чего тогда экономикам наращивать инвестиции в модернизацию и климатические проекты? Вопрос актуален и для России.

Рост ВВП России составил в третьем квартале в годовом выражении 4,3% – такова первая оценка Росстата, которую статведомство обнародовало в среду. За январь–сентябрь экономический рост в РФ в годовом выражении достиг 4,6%.

Весь мир смотрит на валовой внутренний продукт, чтобы измерить экономическое процветание, но сам этот подход уже устарел, так как он игнорирует фактическую ситуацию с доходами населения, а также все то, что не поддается легкой денежной оценке, например окружающую среду. Об этом сообщили специалисты Всемирного экономического форума.

В частности, как отметил эксперт ВЭФ Питер Ванхам, с 1970 по включительно 2019 год глобальный ВВП показал взрывной рост в номинальном выражении – в 30 раз.

Но это не дает нам полной картины происходящего. Нужно сделать поправку на инфляцию, также требуется корректировка с учетом увеличения численности населения. Поэтому и берется другой показатель – «реальный ВВП на душу населения». В этом случае рост уже не такой взрывной – в два раза.

Но даже и это не отражает полностью ситуацию с благополучием общества. Например, есть показатели доходов населения, включая реальные доходы. Кроме того, нужно учитывать, что экономический рост последних десятилетий происходил за счет планеты – ее ресурсов, экологии.

Если мы посмотрим на нашу «биологическую емкость», то есть на способность экосистемы восстанавливать израсходованные человечеством ресурсы, то мы увидим нарастание «экологического дефицита». «К 2019 году мы начали использовать вдвое больше, чем могла бы регенерировать планета», – отметил Ванхам. Фактически нам нужны уже две планеты. Именно это и можно охарактеризовать как неустойчивое экономическое развитие.

Профессор Кембриджского университета, бывший советник Министерства финансов Великобритании Диана Койл напомнила, что «инициатива по поиску некоторой совокупной меры национального дохода и производства восходит к Великой депрессии 1930-х годов», но именно военное время дало импульс развитию тех подходов, которые оформились в знакомый нам расчет показателя ВВП.

Правительства США и Великобритании хотели понять, сколько они могут произвести на военные нужды, на какие жертвы придется при этом пойти гражданскому населению с точки зрения потребления и сбережений. А затем, после военных лет, это было использовано Организацией Объединенных Наций в процессе разработки статистической основы, известной как «система национальных счетов», отметила Койл.

При этом, по ее словам, с самого начала велись интенсивные дискуссии о том, что следует, а что не следует включать в расчеты. Допустим, как быть с неформальной работой, выполняемой дома, как быть с уходом за детьми, уборкой или приготовлением пищи? Сейчас это удивительно, но даже вклад финансового сектора не сразу было решено учитывать в ВВП.

Так что, как считает Койл, один из главных выводов – «не воспринимайте статистику как Евангелие»: «Это идеи». А идеи могут подвергаться ревизии, и нам снова требуется решить, какие цели для нас имеют значение и что мы должны измерять.

Койл обратила внимание на то, что, например, между увеличением ВВП во многих странах и ростом доходов населения наблюдается расхождение. Мы видим «увеличение прибыли, которая все больше концентрируется в руках все меньшего и меньшего числа компаний».

«Что-то в этом механизме совместного процветания пошло не так, – отметила экономист. – ВВП не измеряет рост благосостояния, как это было раньше, может быть, 10 или 15 лет назад». Так что, безусловно, может оказаться полезным анализ доходов домохозяйств.

Койл считает, что с учетом воздействия пандемии мир сейчас находится в своего рода поворотном моменте, когда подходы к оцениванию экономического благосостояния могут измениться, а значит, могут измениться и способы принятия решений в бизнесе и политике.

Если же говорить про экологию, то это можно описать на таком примере: в существующей картине мира и системе ценностей растущее дерево не влияет на ВВП – оно начнет влиять на него, когда его вырубят и переработают в какой-либо товар. Из чего напрашивается вывод, что цель по увеличению ВВП предполагает одновременно и разрушение окружающей среды. Долгосрочные последствия при этом в основном не принимаются во внимание. Возможно, теперь надо учесть в расчетах экономического роста и экологическую составляющую.

276-4-1480.jpg
Осталось понять, в какой мере могут сочетаться
в новом дивном мире бедность и устойчивое
 экологическое развитие.  Фото Pixabay
Как следует из пояснений главы Школы государственного управления Университета Виктории и бывшего главного экономиста Казначейства Новой Зеландии Джирола Караджаоглу, который рассказал о ситуации в Новой Зеландии, даже в случае с применением альтернативных концепций ситуация получается неоднозначная: «В некоторых сферах, таких как доход на душу населения, доступность жилья, у нас дела идут очень плохо. С другой стороны, продолжительность жизни, социальные связи, безопасность относительно высоки, а уровень загрязнения низкий. Природный капитал испытывает огромный стресс – ухудшается биоразнообразие. Но социальный капитал, включая доверие к правительству, довольно высок. Так что картина неоднозначная».

Но также Караджаоглу отметил, самое главное, чему должны сейчас учиться новые поколения, – это пониманию взаимозависимости индивидуального образа жизни и общих социальных достижений: «Помогает ли то, что я делаю, обществу? Полезно ли это для окружающей среды? Дает ли это мне хороший материальный комфорт? И дает ли это каждому право высказываться?»

Такие перемены в глобальных концепциях не обойдут стороной и Россию. «Поскольку глобально человечество потребляет гораздо больше ресурсов планеты, чем может восстановить, а Россия – один из крупнейших поставщиков невозобновляемых ресурсов, то это не может не влиять на экономику РФ, бюджет и отдельные бизнесы, имеющие привилегии в эксплуатации природной ренты», – считает профессор департамента операционного менеджмента и логистики Высшей школы бизнеса НИУ ВШЭ Михаил Аким.

Вопрос «биологической емкости» напрямую транслируется в задачи построения циркулярной экономики. Важнейшим вопросом, по словам эксперта, становится «изучение влияния циркулярной экономики на федеральном и региональном уровнях, включая влияние на мировые сырьевые рынки по основным секторам, релевантным экономике России». Требуется оценка возможностей и задач трансформации существующих цепей поставок и транспортно-логистического комплекса при переходе к циркулярной экономике.

Как предположил Аким, с учетом углеводородного фокуса российской экономики достигать задач экономического роста, сформулированных еще до начала глобальной энергетической трансформации, в условиях декарбонизации будет все сложнее.

В то же время, «по данным Всемирного банка, доля промышленного производства в ВВП большинства экономик, включая РФ, сокращается, что также осложняет возможности роста ВВП», отметил Аким.

«Переход к циркулярной экономике, декарбонизация, энергетическая трансформация, «концепция климатического ВВП» – это разные грани одной медали, очень близкие взаимопересекающиеся понятия, которые, безусловно, в долгосрочной перспективе представляют серьезный вызов для экономического роста РФ», – добавил он. Однако, по его мнению, для России благодаря ее огромной территории и воспроизводимым природным богатствам открываются новые возможности экономического роста, связанные с развитием лесного и сельскохозяйственного комплекса.

Между тем, как считает директор Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Александр Широв, предложение экспертов ВЭФ носит достаточно экзотичный характер. «Текущий показатель ВВП оценивает прежде всего формируемые в той или иной экономике доходы. Рост доходов возможен, во-первых, за счет расширения спроса, и это количественный рост ВВП, и, во-вторых, за счет увеличения эффективности использования ресурсов – это качественный рост ВВП», – пояснил Широв.

Второй путь, по его словам, предполагает, что из одного и того же количества первичных ресурсов (нефти, газа, металлов, химической продукции) получается больший доход за счет повышения качества используемых технологий.

«В этом смысле идеи коллег из ВЭФ уже нашли свое отражение в существующей Системе национальных счетов, – сообщил Широв. – Нужно лишь понять, что объем производства товаров и услуг и доходы, получаемые на его основе, – это не одно и то же. В свою очередь, рост доходов и позволяет нам улучшать качество жизни, в том числе тратить больше средств на экологические проекты и защиту климата».

Проблема доходов важна как для развитых, так и для развивающихся стран, продолжил Широв. «Если для России доходы экономики определяют наши возможности по модернизации производств и увеличению качества жизни, то для развитых стран от них напрямую зависит поддержание сложившихся высоких социальных стандартов, – пояснил экономист. – Поэтому отказ от измерителей доходов, тем более позволяющих проводить адекватные межстрановые сопоставления, вряд ли возможен».

«Страны ОЭСР уже достигли высокого уровня благосостояния населения, поэтому высокие темпы роста для них не так важны, как для развивающихся стран, – обратила внимание замруководителя центра «Альпари» Наталья Мильчакова. – Однако нельзя сказать, что они, заботясь о климатической повестке, совсем забыли про рост. Например, Европейский центральный банк пока не торопится бороться с инфляцией».

Другое дело, что, как уточнил Широв, дополнительные данные могут позволить получить более разнообразную информацию об экономике, в том числе о качестве потребления.

Но, возможно, если высокие показатели экономического роста выйдут из мировой моды, если произойдет отказ от расчетов ВВП на глобальном уровне, то это несколько облегчит российскому правительству задачу? Ведь именно с ускорением экономического роста в РФ проблема наблюдается уже почти 10 лет. «В конечном счете успешность любой экономической политики определяется динамикой уровня и качества жизни населения, – ответил на это Широв. – Поэтому вряд ли отказ от ВВП сильно поможет чиновникам, а усложнить понимание процессов, происходящих в экономике, определенно сможет». 

«Уровень экономического развития государства нельзя характеризовать каким-то одним параметром. Перед государствами, в том числе Россией, не стоит выбор либо ВВП, либо повышение качества жизни с учетом материального и экологического благополучия. Обе эти задачи первостепенны и их реализация происходит параллельно», – говорит первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал.

Как пояснил доцент Института общественных наук РАНХиГС Николай Кульбака, предлагаемый экспертами ВЭФ подход означает борьбу со сверхпотреблением, которое негативно влияет на экологию и провоцирует рост неравенства. «В долгосрочном периоде наша страна от этого выиграет. Мы давно готовы к такому развороту, хотя это не значит, что сделать его будет легко», – пояснил он. Но дальнейшее развитие требует изменений внутри институтов.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


В правительственный прогноз попали маленькие бюджетные хитрости

В правительственный прогноз попали маленькие бюджетные хитрости

Михаил Сергеев

За два года кризиса российская экономика сократится на 7%

0
1392
Запад был верен «зеленой повестке» лишь до серьезного кризиса

Запад был верен «зеленой повестке» лишь до серьезного кризиса

Татьяна Астафьева

Благородные идеи борьбы за экологию ЕС и США решили отбросить, как только столкнулись с реальными проблемами

0
1173
Верховному суду адвокаты не нужны

Верховному суду адвокаты не нужны

Екатерина Трифонова

Госкорпорация "Росфемида" оправдывает коллег-чиновников на порядок чаще рядовых граждан

0
1856
Россиян стали реже заключать под стражу

Россиян стали реже заключать под стражу

Екатерина Трифонова

Однако обвинительная направленность правосудия сохраняется

0
1818

Другие новости