0
4223
Газета Экономика Печатная версия

21.03.2022 21:04:00

Критический импорт будут обеспечивать дружественные страны и онлайн-магазины

Сельское хозяйство чувствует себя намного лучше фармацевтического производства

Тэги: онлайн магазины, беспошлинные покупки, критический импорт, санкционные ограничения, украинский конфликт, военная спецоперация, рф

Все статьи по теме "Санкционные войны"

Все статьи по теме "Специальная военная операция в Украине"

On-Line версия

57-4-2480.jpg
Россиянам временно разрешили беспошлинно
покупать в зарубежных онлайн-магазинах
товаров на сумму до 1 тысячи евро. 
Фото агентства «Москва»
Чтобы сохранить людям доступ к привычным товарам, правительство временно повышает порог беспошлинной покупки в зарубежных онлайн-магазинах в пять раз. Проблема импорта требует дальнейшего решения. В Институте народнохозяйственного прогнозирования (ИНП) РАН объем «критического импорта» оценили в 130 млрд долл., что в 10 раз превышает правительственные данные, озвученные год назад. Как сообщили «НГ» в Центре развития Высшей школы экономики (ВШЭ), эту оценку можно считать верхним пределом. Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) выяснил, в каких отраслях доля «недружественного» импорта в промежуточном и конечном потреблении наиболее высока – прежде всего в фармацевтике.

В правительстве намерены помочь людям сохранить доступ к привычным товарам вопреки санкционным ограничениям, нарушению логистических и торговых цепочек. «По предложению России в Евразийском экономическом союзе будет повышен порог беспошлинной покупки в зарубежных интернет-магазинах – с нынешних 200 до 1 тыс. евро», – сообщил в понедельник глава правительства Михаил Мишустин на совещании с вице-премьерами. Хотя требования к весу посылки останутся прежними – не больше 31 кг. Такое решение будет действовать до 1 октября 2022 года.

Как пояснил Мишустин, важно, чтобы у людей была возможность выбора. «И повышение порога беспошлинного ввоза позволит гражданам и дальше делать покупки в иностранных онлайн-магазинах. Тем более что некоторые из них уже принимают оплату картами «Мир». Рассчитываем, что их число будет расти», – добавил премьер.

Хотя, конечно, одним этим не решить проблему перебоев с поставками из-за рубежа привычных товаров. В Минэкономразвития напомнили о ряде мер по линии ведомства – это принятие законов по особым экономическим зонам, в рамках которых также будут даны особые полномочия Российскому экспортному центру, «в том числе по поддержке импорта». Ранее в правительстве уже сообщали об упрощении процедуры сертификации импорта, обнулении ввозных пошлин на критичные товары российского импорта.

Один из важных моментов – какой именно импорт следует считать критически важным и необходимым для российской экономики, насколько подвижны критерии «критичности».

Например, как сообщил в интервью Интерфаксу директор ИНП РАН Александр Широв, «зарубежные товары, которые в текущих условиях не могут быть замещены на внутреннем рынке за счет запасов или внутреннего производства, следует отнести к так называемому критическому импорту».

По его словам, к такого рода товарам относится часть продовольствия, медикаменты, комплектующие для системообразующих производств. «Объем такого критического импорта оценивается примерно в 130 млрд долл., – приводит слова Широва информагентство. – Пусть не весь он относится к поставкам из недружественных стран, но это значительный объем».

В сложившихся условиях первоочередная задача правительства, как уточнил Широв, «способствовать бесперебойным поставкам такой продукции в страну и накоплению ее необходимых запасов».

Эти экспертные оценки примерно в 10 раз превышают те данные, которые озвучивались год назад в правительстве. Как сообщал в интервью РБК первый вице-премьер Андрей Белоусов, «у нас в промышленности сейчас оценки критического импорта составляют около 1 трлн руб. в год». По среднегодовому курсу 2021 года это составляло около 13,5 млрд долл.

Как сказал «НГ» замдиректора Центра развития НИУ ВШЭ Валерий Миронов, комментируя приведенные выше данные, «цифру в 130 млрд долл. можно оценивать как верхний предел».

«Точно оценить этот показатель сложно, поскольку в сложившихся условиях к таким товарам можно отнести самые разные продукты в зависимости от подхода к этому вопросу, – пояснил при этом «НГ» директор Института торговой политики НИУ ВШЭ Александр Данильцев. – Если исходить из социальных приоритетов, то реально жизненно важный импорт будет существенно меньше, чем приведенная оценка».

По уточнению эксперта, наиболее важно достижение обеспеченности по основным видам продовольствия. И в этом случае проблем как раз быть не должно. Однако также стоит вопрос снабжения предприятий комплектующими и сырьем, добавил Данильцев.

Как считают, в свою очередь, эксперты ЦМАКП, ранжирование отраслей РФ по степени зависимости от импорта полезно для разработки мер поддержки. Поэтому они провели собственный расчет на основе данных Федеральной таможенной службы и межотраслевого баланса за 2019 год, чтобы получить первое представление о доле импорта из стран, применяющих антироссийские санкции.

«Наибольшая зависимость от таких стран по конечному потреблению отмечается в фармацевтической и химической промышленности, в производстве транспортных средств (автомобиле- и авиастроение), резиновых и пластмассовых изделий. Перебои в поставках промежуточной продукции из стран, которые ввели санкции, могут оказать наибольшее воздействие на такие отрасли, как фармацевтика, автомобилестроение, оказание профессиональных, научных и технических услуг, здравоохранение», – перечисляется в мониторинге ЦМАКП под названием «Сюжеты внешней торговли».

В частности, по такому направлению, как «лекарственные средства и материалы», доля импорта из объявивших санкции стран составляет в конечном потреблении около 48%, а в промежуточном – примерно 22%, следует из приведенных данных. По уточнению авторов, конечное потребление относится к домашним хозяйствам, государственному сектору и некоммерческим организациям и не включает валовое накопление основного капитала. Оценка приводится по состоянию на 18 марта. По направлению «вещества химические и продукты химические» долю «недружественного» импорта в конечном потреблении, по данным ЦМАКП, составляет почти 45%, а в промежуточном – около 9%.

Уточним, как сообщила в понедельник на заседании комитета Госдумы по охране здоровья замдиректора департамента Минпромторга Елена Денисова, в ведомстве проанализировали ситуацию с производителями жизненно необходимых и важных лекарственных препаратов (ЖНВЛП) и выяснили, что Россия обладает запасами большинства ЖНВЛП на срок от трех месяцев до года, передает Интерфакс.

Хотя как уточнила Денисова, «часть сырья из-за рубежа перекрыли», поэтому идет поиск альтернативных поставщиков – из Индии, Китая. «Но они начали поднимать отпускную цену, плюс идет рост валюты», – приводит информагентство слова Денисовой.

К тому же за рубежом приобретаются не только сырье для производства лекарств, но и вспомогательные вещества, расходные и упаковочные материалы, образцы для контроля качества, следует из пояснений Денисовой, которые приводит информагентство. «Мы прорабатываем, как можно нивелировать ситуацию в краткосрочной или среднесрочной перспективе на внутреннем рынке», – подчеркнула Денисова.

Если же говорить про сельское хозяйство, то, как сообщила на совещании в понедельник вице-премьер Виктория Абрамченко, страна полностью обеспечена «российскими семенами основных зерновых культур». «Минсельхоз и Россельхознадзор оперативно в штабном режиме решают вопросы поставок импортных семян, в том числе овощных культур и картофеля», – пояснила также она.

«Дополнительно для насыщения рынка и увеличения ассортимента мы продолжаем расширять поставки импорта из дружественных нам стран. Россельхознадзор уже открыл ввоз товаров более чем 140 предприятий из Киргизии, Казахстана, Белоруссии, Турции, Индии, Китая и других государств, – перечислила также Абрамченко. – Речь идет о поставках овощей и фруктов, молочной и мясной продукции, кормов и кормовых добавок, племенного материала».

Но останавливаться на достигнутом нельзя, требуются новые оперативные решения. «Немедленный импульс для развития должны получить импортозамещающие отрасли, куда может произойти переток занятых из уже сейчас пострадавших секторов: автопрома, частично торговли и др., – говорит Валерий Миронов. – Переток может идти в сервис авиационной и прочей техники, производство автозапчастей, телекоммуникационного оборудования, лекарств и медицинского оборудования, компонентов для пищевой промышленности и сельского хозяйства, внутренний туризм». Эти направления нуждаются в первоочередном внимании и поддержке, считает эксперт.

«Подчеркивая первоочередную важность процессов импортозамещения, следует отметить, что сложно рассчитывать на то, что Россия сможет диверсифицировать свою экономику в одиночку, проведя тотальное замещение импортных поставок», – добавил Миронов. По его словам, даже СССР опирался в производственной кооперации помимо РСФСР еще на 14 республик (ныне самостоятельных государств), страны СЭВ, а также на некоторые дружественные государства из других регионов мира.

Так что, по его словам, сейчас немедленной альтернативой для России «может быть расширение сотрудничества со странами БРИКС и прежде всего с географическими соседями – Китаем и Индией». Также эксперт упомянул формы сотрудничества с Латинской Америкой.

Как считает Миронов, важно развить инициативу федеральных властей по подключению зарубежных компаний к проекту «Биржа импортозамещения» – «цифровой сервис, созданный по распоряжению премьер-министра, для автоматизации и дебюрократизации процесса поиска аналогов импортного оборудования». В дальнейшем, как считает эксперт, на базе этой и подобных платформ важно привлекать поставщиков импортной продукции на основе оффсетных контрактов, когда поставщик должен инвестировать в производство в той стране, куда идет его товар.

Как сообщили специалисты аналитической службы компании FinExpertiza, «несмотря на то что более половины российского товарооборота исторически приходится на страны, поддержавшие санкции против России, эта доля на протяжении последних лет постепенно снижается».

Так, если в 2013 году, по их данным, доля товарооборота России с нейтральными и дружественными странами, которые в 2022 году не стали вводить антироссийские санкции, составляла около 32%, то в 2021 году она выросла в 1,4 раза – почти до 46%. Причем доля российского экспорта в эти страны за восемь лет увеличилась с 30 до 44%, а импорта из этих стран – с 36 до почти 49%.

Некоторые эксперты считают, что при сохранении или формировании импортных поставок важную роль будут играть особые, в том числе личные договоренности с поставщиками. «Да, частично импорт можно перекрыть поставками из дружественных стран, но все же чтобы не ломать существующие многолетние контракты и привычные схемы, лучше для начала попробовать пойти путем переговоров, – высказал мнение первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал. – Скажем, вполне успешно прошли переговоры с «большой фармой», многие медикаменты под привычными потребителю брендами остаются на российском рынке».

Между тем, как уточнил эксперт по внешнеэкономической деятельности BMS Law Firm Никита Матюхов, для того чтобы позволить товарам, чьи производители отказались от поставок своей продукции на территорию РФ, попасть на российский рынок, необходимо не только перестроить логистические цепочки, создав посредническую инфраструктуру с участием дружественных стран, «но и внести соответствующие изменения в регламент работы таможенного реестра объектов интеллектуальной собственности».

Эксперт напомнил об уже состоявшемся обсуждении возможности легализовать в стране «параллельный импорт» (за внедрение этой меры выступает Федеральная антимонопольная служба, о чем сообщается на ее сайте). «Параллельный импорт – это ввоз зарубежных товаров, на которые нанесен товарный знак, без разрешения его правообладателя. Это очень важная и, очевидно, неизбежная мера по облегчению притока импортных товаров в РФ», – считает Матюхов.

Для развития же внутреннего производства Валерий Миронов советует не только компенсировать из бюджета предприятиям покупку оборудования (при реализации высокотехнологичных проектов), не только помогать льготным кредитованием, но и дальше стимулировать режим самозанятости. «В условиях санкций мобильные самозанятые позволяют оперативно закрывать проблемы в сфере услуг и на потребительском рынке», – пояснил он.

Хотя, как предполагает часть экспертов, не во всех отраслях процесс будет быстрым. «Для замещения в части комплектующих для системообразующих производств и медикаментов с учетом всех процессов потребуется около 10 лет, при условии диверсификации поставок», – считает профессор базовой кафедры торговой политики РЭУ им. Г.В. Плеханова Вячеслав Чеглов.

«Разумеется, потребуется определенное время. Теоретически в среднесрочном плане будет возможно найти источники продукции за исключением части наиболее технологически сложных и уникальных товаров, производство которых сосредоточено буквально в нескольких компаниях развитых стран. Налаживание альтернативных производств таких товаров потребует очень больших затрат и инвестиций», – говорит Данильцев. Но, по его словам, опыт показывает, что при наличии времени и средств скорее более реально создать свое производство.


статьи по теме


Читайте также


ОДКБ не поможет России в спецоперации

ОДКБ не поможет России в спецоперации

Владимир Мухин

США будут поставлять боеприпасы Украине и странам СНГ из особого фонда

0
4806
В Киеве не исключили призыва студентов в ВСУ

В Киеве не исключили призыва студентов в ВСУ

Наталья Приходко

Президент Украины потребовал от мира жесткой реакции на частичную мобилизацию в РФ

0
2975
Власть окружают альтернативами

Власть окружают альтернативами

Дарья Гармоненко

КПРФ ужесточила мобилизационную риторику, «Яблоко» – пацифистскую критику

0
1970
Референдумы завершатся вопросом о границе России

Референдумы завершатся вопросом о границе России

Иван Родин

В законодательстве РФ отсутствуют нормы об оккупированных территориях страны

0
5377

Другие новости