0
3789
Газета Экономика Печатная версия

18.12.2022 20:38:00

Спецоперация не прибавила рыночного романтизма россиянам

Около 60% граждан считают нынешнее время неподходящим для начала бизнеса

Тэги: военная спецоперация, частичная мобилизация, экономика, частный бизнес, опрос, фом

On-Line версия

Все статьи по теме "Специальная военная операция в Украине"


военная спецоперация, частичная мобилизация, экономика, частный бизнес, опрос, фом Как отразилась на бизнесе частичная мобилизация. Источник: ФОМ

После начала спецоперации и объявления частичной мобилизации россияне стали более скептически относиться к организации собственного бизнеса. Наибольший интерес к началу бизнеса граждане РФ проявляли в период рыночного романтизма девяностых. Но с переходом к модели госкапитализма интерес к предпринимательскому риску заметно поугас. Сейчас почти 60% россиян говорят, что сегодня неподходящее время для начала собственного дела. По мнению экспертов, неопределенность экономической ситуации и невозможность планировать становится главным негативным фактором. Проведение частичной мобилизации также существенно ухудшило положение компаний.

Результаты шестой волны опроса фонда «Общественное мнение», посвященного малому бизнесу, свидетельствуют о в целом о низкой заинтересованности предпринимателей в ведении собственного дела. Менее трети (29%) считают, что сейчас подходящее время для того, чтобы начать свое дело, а 58% придерживаются противоположного мнения.

Отметим, ФОМ с прошлого года опрашивает 700 одних и тех же предпринимателей о положении дел в малом бизнесе.

Как отмечают социологи, те, кто считает нынешнее время подходящим для открытия бизнеса, оценивают состояние своего дела как стабильное и перспективное. Те, кто оценивает ситуацию негативно, заявляют, что они пострадали от частичной мобилизации, а также реже ожидают положительного эффекта от мер поддержки. Так, среди всех опрошенных предпринимателей 42% объявили, что их доходы в третьем квартале остались прежними по сравнению со вторым. Среди группы оптимистов таковых уже 50%, а среди пессимистов – 38%. При этом о снижении доходов заявило 39% всех опрошенных. Однако среди тех, кто считает сегодняшнее время подходящим для ведения бизнеса, лишь каждый четвертый, среди пессимистов – практически каждый второй (46%). При этом у каждого четвертого оптимиста доходы в третьем квартале выросли, тогда как у негативно настроенных предпринимателей – лишь у 16%.

Аналогичную картину можно наблюдать и со спросом на продукцию бизнеса. Те, кто считает время для открытия бизнеса подходящим, чаще отмечают рост спроса (28% против 13% среди тех, кто придерживается противоположной точки зрения, и 18% в среднем по выборке) или хотя бы отсутствие его изменения (51% против 38 и 43% соответственно) и реже – снижение (21% против 48 и 38% соответственно). Помимо этого, среди считающих время подходящим для открытия бизнеса гораздо меньше тех, на кого повлияла частичная мобилизация (36 против 50% среди считающих время неподходящим и 44% в среднем по выборке).

Исследователи также обращают внимание, что среди пессимистов больше индивидуальных предпринимателей (ИП). Так, среди них у 67% бизнес оформлен как ИП. Среди тех, кто настроен оптимистично, бизнес зарегистрирован как юридическое лицо у 41%. «Вероятно, пессимистичный настрой в отношении открытия своего дела связан с тем, что ИП (которых среди пессимистов больше) в силу особенностей своего правового статуса в случае банкротства рискуют понести более серьезные убытки, чем юридические лица. И по этой причине часть из них может относиться с большим скепсисом к идее открытия нового бизнеса в текущей ситуации из-за опасения возможных последствий в случае неудачи, чем юридические лица, в большинстве случаев рискующие только уставным капиталом», – делают вывод в ФОМ.

Относительно будущего у предпринимателей ожиданий еще меньше. Фактически каждый второй опрошенный считает, что в ближайшие полгода-год ситуация в России для малого бизнеса еще дополнительно ухудшится. И среди пессимистов таких колоссальных 66%, а среди оптимистов – лишь каждый четвертый. Улучшений при это ждут всего 11% всех респондентов. Однако среди оптимистов таких уже 25%, а среди пессимистов – всего 5%. Сохранения текущей ситуации в ближайшие полгода-год ожидают 27% опрошенных предпринимателей.

В ФОМ при этом указывали на неоднородность настроений бизнесменов. Ряд факторов указывает на то, что малые предприятия адаптировались к турбулентной внешней среде, а часть указывает на то, что у руководителей бизнесов нет уверенности в стабилизации условий внешней среды.

Бизнесмены, похоже, никогда не считают ситуацию в стране подходящей для кризиса. Так, еще в 2019 году центр социального проектирования «Платформа» и ВЦИОМ провели исследование, где попытались оценить актуальные настроения бизнеса и то, как он видит состояние инвестиционного климата в России. В результате 71% предпринимателей, опрошенных ВЦИОМом, заявили, что считают условия ведения бизнеса в России неблагоприятными. 59% сообщили, что эти условия за последний год ухудшились, а 51% предпринимателей сказали, что верят, что в будущем условия ведения бизнеса только ухудшатся. В ходе исследования ВЦИОМ провел формализованные интервью среди 500 предпринимателей, представляющих малый, средний и крупный бизнес в 76 регионах страны. После чего, анализируя данные опроса ВЦИОМа, социологи «Платформы» организовали 30 глубинных интервью с предпринимателями и российскими и иностранными инвесторами, чтобы выявить причины такого пессимизма.

Интересно, что за все время существования современной России число компаний малого и среднего бизнеса в стране только увеличивается. К примеру, в 1997 году в РФ было свыше 860 тыс. компаний, где трудилось 6,5 млн человек. К 2002 году в стране насчитывалось уже 882 тыс. компаний с общей занятостью свыше 7,2 млн человек. По итогам 2018 года в стране было 2,7 млн малых и средних предприятий с численностью занятых 13 млн человек.

По итогам 2022 года ситуация выглядит более неоднозначной. Как следует из данных Федеральной налоговой службы (ФНС), на 1 февраля 2022 года в стране насчитывалось 3,7 млн действующих ИП и крестьянско-фермерских хозяйств (КФХ), а 12,8 млн на эту дату уже прекратили свое существование. К декабрю в РФ насчитывалось уже 3,8 млн ИП и КФХ, тогда как 13 млн уже были закрыты.

Среди компаний, оформленных как юридические лица, ситуация более драматичная, но в целом, вероятно, и более понятная с точки зрения современных реалий. Так, на 1 февраля в РФ насчитывалось 3,2 млн действующих юрлиц, и 8,1 млн недействующих. К декабрю число функционирующих сократилось до 3,19 млн, а число закрытых увеличилось до 8,4 млн компаний.

По мнению экспертов, основной сдерживающий фактор для начала или развития бизнеса – внешняя среда. В текущее сложное время заметное падение процента тех, кто считает время для открытия бизнеса подходящим, объективно, считает доцент РЭУ им. Плеханова Вадим Ковригин. «Предприниматели оказались в вопросах мобилизации одним из самых незащищенных слоев – для них почти не было предусмотрено оснований отсрочки и брони. При этом ведь призыв предпринимателя мог грозить крахом бизнеса!» – подчеркивает он.

Кроме того, продолжает эксперт, резко изменилась структура спроса. «Потребители стали чаще отказываться от привычных услуг, а эта сфера – основная для малого бизнеса. Негативно влияет и общая ситуация массовых негативных информационных потоков. Общая нервозность и отсутствие чувства предсказуемости, геополитика сильно влияют на процент считающих подходящим время для открытия бизнеса», – рассуждает Ковригин.

Директор Центра конъюнктурных исследований Высшей школы экономики Георгий Остапкович отмечает, что в замерах настроения бизнеса теперь на первое место выходит фактор экономической неопределенности, тогда как раньше он входил лишь в первую пятерку страхов. Раньше предприниматели чаще всего говорили о низком спросе, финансовых проблемах, административных барьерах, сообщает он.

При этом Остапкович сомневается, что сегодняшнюю ситуацию можно сравнивать, к примеру, с ситуацией в 1990-х. «Тогда бизнес открывался за день-два, и главный вопрос был в кредитных средствах. И опять-таки он и закрывался в течение одного-двух дней. Никаких барьеров тогда не было. Многие компании просто не показывали доход. Активно развивался быстроликвидный бизнес: купи-продай, различные финансовые услуги, услуги так называемой гаражной экономики», – рассказывает он.

С ним согласен и Ковригин. «Основным мотивом тех, кто высказывал намерение и пытался организовать тогда свой бизнес, было желание просто хоть что-то заработать в условиях слабости экономики, неразвитого рынка труда, небольшого спроса на труд и очень низких зарплат. Предпринимателем при этом в 90-е было работать опасно и сложно из-за криминала, коррупции и т.п. Ситуация сейчас совсем другая. Мотивация тех, кто становится предпринимателем, изменилась», – рассуждает он. «Бизнес в конце 90-х больше был из-за невозможности найти работу, чем из желания «сделать свое». Я бы не сравнивала предпринимателей 90-х и теперешних – слишком разная мотивация: выжить тогда и реализовать себя сейчас», – добавляет управляющий «Бухгалтерским домом ТОБУ» Екатерина Зеленская.

По мнению Остапковича, сегодняшнюю ситуацию и далекие 90-е роднит настрой предпринимателей на быстроликвидный бизнес. «Востребованной может оказаться торговля, услуги. А любой технологичный бизнес сегодня выглядит бесперспективным так как нет гарантий и устойчивых правил», - отмечает он. 

Если отталкиваться от динамики индекса предпринимательской активности в России, то с 1996 года доля предпринимателей у нас выросла с 5,6 до 27,6 человек на 1000 трудоспособного населения, обращает внимание инвестиционный стратег «БКС Мир инвестиций» Александр Бахтин. Вместе с тем реализует желание вести собственный бизнес в стране сейчас все же меньшая доля населения, чем в среднем по миру (32,2 на 1000 человек), уточняет он.

Часть экспертов также сомневаются в заметном влиянии оттока населения и мобилизации на предпринимательские настроения населения. «Отток населения на предприимчивость оставшихся никак не влияет, по моему мнению. Освободившихся ниш рынка из-за того, что кто-то там уехал, – такого нет. Более того, те, кто уехал, если имели источник доходов в России, так они его пытаются держать любыми способами. Управлять бизнесом на расстоянии, когда процессы на такую «удаленку» не настроены – крайне тяжелая история», – отмечает Зеленская. Остапкович сомневается, что отток населения и эмиграция существенно сказались на настроениях бизнеса. «Как влияет этот фактор, пока не очень понятно. Но определенная турбулентность на рынке труда происходит», – говорит он.

«Отток молодых талантов, стремящихся развивать собственное дело, является давней проблемой для экономики страны. Этот год не стал исключением, но стоит понимать, что в большей степени в уходящем году речь идёт о профильных специалистах и управленцах. Молодые предприниматели стремятся реализовать свои амбиции в международном бизнесе и сегодня это непростая задача», – рассуждает финансовый аналитик BitRiver Владислав Антонов.



статьи по теме


Читайте также


Константин Ремчуков: Сергея Лаврова в отличие от Джанет Йеллен встречали в Пекине красной дорожкой

Константин Ремчуков: Сергея Лаврова в отличие от Джанет Йеллен встречали в Пекине красной дорожкой

Константин Ремчуков

Мониторинг ситуации в Китайской Народной Республике по состоянию на 15. 04. 24

0
523
О милитаризации конфликтов во всем мире

О милитаризации конфликтов во всем мире

Применение силы нигде уже не считается красной чертой

0
1307
Лукашенко научит Россию регулированию цен

Лукашенко научит Россию регулированию цен

Михаил Сергеев

Евразийский банк развития обещает Белоруссии новое инфляционное давление

0
1571
Вклады россиян в банках не живут даже несколько лет

Вклады россиян в банках не живут даже несколько лет

Анастасия Башкатова

Центробанк и Минфин заочно поспорили – из чего формировать источники длинных денег для экономики

0
2951

Другие новости