0
2222
Газета Экономика Печатная версия

03.06.2024 20:21:00

Кибермошенники могут позвонить даже в домофон

Дипфейки пугают не только экономическими, но и политическими последствиями

Тэги: кибермошенники, махинации, дипфейки

Online-версия

кибермошенники, махинации, дипфейки Имея информацию об адресах конкретных граждан – потенциальных жертв, аферисты могут получить образцы их речи. Фото Александра Артеменкова/PhotoXPress.ru

За последние годы дипфейки развились до реалистичных имитаций голоса и изображений человека. «Сырье» для подделок может добываться разными способами: из соцсетей, в ходе обзвона телефонов и даже домофонов. С таким прогнозом выступили в IT-отрасли. На дипфейки направлено повышенное внимание и депутатов. Ведь для этого есть предпосылки – например, опасения, что дипфейки могут повлиять не только на финансовое положение граждан, но и в пределе на политическую ситуацию в стране.

IT-специалисты проанализировали, для чего мошенники могут применять дипфейки (от английских терминов deep learning – «глубинное обучение» и fake – «подделка»). Это технология, позволяющая подделывать голос и внешность человека в зависимости от того, в каком виде они используются: в аудиозаписи или в видеозаписи.

Как уточнили отраслевые эксперты, «за последние годы дипфейки развились от несуразных, легко отличимых подделок до вполне реалистичных имитаций голоса и изображений». «Мы ожидаем, что следующими шагами применения дипфейков злоумышленниками могут стать создание цифровых копий жертв и интеграция технологии распознавания эмоций», – сообщила в своей презентации руководитель исследовательской группы компании Positive Technologies Ирина Зиновкина.

Судя по ее разъяснениям, дипфейки создают потенциальную угрозу не только для обычных людей, но и для компаний и еще шире – в пределе – для государства. По данным проведенного исследования, сейчас дипфейки чаще всего используются в мошеннической рекламе – около трети случаев.

Каждый пятый дипфейк, судя по презентации, так или иначе создается с целью манипулирования общественным мнением, чему во многом способствует геополитическая напряженность в мире. Около 13% дипфейков нацелены на предвыборные махинации, а чуть меньше 10% подделок – это фейковые видео, аудио или фото друзей и родственников.

Также есть большой пласт иных вариантов применения технологии, объединенный в презентации в категорию «Другое»: на этот никак не детализированный пласт приходится примерно 25% случаев использования дипфейков.

Можно предположить, что сюда входит в том числе применение поддельных аудио- и видеозаписей для извлечения финансовой выгоды либо для взлома какого-либо бизнеса, госучреждения. То есть такие случаи, которые в вышеперечисленных примерах как раз упомянуты не были.

Допустим, это может быть рассылка в мессенджерах от лица якобы руководителя компании, призванная побудить сотрудников что-либо предпринять в интересах мошенников. Как рассказала Зиновкина, в даркнете есть разные предложения услуг по созданию дипфейков или по организации с их помощью взлома.

В комментарии для «НГ» директор по развитию направления «Кибербезопасность для населения» группы компаний «Солар» Олег Седов описал типичную схему использования дипфейков. Первый этап – сбор сведений о цели: мошенники могут использовать различные методы для получения такой информации, например фишинг (заманивание жертвы на поддельные сайты для кражи ее данных), социальная инженерия (психологические манипуляции для получения доступа к данным) или взлом электронных учетных записей.

Второй этап – генерация дипфейка: на основе собранной информации мошенники создают поддельный профиль или аккаунт, который имитирует настоящего человека. Третий этап – взаимодействие с потенциальными жертвами, которые должны довериться дипфейку и предоставить мошенникам либо денежные средства, либо какую-то еще критически значимую информацию, либо доступ к важной инфраструктуре – варианты различны.

Впрочем, о том, насколько эта технология носит массовый характер, мнения экспертов разошлись. «Генеративное машинное обучение развивается очень стремительно. Уже сейчас мошенникам доступны инструменты для создания низкопробных дипфейков. И есть средства для получения подделок высокого качества, но они пока что требуют использования большого количества ресурсов и навыков, что делает их невыгодными для обмана рядовых пользователей», – считает старший исследователь данных в компании Kaspersky Дмитрий Аникин.

По оценкам же Седова, «массовое использование дипфейков в кибермошенничестве уже началось», и чаще всего прецеденты привязаны к информационному поводу, который злоумышленники используют в своих интересах. «Дипфейки – набирающий популярность антитренд. Мошенники применяют их при атаках и на корпоративный сектор, и на физических лиц», – уточнила советник гендиректора компании RooX Наталия Леднева.

Откуда же киберпреступники берут все то «сырье», которое необходимо для создания поддельных голосов или внешности? «Источником могут быть как открытые данные – фотографии и видеозаписи из социальных сетей, так и материалы из личных сообщений при взломе жертвы», – пояснил «НГ» руководитель направления киберразведки компании Innostage CyberART Александр Чернов.

Но и это уже далеко не все варианты. Например, представитель группы компаний «Солар» Владимир Дрюков ранее указал на риски, связанные с доступом киберпреступников к системам домофонов, что, в частности, позволит им собрать еще больше голосовой информации.

И это существенный риск – особенно если преступники, заполучив предварительно адреса граждан, будут четко понимать, чьи именно голоса они получили в свое распоряжение. «Сейчас, в моменте, к сожалению, разумного противодействия дипфейкам нет», – поделился своим мнением Дрюков.

По данным, которые приводил замначальника управления противодействия недостоверной информации компании «Диалог Регионы» Сергей Маклаков, на конец 2023 года было зафиксировано 12 млн копий фейков. А в 2024 году количество копий фейковой информации в Сети может достигнуть уже 15 млн материалов – это сообщается в презентации, на которую сослался в своей информационной рассылке, посвященной рискам дипфейков, депутат Госдумы Антон Немкин.

Да и в целом депутаты сейчас уделяют особое внимание этой проблеме. Тема политически горячая. Например, депутат Ярослав Нилов ранее сообщил в своем Telegram-канале о планах внести в Госдуму законопроект, предлагающий ввести уголовную ответственность за дипфейки с использованием голоса или изображения человека. По мнению экспертов, в законодательстве для дальнейшего регулирования в принципе требуется четко прописать, что именно понимается под дипфейками. 

С учетом же того, что в основе дипфейков лежит искусственный интеллект, высказываются также предложения заняться контролем и самого ИИ. «Разработка и использование технологий искусственного интеллекта в гражданской сфере должны быть регулируемые и контролируемые», – считает, в частности, председатель Госдумы Вячеслав Володин.

Если говорить в целом о противодействии кибермошенничеству в стране, то ранее в Центробанке предложили объединить усилия для этой борьбы на межотраслевом уровне. Предлагалось создать цифровую антифрод-платформу (от англ. anti-fraud – «борьба с мошенничеством»), которая состыкует вместе и Центральный банк, и Минцифры, и участников финансового рынка, и МВД. Говорилось также об идее формирования антифрод-платформе на уровне всей страны (см. «НГ» от26.05.24).

Это важная тема экспертных дискуссий. В конце мая в Высшей школе экономики состоялся круглый стол, на котором специалисты банковского рынка обсудили эффективность современных программных комплексов для предотвращения мошеннических транзакций, а также идеи по созданию «универсального антифрода».

«Сегодня совершенствование механизмов антифрода становится первоочередной государственной задачей в финансовой сфере. Нужна синергия операторов связи и банков, полиции», – сказал, выступая на мероприятии, председатель Комитета Ассоциации российских банков по повышению уровня финансовой грамотности Максим Семов. «Объединение разных антифрод-систем может дать большой толчок для выявления мошенников», – считает вице-президент «ЦМРБанка» по информационной безопасности Василий Окулесский.

Правда, как предупредил доцент кафедры комплексной безопасности критически важных объектов Российского университета нефти и газа Андрей Курило, хоть реализовать такую сложную систему технически возможно, однако управлять ей будет в силу ее громоздкости очень трудно.



Читайте также


Каждый россиянин заплатил кибермошенникам по тысяче рублей

Каждый россиянин заплатил кибермошенникам по тысяче рублей

Анастасия Башкатова

На отечественную экономику введен особый «налог», взимаемый IT-преступниками

0
2602
В России мобилизована многотысячная армия дропперов

В России мобилизована многотысячная армия дропперов

Анастасия Башкатова

Кибермошенники успешно получают доступ и к персональным данным, и к кэшу

0
4221
Банковские мошенники добрались до выборов президента

Банковские мошенники добрались до выборов президента

Анастасия Башкатова

Новый фактор экономической неопределенности – телефонные и кибермахинации

0
3352
России предстоит развивать оборонно-цифровой комплекс

России предстоит развивать оборонно-цифровой комплекс

Анастасия Башкатова

Мошенники за год провели 1,17 миллиона успешных операций

0
3589

Другие новости