0
6252
Газета Идеи и люди Печатная версия

19.06.2001 00:00:00

Ваххабиты в России побеждают умеренных мусульман?

Тэги: экстремизм, ваххабизм, ислам, религия, террор


ВО ВРЕМЯ посещения президентом РФ Владимиром Путиным уфимской мечети Ля-Ля-Тюльпан 10 июня 2001 г. председатель Центрального духовного управления мусульман России верховный муфтий Талгат Таджуддин заявил: "Мы не хотим, чтобы у нас в стране были ваххабиты и те, кто из чужих стран нас хочет учить". Он отметил, что у нас "испокон веков православие и ислам шли вместе, в течение 300 лет в России они были основой государства". У Талгата Таджуддина была плодотворная 45-минутная встреча с президентом, однако вопрос о том, почему и при чьей поддержке ваххабиты в России усиливают свое влияние, так и не был поставлен ребром.

ОРГАНИЗАЦИИ РОССИЙСКИХ МУСУЛЬМАН

Талгат Таджуддин, занимающий пост главы ЦДУМ (Центрального духовного управления мусульман России и европейских стран СНГ) с 1980 г., - не единственный исламский лидер в РФ. Из 3048 мусульманских общин верховному муфтию подчиняются 1859, то есть более половины.

Остальные мусульманские общины в большинстве своем входят в Совет муфтиев России (СМР) во главе с Равилем Гайнутдином. Ядром СМР и единственной структурой, полностью подконтрольной его председателю - муфтию Равилю Гайнутдину, является Духовное управление мусульман Европейской части России (ДУМЕР), в составе которого значится порядка 150 общин.

Среди союзников ДУМЕР и активных членов СМР - ДУМ Башкортостана муфтия Нурмухаммада Нигматуллина (150 общин), ДУМ Поволжья имама Мукаддаса Бибарсова (27 общин, 25 из них в Саратовской области), Бугурусланский муфтият Исмаила Шангареева (20 общин), ДУМ Ульяновской области Тагира Шангареева (5 общин).

Созданное в феврале 1998 г. по личной инициативе Минтимера Шаймиева ДУМ Республики Татарстан во главе с муфтием Гусманом Исхаковым (контролирует большую часть из 900 общин Татарстана), несмотря на враждебность к ЦДУМ, до сих пор не вошло в СМР.

Координационный центр духовных управлений мусульман Северного Кавказа (КЦДУМСК) во главе с муфтием Ингушетии Магомедом Албогачиевым формально является коллективным членом СМР, но фактически это автономная организация, не подчиняющаяся никому. В качестве почетного члена КЦДУМСК входит и в Высший религиозный совет народов Кавказа (ВРСНК), возглавляемый председателем ДУМ Закавказья шейх-уль-исламом Аллахшукюром Паша-заде. Почетное членство в ВРСНК и СМР позволяет северокавказским мусульманам пользоваться информационным и властным ресурсом этих организаций. Входя в Совет муфтиев России, муфтии Северного Кавказа в то же время благожелательно относятся к ЦДУМ и не подписали ни одного обращения, направленного против Таджуддина.

Часть ДУМов (ДУМ Тюменской области, альтернативный ДУМ Татарстана, национальные ДУМы Дагестана и Карачаево-Черкесии) не состоят ни в одном из существующих блоков.

Некоторые общины, не выходя из юрисдикции Таджуддина, вошли и в структуры Гайнутдина, так как у последнего больше финансовый, властный и медийный ресурс.

РАСКОЛ В РОССИЙСКОМ ИСЛАМЕ

Первая попытка создать альтернативную ЦДУМ организацию была предпринята в 1992 г. татарским муфтием Габдуллой Галиуллой (именно с ним муфтий Татарстана Гусман Исхаков ездил в Саудовскую Аравию). К 1996 г. созданный им Высший координационный совет духовных управлений мусульман России (ВКС ДУМР) покинули последние заметные коллективные члены, а ВКС возглавил Нафигулла Аширов (сопредседатель Совета муфтиев во главе с Гайнутдином с 1998 г.). Аширов в 1990 г. прошел обучение в исламском университете имени Амира Абдель-Кадира (г. Константина, Алжир) - признанном центре исламского радикализма. По мнению некоторых мусульман, сан муфтия Аширов получил неканоническим путем. В России Аширов организовал Духовное управление мусульман Азиатской части России (ДУМАЧР), объединяющее теперь, после скандального выхода из него Тюменского муфтията Галимзяна Бикмуллина, не более двух-трех десятков общин, большинство из которых не имеют ни мечетей, ни прихожан (с уверенностью можно говорить лишь о 5 реальных общинах). Многие сибирские мусульмане (преимущественно татары) относятся к ДУМАЧР с недоверием, так как опора Аширова в регионе - выходцы из Казахстана, Азербайджана и Таджикистана. Кроме того, и сам Аширов предпочитает в последнее время чаще гостить в Москве, а не в Сибири, - благо в 1999 г. депутатом Госдумы стали несколько представителей движения "Рефах" (духовным наставником которого является Аширов), в том числе и его лидер Абдул-Вахед Ниязов.

Небезынтересно, что именно Аширов оказался единственным мусульманским лидером России, кто фактически одобрил вандализм талибов, разрушивших в марте 2001 г. все буддийские, индуистские и античные памятники культуры в Афганистане. "Афганистан - моноконфессиональное государство, там живут только мусульмане, там нет буддистов, и решение, должны ли находиться в мусульманской стране памятники языческого прошлого, - внутреннее дело Афганистана. Западная истерика по поводу уничтожения афганских будд имеет исключительно политическую природу... Талибы, они политические противники, и их травят тогда, когда грехи других предпочитают не замечать", - заявил Аширов ("НГ-религии", 14.03.2001 г.).

Но самым удачливым "раскольником" оказался Равиль Гайнутдин, который в 1988 г. стал главным имам-хатыбом Московской соборной мечети. Поставив эту мечеть под свой контроль, Равиль Гайнутдин сделал ее штабом всех раскольничьих инициатив, последнюю из которых - Совет муфтиев России - сам и возглавил. Позже по его инициативе при мечети была создана "служба безопасности". На учредительном меджлисе мусульманских религиозных объединений и общин Европейской части России 29 января 1994 г. Гайнутдин был избран муфтием, председателем Духовного управления мусульман Центрально-Европейского региона России (ДУМЦЕР, позже переименовано в ДУМЕР). 23 февраля 1994 г. ДУМЦЕР зарегистрировано в Минюсте РФ. При ДУМЕР открылся исламский колледж с преподавателями из Саудовской Аравии и Турции. 17 января 1995 г. в Уфе съезд мусульман России и европейских стран СНГ, представляющий 2,5 тыс. мусульманских общин, лишил Гайнутдина сана и отстранил от исполнения обязанностей священнослужителя "за поддержку раскольничьих действий арабских организаций, за нарушение традиционных канонов российского ислама".

ВАХХАБИЗМ И ДРУГИЕ ТЕЧЕНИЯ ИСЛАМА

Разбираясь во внутриисламских конфликтах, нелишне вспомнить, что в суннитском исламе есть четыре правовые школы (мазхаба). В России распространены два мазхаба: ханафитский - на всей территории РФ, кроме Дагестана и Чечни, и шафиитский, который исповедуют в Чечне и Дагестане. При этом традиционно отсутствовал ханбалитский мазхаб, ответвлением которого является ваххабизм. Ваххабизм - официальную государственную идеологию Саудовской Аравии - большинство российских мусульман считают ересью, отрицающей любые национальные особенности и мистические школы в исламе, проповедующей формализм в обрядах, нетерпимость и экспансионизм. Однако Равиль Гайнутдин придерживается другого мнения: "ваххабизм - это официальная идеология Саудовской Аравии, где нет ни терроризма, ни экстремизма, которые основывались бы на ваххабизме. Ваххабизм основан на учении Корана и Сунны Пророка. А учение ислама против любого терроризма и насилия, требует любить ближнего, распространять мир и любовь между народами. Принятие в России какого-либо закона о запрете ваххабизма будет означать ущемление прав и конституционных свобод наших граждан-мусульман. Не наступит ли для мусульман 37-й год, когда сосед или оппонент любого человека заявит, что тот или иной верующий является ваххабитом и его нужно судить?" ("НГ-религии", 29.11.2000). То, что в Саудовской Аравии (где почти 100% населения - ваххабиты) нет терроризма, не может служить доказательством миролюбия этого радикального течения в исламе - не будут же его сторонники убивать сами себя.

Равиль Гайнутдин не только пытается обелить ваххабитов, но и прямо признает свое сотрудничество с ними: "В начале 90-х годов несколько сот наших молодых людей поехали в институты и университеты Королевства Саудовской Аравии. Потому что Королевство Саудовской Аравии оплачивало все расходы пребывания наших студентов в своих исламских высших учебных заведениях. Ни одна другая страна исламского мира не смогла принять столько абитуриентов в свои исламские центры. Королевство Саудовской Аравии благодаря тому, что мы обращались в Министерство исламских дел с соответствующими просьбами, приняло наших студентов и подготовило их".

Более того, Гайнутдин признает тот факт, что на обучение в ваххабитское государство были посланы совсем молодые мусульмане с еще не сформировавшимися взглядами: "В начале 90-х подростков 12-14 лет направляли на учебу в исламские учебные заведения Турции, Саудовской Аравии, Кувейта" ("НГ-религии", 29.11.2000).

Необходимо отметить, что ваххабитские преподаватели приезжают из Саудовской Аравии не только в Москву. Практически во всех крупных местных общинах, подчиняющихся Равилю Гайнутдину, организуются подобные колледжи с преподавателями из Саудовской Аравии. Недавно заместитель ульяновского муфтия Тагира Шангареева говорил, что и в Ульяновске был организован "татарско-арабский колледж, в котором читали лекции преподаватели из Саудовской Аравии, Иордании, Туниса, Алжира и Египта" ("НГ-религии", 31.01.01).

Да и другие муфтии, подчиненные Гайнутдину, не слишком открещиваются от учения Мухаммада ибн Абд-уль-Ваххаба. Так, заместитель муфтия Пензенской области (ДУМЕР) Абдуррауф Забиров в интервью "НГ" прямо признался, что читал книгу Ваххаба и "не нашел в ней ничего плохого".

ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ИСЛАМСКИХ ЛИДЕРОВ С ВЛАСТЯМИ

Поразительна в свете этого позиция российских властей. С 1991 г., когда Талгат Таджуддин заодно со светскими лидерами мусульманских республик заявил о лояльности к ГКЧП, у Равиля Гайнутдина сложились отличные отношения с администрацией президента и московской мэрией. С тех пор Гайнутдин неизменно получал поддержку властей во всех своих начинаниях. С 1996 г. хорошие отношения с Кремлем наладил и другой активист СМР Абдул-Вахед Ниязов (в документе, который был обнаружен Коржаковым после обыска в ельцинском штабе и датирован 17 мая 1996 г., одна из статей расходов на избирательную кампанию гласит: "Союз мусульман России. Исламский культурный центр (Ниязов). 650 млн. р. Утверждено"). С тех пор на все сколько-нибудь заметные мероприятия, проводимые кремлевской администрацией, приглашаются исключительно Гайнутдин, Ниязов, иногда Аширов. Приглашения же Талгату Таджуддину блокируются.

О политической ориентации Ниязова свидетельствуют и его встреча с Джохаром Дудаевым, и тот факт, что в 1996 г. Ниязов уступает лидерство в своем Союзе мусульман России Надиру Хачилаеву, с которого в 1998 г. была снята депутатская неприкосновенность в связи с обвинением в попытке свержения законной власти в Дагестане и захвата здания Госсовета республики. Хачилаев организовал турне по России лидера экстремистской организации "Нация ислама" Луи Фаррахана (которого в США называют "антисемитом" и "фашистом"), а в 1999 г. был участником обороны ваххабитского селения Карамахи.

СКОЛЬКО В РОССИИ МУСУЛЬМАН?

Бездействие властей не оборачивается спокойствием и бездействием сторонников Гайнутдина, которые все больше чувствуют себя хозяевами России. 24 апреля 2001 г. Равиль Гайнутдин торжественно заявил: "Сегодня сбылось то, что сто лет назад казалось мечтой, - России суждено стать одной из крупнейших мусульманских стран, что никак не умаляет ее значения как великой христианской державы". По словам главы ДУМЕР, в Москве проживает от полутора до двух миллионов мусульман, что делает столицу крупнейшим исламским городом в России: "Москва может называться основным мусульманским духовным центром всероссийского масштаба". Во всей же России насчитывается, полагает он, 20 млн. мусульман; некоторые деятели ДУМЕР заявляют даже, что в России каждый пятый житель - мусульманин (то есть мусульман 29 млн.!). Стоит ли говорить, что эти "данные" не подтверждаются ничем, кроме фантазий некоторых исламских радикалов. В ходе опросов фонда "Общественное мнение" назвали себя мусульманами 4,2% россиян и 2,9% москвичей в июне 2000 г. и 5% россиян и 2% москвичей в апреле 2001 г. (К началу 2001 г. в РФ постоянно проживали 145 млн. человек, в том числе в Москве - 8,4 млн.) По итогам опросов службы Мониторинг.ру, в декабре 2000 г. верующими считали себя 55% россиян, из них 91% - православные и только 5% - мусульмане. Согласно опросу РОМИР (сентябрь 1999 г.) мусульманами называют себя 4,2% россиян, а по данным опроса Института социально-политических исследований РАН (ноябрь 1999 г.) мусульмане составили 6% россиян. Даже с учетом того, что удельный вес мусульманских регионов в выборке некоторых социологических организаций немного меньше, чем доля мусульман в населении РФ, численность граждан РФ, считающих себя мусульманами, составит 7-9 млн., из них в Москве, включая временно проживающих, 200 тыс.

По переписи 1989 г. этнические мусульмане составляли в России 11,83 млн. человек, а в 1999 г., по расчетам, проделанным демографами под руководством Анатолия Вишневского на основе данных Госкомстата о естественном приросте и миграциях, - 13,17 млн. или 9% населения. Вряд ли надо пояснять, что ислам исповедуют не все этнические мусульмане, так же как и православие исповедуют не все русские. По данным опроса татар, живущих в Татарстане, в 1996 г. из них считали себя мусульманами 60% горожан и 88% селян. А в ходе опроса 1999 г. в Татарстане назвали себя верующими 77% татар (из них 7% - православные). Если учесть, что доля приверженцев ислама среди этнических мусульман в русских областях ниже, чем в республиках, а по всей России не наберется и тысячи русских, исповедующих ислам, то станет ясно, что реальные мусульмане составляют примерно 6% населения РФ (8-9 млн. человек).

ПЕРСПЕКТИВЫ ИСЛАМСКОГО ЭКСТРЕМИЗМА В РОССИИ

Из числа россиян, относящих себя к мусульманам, значительная часть не посещает мечеть даже один раз в год (в русских областях большинство называющих себя мусульманами не посещает мечеть ни разу в год; в Москве из 200 тыс. мусульман еженедельно посещают мечеть 5-10 тыс. человек, в Ростовской области - 3 тыс. из 50 тыс.). Большинство российских мусульман не слишком религиозны; даже в Дагестане был случай, когда молодого имама-фанатика, закрывшего в ауле винный магазин, мужчины заставили вновь открыть его. Однако у российских мусульман нет иммунитета против ваххабизма и других форм исламского экстремизма. Большинство мусульман - довольно аморфная масса, как и большинство православных. Ваххабиты же представляют собой самую активную и целенаправленную группу мусульман в России. Кроме того, сторонники ваххабитов и лояльные к ним деятели СМР фактически выиграли информационную войну у умеренных мусульман Таджуддина (Талгат Таджуддин всегда демонстрировал свою лояльность к России и православию и даже говорил, что мусульманин может праздновать Рождество Христово, когда родился упоминаемый в Коране пророк Иса). Мусульманские телепередачи и на канале РТР (15-минутная "Тысяча и одна ночь" в 8.30 в пятницу), и на канале "Культура" (10-минутная "Все суры Корана" в 17.30 в среду) фактически принадлежат сторонникам Гайнутдина, причем наиболее радикальным из них. В российском исламе при попустительстве и даже содействии российских властей, которые не отдают себе в этом отчета, сложилась такая ситуация, что противником ваххабизма быть невыгодно, а иногда даже опасно. Сейчас не только явные, но даже и тайные ваххабиты находятся в меньшинстве. Но если через несколько лет ситуация в руководстве страной изменится и наступит период политической нестабильности, то организованное, богатое и целеустремленное ваххабитское меньшинство может прийти к власти во многих национальных республиках, которые сейчас входят в состав РФ. Конечно, это маловероятно, но если такое произойдет, то ваххабиты, безусловно, поставят перед собой цель захватить всю Россию. Они уже сейчас не скрывают, что стремятся к исламизации России и русских. (Правда, добровольная исламизация идет безуспешно: пока в ислам перешел только бывший лидер христианских демократов Вячеслав Полосин.) Нет никакого сомнения, что следующей их целью можете стать мировое господство.

Предотвратить столь чудовищное развитие событий могут сейчас только президент России и его администрация, если они, наконец, поймут, что невозможно бороться с ваххабизмом в Чечне и культивировать его в Москве, и перестанут поддерживать Гайнутдина. Бросается в глаза разница между структурами Таджуддина и Гайнутдина: число сторонников у каждого из них примерно одно и то же, но у второго твердых сторонников в 10 раз меньше. Если Гайнутдин лишится властных, финансовых и медиа-ресурсов, которыми он сейчас обладает, то и идущих за ним людей станет на порядок меньше.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Польша выставляет Германии счет за исторические обиды

Польша выставляет Германии счет за исторические обиды

Валерий Мастеров

Для подсчета ущерба, причиненного в годы Второй мировой войны, по инициативе премьер-министра страны создается специальный институт

0
746
За миллионерами в Китае теперь могут прийти в любой момент

За миллионерами в Китае теперь могут прийти в любой момент

Владимир Скосырев

Компартия КНР готова полицейскими мерами сокращать разрыв между бедными и богатыми

0
883
На УДО заключенные не надеются

На УДО заключенные не надеются

Екатерина Трифонова

Суды продолжают отказывать в свободе даже тяжелобольным

0
673
Депутат Рашкин подал иск к Госдуме из-за недопуска адвоката на заседание о снятии неприкосновенности

Депутат Рашкин подал иск к Госдуме из-за недопуска адвоката на заседание о снятии неприкосновенности

0
535

Другие новости

Загрузка...