0
2424
Газета КАРТ-БЛАНШ Печатная версия

24.11.2022 18:37:00

Сталинград может появиться на карте России весной 2023 года

Вероятность переименования Волгограда велика как никогда раньше

Андрей Серенко
Собственный корреспондент "НГ"

Об авторе: Андрей Николаевич Серенко – политолог, обозреватель «НГ».

Тэги: волгоград, сталинград, сталинградская битва, победа, переименование, бюрократия, мнение

Все статьи по теме "Специальная военная операция в Украине"

волгоград, сталинград, сталинградская битва, победа, переименование, бюрократия, мнение Фото Reuters

Через несколько месяцев на карте России может снова появиться город Сталинград. В канун празднования 80-летия контрнаступления советских войск в битве на Волге волгоградские ветераны обратились к губернатору Андрею Бочарову с просьбой помочь восстановить историческую справедливость и вернуть Волгограду его «настоящее имя» – Сталинград. Выслушав ветеранов, глава региона поручил создать специальную рабочую группу для изучения проблемы, в том числе с точки зрения реакции общественного мнения на возможное переименование. После этого в городе-герое на Волге встрепенулись журналисты, блогеры, общественники и политические эксперты – одни с ужасом, другие с надеждой. Основания у всей этой богатой палитры чувств есть – никогда еще вероятность переименования Волгограда в Сталинград не была так велика, как сегодня.

Дискуссии на тему переименования всегда были популярны среди волгоградцев. Редакции местных СМИ довольно регулярно использовали эту тему в надежде на кратковременный хайп – различные интернет-опросы с сюжетом «Вы за Волгоград или Сталинград?» журналисты запускали тогда, когда особенно острой оказывалась нехватка инфоповодов. Местные политики периодически напоминали о себе дорогим избирателям, опять-таки демонстрируя свою принципиальную позицию по вопросу переименования (коммунисты традиционно за Сталинград, партия власти традиционно уклончиво – «сначала надо спросить народ»). Соцопросы, которые проводились в городе на Волге с 90-х годов, фиксировали примерно одну и ту же картину топонимических предпочтений: название Волгоград поддерживали около 40% респондентов, Сталинград – около 30%, Царицын (первое название города, основанного в 1589 году) – 10–15%. Остальным 15–20% неопределившихся респондентов было все равно.

Федеральный Центр традиционно в местные дискуссии на волгоградско-сталинградские темы не вмешивался. Хотя и не прочь был тоже иногда использовать их в своих интересах. Так, 9 мая 1996 года в ходе своей предвыборной поездки президент Борис Ельцин, общаясь с избирателями у подножия Мамаева кургана, обратился к ним «сталинградцы», а отвечая на вопрос о возможном возвращении городу названия Сталинград, заметил, что «это должны решать сами горожане». На том тема и затихла.

В мае 2011 года в Волгограде президент Владимир Путин объявил о создании Общероссийского народного фронта (ОНФ), бросив фразу, ставшую сразу весьма популярной: «Как же нам побеждать без Сталинграда!» Местные пикейные жилеты тогда начали толковать президентскую реплику как возможность переименования города в преддверии празднования 70-летия победы под Сталинградом. Тем не менее не случилось.

По информации «НГ» в августе 2013 года, во время очередного визита Путина в Волгоград, тогдашний губернатор Сергей Боженов осторожно поинтересовался у главы государства насчет возможности переименования города в Сталинград. По слухам, тогда Путин сказал то ли «нет», то ли «рано».

Сейчас же, похоже, в самый раз.

Мало кто из волгоградских политиков сегодня сомневается, что инициатива местных ветеранов насчет переименования Волгограда в Сталинград была заранее согласована не только с главой региона, но и в Москве. Об этом свидетельствует и очевидно положительная реакция на нее губернатора Андрея Бочарова, который, кстати, около двух месяцев назад встречался с Владимиром Путиным. Как сообщали тогда президентская и губернаторская пресс-службы, Путин и Бочаров обсуждали среди прочего вопрос подготовки празднования 80-летия сталинградской победы именно как всероссийского торжества. Детали этого вопроса озвучены не были, но появление сегодня в политической повестке темы переименования открывает широкий простор для интерпретаций. Кстати, напомним, что созданный по распоряжению Путина оргкомитет по подготовке всероссийского празднования очередного юбилея победы под Сталинградом возглавил Дмитрий Медведев.

Несомненно, сегодняшняя политическая ситуация в стране крайне благоприятна для окончательного решения вопроса о возвращении Сталинграда на карту России. Начавшаяся после 24 февраля мобилизационная модернизация политической системы, активно апеллирующая к идеологии и мифологии советского периода, нуждается в наращивании символического капитала. Сталинграду в советском символическом патриотическом поле традиционно отводится одно из главных мест. И, похоже, наступает момент, когда этот стратегический символический резерв необходимо подключать к решению задач по формуле «все для фронта, все для победы».

Вполне может быть, что уже 2 февраля 2023 года, когда, как ожидается, Владимир Путин прилетит в город-герой на Волге на празднование 80-летия сталинградской победы, решение о переименовании начнет претворяться в жизнь. Конечно, до этого необходимо будет соблюсти формальности вроде выяснения мнения самих горожан насчет смены имени города (например, через цифровой референдум или опрос общественного мнения), однако очевидно, что проблем здесь не будет. При эффективной информационно-рекламной кампании в поддержку Сталинграда число сторонников переименования можно достаточно быстро довести до 50–60%, а, как показывает практика недавних волгоградских плебисцитов (в частности, по вопросу часового пояса), после этого эмоции недовольных успешно стравливаются через свисток социальных сетей и интернет-форумов. Так что нынешняя суетливая трескотня противников сталинградского бренда в некоторых волгоградских СМИ и соцсетях помешать делу государственной важности точно не сможет.

Как ни парадоксально, по возможности сопротивляться переименованию в Сталинград могут сегодня начать некоторые волгоградские чиновники и депутаты. Ведь превращение одного из многих городов на Волге в официальную третью – патриотическую – столицу России станет настоящим стрессом для местной бюрократии. Сталинград потребует от чиновников иного отношения к своим обязанностям и усилит над ними контроль со стороны федерального Центра. Это в Волгограде могут почти неделю безнаказанно стекать нечистоты в Волгу из аварийного коллектора, поломку на котором никак не могли устранить местные коммунальщики, попутно оставив без питьевой воды десятки тысяч горожан. В Сталинграде такое невозможно. По крайней мере безнаказанно. Перспектива оказаться под жестким контролирующим прессингом центральной власти, для которой будет принципиально важно подкрепить возвращение Сталинграда превращением его в главную витрину современного российского патриотизма, совершенно не радует волгоградскую бюрократию, привыкшую к весьма размеренному образу жизни. 


Читайте также


Забвению не победить

Забвению не победить

Филипп Хаустов

Алхимические поиски смысла в мире попсы

0
285
Тихановская попросила в Канаде помощь для белорусских добровольцев

Тихановская попросила в Канаде помощь для белорусских добровольцев

Дмитрий Тараторин

Лидер оппозиции обсудила с экс-президентом Порошенко, как противостоять России

0
2441
В России наблюдается банковский кризис третьего типа

В России наблюдается банковский кризис третьего типа

Анатолий Комраков

Центробанк считает финансовую систему страны устойчивой

0
2664
Оставшуюся пшеницу из Украины можно вывезти за пару месяцев

Оставшуюся пшеницу из Украины можно вывезти за пару месяцев

Наталья Приходко

В Киеве призвали продлить зерновое соглашение еще на год

0
3000

Другие новости