0
2279
Газета Проза, периодика Печатная версия

14.06.2018 00:01:00

Душа немного захромала

Рассказы о муках творчества и раскрашенном ишаке

Тэги: творчество, стихи, компьютер, столовая, торговля, конкуренция, ишак, зебра, розыгрыш, душа, обида


творчество, стихи, компьютер, столовая, торговля, конкуренция, ишак, зебра, розыгрыш, душа, обида Был ослик – стала зебра. Фото Рафаэля Кине

Опыт Десницкого

Что далее. А далее – зима...

Иосиф Бродский

Говорят, в жизни человеческой ничего неожиданного не происходит, а то, что все время случается, предопределено, мол, некими высшими силами. Поэт Десницкий в этом почти не сомневался. При этом, когда в голову не приходила нужная рифма, он никогда не отказывал себе в удовольствии покрыть эти самые силы самым грязным в мире матом.

Стихи не шли и в ночь, когда по радио обещали метеоритный дождь. Поэт ждал его, как музу. А дождь на дворе лил самый обыкновенный – мокрый, вульгарный.

Десницкий, не отрывая глаз от монитора, потянулся за сигаретами и смахнул пачку на пол. Наклонился за ней, подобрал, а когда хотел выпрямиться в своем стареньком кресле, сильно ударился затылком о край стола. Очень больно ударился, но сначала дискомфорта не почувствовал – стол опрокинулся и увлек за собой компьютер со всеми его причиндалами и творчеством за последние несколько лет.

Тяжелый компьютер похоронил под собой телефон.

Полная пепельница разлетелась по новенькому ковру.

Разбилась любимая чашка.

Разбил очки...

Лежит Десницкий на оскверненном случайно предопределенным погромом ковре и думает: «Говорили же мне, если поэт жизни не видел, трудностей не испытывал, никаких стихов писать не сможет, а только глупости одни! А тут, смотри, случились сразу и динамика, и трудности, и разочарование, и досада, и потери, и боль в затылке такая, будто давление под двести поднялось...»

Встал. Качнулся. Покряхтел. Ругнулся грязным матом. Прибрался. И теперь уже с серьезным жизненным опытом попытался продолжить поэму о транквилизаторах. Рифма, сволочь, так и не пошла. А метеоритный дождь за окном пошел сразу, как только недовольный собой и жизнью Десницкий уснул...

Зебра

У Чамо дела совсем не шли. Столовая парка грузовых машин, в которой он работал, перестала кормить. Не то чтобы водители большегрузов там совсем не питались, но делали они это так неохотно и как бы между прочим, что к рукам Чамо ну почти ничего не прилипало. Даже душа немного захромала. А с хромой душой какая жизнь!

Конечно, так было не всегда. Сначала вроде шло ничего, но потом сюда из ближайшей деревни повадился старичок на своем ишаке. Нагрузит лаваш, мацун, сыр, зелень и располагается, подлец, практически у входа в столовую. Всех посетителей от столовой отвадил!

– Ты бы, старик, подальше вел свою торговлю, что ли, – увещевал Чамо старичка. – Видишь, люди в столовую мою не ходят.

Но старик выдался упрямый.

– Тут, – говорит, – общественная территория, не твоя. И здесь у меня торговля идет хорошо.

Попробовал уговорить старика отдавать ему товар оптом, но тот заупрямился – привык сам коротать свое время. Ни увещевания, ни угрозы ни к чему не приводили. Каждый день ближе к обеденному перерыву из-за угла гаража появлялся ишак, за ним – ненавистный старик. Он привязывал животное к иве, раскладывал продукты на хранившемся за деревом ящике. И к нему снова тянулись водители. И не только водители, но и горожане, жившие по соседству с автопарком. Все были бы и рады помочь Чамо, да вот тянуло их к лавашу с сыром и зеленью из деревни.

Так долго продолжаться не могло, но продолжалось.

«И чего он не помрет, старый козел, едва ходит!» – думал Чамо, сначала стесняясь собственных мыслей, а потом – всё смелее. Однако старик помирать не собирался. И аккуратно приходил на облюбованное место каждый день. По нему часы можно было сверять. Ситуацию не спасли даже котлеты, как домашние, но приготовленные в столовке...

А сумасшедшие мысли, знайте, приходят в голову не только сумасшедшим. Но именно благодаря таким мыслям некоторые люди в истории задерживаются. Кто-то остается даже надолго. К примеру, Дидро – навечно, помните?

Идея насолить старику зрела-зрела и однажды созрела совсем. Еще с вечера Чамо приготовил ведро белой краски, той, что асфальт размечают, и кисть средней ширины. Подговорил пару человек отвлечь старика – увести на стакан-другой вина. Но что задумал, никому не сказал...

Ночь прошла практически бессонная. И новый день сюрпризов не преподнес. Из-за гаража сначала появилась морда осла, потом передние ноги, затем вся остальная бренность его, в заключение дополненная ненавистным стариком. Конкурент привычно привязал ишака к иве, разложил товар на ящике. Закурил «Приму».

«Довольный, подлец!» – неприязненно подумал Чамо. Но в душе, конечно, понимал, что ни одному подлецу не с чего быть недовольным, если он дожил до глубокой старости, живой, сидит на свежем воздухе, курит, а через пару часов у него в кармане будет целый червонец!

Весть о том, что сейчас здесь что-то произойдет, разлетелась по гаражу мгновенно. Никто не знал, что именно будет, но все понимали, что Чамо что-то задумал. И когда старика увели за гараж – на вино, ну чистое, как слеза, ни капли сахара! – все взоры устремились на Чамо. Он выбежал с ведром краски в одной руке и кистью в другой. Времени было мало, но он успел всё! Ну а если быть поточнее – быстрыми смелыми мазками, достойными Минаса, раскрасил бедного ишака, как зебру. Животное не сопротивлялось, видимо, стараясь извлечь в жару максимум удовольствия от прохладного массажа. И когда дело было сделано, на привязи оставалась уже зебра, не ишак. Ему даже перепуганные мухи перестали досаждать.

А потом пришел старик. Растерянно огляделся. И нервно забегал. С криками и матом – ишака увели! Узнать свое животное в зебре он был решительно не готов. Ну стоит на привязи зебра, и хрен с ней! Чужая, точно. Ишака нет!

Понадобилось время, чтобы успокоить старика. Объяснить, что это была шутка, что это и есть его ишак и больше никто другой. Налить еще. Когда до деда наконец всё дошло, он разразился проклятиями в адрес не только Чамо и его столовой, но и своих собутыльников, членов их семей, домашних животных – вплоть, как говорил местный острослов, до седьмого каления. В общем, пока не вспомнил все ругательства, которые за жизнь выучил, не успокоился...

...По городу шла зебра, за ней – пьяный и явно чем-то недовольный старик. Говорят, больше он в городе не показывался. И еще потом говорили, что кто-то предложил обогатить герб города изображением зебры. Но большинство посчитали это чересчур радикальным для города в горах. А дела Чамо снова пошли в гору.   

Ереван


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


США добиваются финансовой изоляции России при сохранении объемов ее экспортных поставок

США добиваются финансовой изоляции России при сохранении объемов ее экспортных поставок

Михаил Сергеев

Советники Трампа готовят санкции за перевод торговли на национальные валюты

0
4878
Москва и Пекин расписались во всеобъемлющем партнерстве

Москва и Пекин расписались во всеобъемлющем партнерстве

Ольга Соловьева

Россия хочет продвигать китайское кино и привлекать туристов из Поднебесной

0
3079
До ста пяти поэтом быть почетно

До ста пяти поэтом быть почетно

Сплошное первое апреля и другие стихи и миниатюры

0
2153
Рост мировой торговли почти не затрагивает Россию

Рост мировой торговли почти не затрагивает Россию

Михаил Сергеев

Отечественные экспорт и импорт ниже показателей прошлого года

0
4523

Другие новости