0
1863
Газета Проза, периодика Печатная версия

02.12.2020 20:30:00

Вознесение на Малеевском поле

И на войне возможна большая любовь

Тэги: великая отечественная война, хемингуэй, москва, серпухов, проза, виктор некрасов, эммануил казакевич, астафьев, григорий бакланов, юрий бондарев, василь быков, можайск, любовь, враги народа


45-13-12250.jpg
Владимир Голубев. Забытый
рубеж: Роман.– М.: СКОЛ,
2019. – 286 с.
Эрнест Хемингуэй говорил, что писать правду о войне очень опасно. Современные писатели жаждут внести свою лепту в хроники войн, и сейчас они без труда находят соответствующие темы, ведь еще не до конца осмыслены афганская и чеченская войны, вооруженные конфликты на постсоветском пространстве, а некоторые авторы продолжают упорно обращаться к теме Великой Отечественной войны. Но разговор сегодня пойдет не о попаданцах. Отсюда уместен вопрос: может ли нынешний автор (не участник войны) достигнуть высот художественного осмысления тех самых страшных лет, о которых до сих пор копья ломают не только политики и историки, но и рядовые граждане?

Владимир Голубев решился на серьезный шаг – после Виктора Некрасова, Эммануила Казакевича, Виктора Астафьева, Григория Бакланова, Константина Воробьева, недавно ушедшего от нас Юрия Бондарева и многих других писателей-фронтовиков он осмелился посвятить книгу героической обороне Москвы в 1941 году. Сюжет начинается летом и заканчивается в преддверии контрнаступления советских войск в декабре 1941 года. Читатель видит прифронтовую Москву, подмосковные города глазами студента, в одночасье направленного вместе с десятками тысяч других советских граждан копать противотанковые укрепления под Можайск и жаждущего во что бы то ни стало оказаться на фронте, как и миллионы его ровесников по всей стране. Читатель из нынешнего (для многих благополучного) века нежданно-негаданно погружается в тот такой далекий и неоднозначный мир. Он наблюдает толпы беженцев, панику на улицах Москвы в октябре, после внезапного прорыва гитлеровских войск, терзания простых людей от ужасной мысли – что будет, если вдруг… не удержат столицу. Перед нами предстает не парадное лицо войны, да и всей Страны Советов, не оправившейся от репрессий (которые еще продолжаются), от многим памятной Гражданской войны. Скорее здесь предстает народ, отдающий безмерно, как на заклание, своих людей – мужчин и женщин.

«Они поужинали, отхлебнув рюмку горькой из поллитровки, загодя припасенной для зимних праздников. А в пять часов утра, с первыми петухами, вся деревня от мала до велика вышла провожать своих мужиков. Кто-то молчал, кто-то плакал. Детишки с сонными глазами вытягивали шеи, глядя на отцов и старших братьев. В последний раз обнявшись с родными, толпа рекрутов с вещмешками и самодельными чемоданами пешком двинулась в сторону Волохова» – вот так нарочито скупо и даже обыденно описывает автор призыв мужчин небольшого сельца в августе 1941 года.

В сюжете романа много времени и места отведено военным операциям, на которые мы смотрим глазами их участников – главных героев: Саши Чистова, Яны Рудневой, сержанта Стрельцова и других рядовых защитников Москвы. Мы вместе с ними, мы рядом, когда фантаст Александр Казанцев придумывает свою, ту самую, знаменитую танкетку, управляемую по проводам (что сейчас можно увидеть в музее на Поклонной горе), а танковый ас Дмитрий Лавриненко с горсткой стрелков истребительного батальона останавливает немецкую колонну под Серпуховом…

В конце книги, в эпилоге, читатели вновь встречают главных героев уже после отгремевшей войны: они остались живыми, они вместе, и вроде все хорошо, но жизнь еще трудна, и радостей не много, да и прошедшие тяжелые бои на Малеевском поле под Серпуховом никак не отпускают…

Белорусский писатель-фронтовик Василь Быков сожалел, что из современной литературы уходит тема той, теперь уже далекой, Великой войны, в том числе из-за «неполной правды» и искажений событий. Может статься, в «Забытом рубеже» Владимир Голубев, опираясь на документы и воспоминания современников, попробовал не просто изобразить огонь и страдания, кровь и смерть, но также предательство и даже любовь главного героя к члену семьи «врагов народа», а через это вернуть интерес избалованного читателя XXI века к прозе о Великой Отечественной войне?

Читая книгу Голубева, нельзя забывать, что перед нами не историческое и не документальное произведение, а военно-приключенческий роман. Однако «наслоение» вымышленных персонажей на реальные события содействует убедительности сюжетной линии. Художественное видение писателя местами субъективно, а эмоциональный фон изображаемого часто даже выходит на первый план.

Язык произведения простой, народный, в нем можно видеть и просторечия, и подмосковный говор, и (иногда это кажется лишним) крепкие выражения. Автор использует разнообразные выразительные средства, причем главным несомненным индикатором экспрессии в тексте можно считать повышенное внимание к деталям. Так, помимо весьма традиционной звукописи («…со скрипом затворилась дверь»), цветописи («пестрые куры») мы видим примеры обонятельной семантики («От речки потянуло летней духотой с запахом пряных трав и осоки») и много других авторских языковых находок. Не менее интересны выразительные моменты из области чувств героя («сердце ходило ходуном»). Все это, безусловно, отличительные черты писательского восприятия событий.

Автор говорит о проблемах нравственных, общечеловеческих, которые обострились до предела на фоне войны, описывая человека на той самой грани между бытием и смертью, между страхом и мужеством, подлостью и самопожертвованием. Закрыв последнюю страницу книги, вдруг вспоминаешь слова Тертуллиана, что душа человека по природе христианка, и это совсем не случайно.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Москва оказывает мобилизованным и их семьям проактивную поддержку

Москва оказывает мобилизованным и их семьям проактивную поддержку

Денис Писарев

Городские власти обеспечат резервистов обмундированием, а их родственников – необходимой помощью

0
453
Провалы в памяти приводят к войне против памятников

Провалы в памяти приводят к войне против памятников

Владимир Винокуров

Как бороться с лжецами и осквернителями праха

0
1083
Программа реновации в Восточном районе пошла на ускорение

Программа реновации в Восточном районе пошла на ускорение

Елена Крапчатова

Жильцы восьми домов переселятся в новостройку раньше, чем было запланировано

0
2168
Любить солнце

Любить солнце

Михаил Филиппов

Вехи пути: геолог-шестидесятник, слушатель литкурсов, писатель

0
219

Другие новости