0
904
Газета Проза, периодика Печатная версия

03.03.2021 20:30:00

Ресторан давно закрыт

Странная история, приключившаяся во Франции

Тэги: проза, мистика, франция, лирика, философия


проза, мистика, франция, лирика, философия Зато какая прекрасная панорама открылась сверху – большое пятно темно-красных черепичных крыш… Фото Екатерины Богдановой

Посвящается Н.А.

Эта на самом деле странная история приключилась около 10 лет назад в небольшом французском городке, расположенном в департаменте Верхняя Луара, куда я прибыл для участия в Международной конференции по палеонтологии. Я довольно известный специалист в этой области, доктор биологических наук, профессор. Со мной из России прилетела моя коллега, молодой, но уже достаточно известный ученый Надежда Сергеева.

В Ле-Пюи-ан-Веле мы приехали на поезде из Лиона, куда нас домчал скоростной экспресс из Парижа. Был поздний вечер. Едва мы с Надеждой устроились в гостинице, решили поужинать где-нибудь поблизости, потому что ресторан при гостинице уже не работал. В холле я увидел моего давнего приятеля, известного британского палеонтолога Дэвида Нормана из Кембриджского университета.

– Привэт, Питер! – воскликнул он, увидев меня. Хотя Дэвид старался говорить со мной по-русски, меня он неизменно звал Питером. – Рад, что ты здес.

Я представил ему Надежду. Оказалось, что он читал ее работы – он искренне обрадовался знакомству. Следом выяснилось, что Дэвид тоже голоден и готов составить нам компанию. Наша троица вышла из гостиницы с намерением найти какой-нибудь ресторан поблизости. Узкая улочка, мощенная тесаным гранитом, повела нас вверх. Трех- и четырехэтажные дома, старые, узкие, обступали нас по обе стороны. Некоторые окна светились. Но прохожих мы не встречали. Похоже, здесь рано ложились спать.

Минут через 10 мы увидели слева не слишком широкую стеклянную витрину, за которой теплился свет. Это был небольшой ресторан. Дверь открылась.

Вошли. Уютное пространство, освещенное неярким светом, старая добротная мебель в темных тонах. Посетителей – ни одного. Только пожилой мужчина за стойкой, седой, благообразный, скорее похожий на ученого, чем на ресторатора. Я обратился к нему по-английски, спросив, накормят ли нас. Мужчина смотрел на меня, явно не понимая моих слов. Тогда Дэвид, говоривший по-французски, повторил мой вопрос. Ответ был утвердительный.

Мы заняли столик. Откуда-то появилась женщина, молодая, очень симпатичная, с овальным лицом и длинными каштановыми волосами. Белый фартук был повязан поверх легкого платья. Сдержанно улыбаясь, она сказала, что готова предложить нам жареную телятину с картофелем и овощами. Мы тут же согласились. Осталось выбрать вино. В этом я положился на Дэвида. Переговорив с хозяином, он сообщил:

– Хозяин предложил вино, которое уже много лет ему поставляет местный винодел. Оно заметно дешевле бутылочного, но качественное. Я этому верю и потому ответил согласием.

Вскоре хозяин принес стеклянный графин с темно-красной жидкостью, наполнил стоящие перед нами фужеры. Едва я попробовал вино, убедился, что Дэвид не прогадал, доверившись хозяину: тонкий, стройный вкус, изысканная терпкость, ровное послевкусие. Это было прекрасное вино. Чуть позже Мари – так звали дочку хозяина – принесла три большие тарелки с кусочками жареной телятины, жареной картошкой и тушеными овощами. Мясо оказалось нежным, сочным и удивительно вкусным. Мы с великим удовольствием ели его, запивая вином. Вскоре хозяин вновь наполнил наши фужеры.

– Откуда вы приехали? – спокойно поинтересовался он.

Дэвид назвал Англию и Россию. Хозяин добродушно кивнул, будто бы одобряя нашу принадлежность к этим странам.

Покончив с едой, мы еще немного посидели. Нас никто не гнал. Было за полночь, когда мы расплатились и покинули уютный ресторан. Хозяин запер за нами дверь.

На следующий день состоялось торжественное открытие конференции. Около сотни палеонтологов собралось в зале мэрии. Многих я давно знал. Мэр – худощавый представительный мужчина с позолоченной цепью на груди – выступил с приветственной речью. Наше мероприятие было значимым событием для городка. Потом выступил президент Международной организации палеонтологов, открывший работу конференции. Я выступал на первом пленарном заседании. Приятно было услышать бурные аплодисменты в конце.

Вечером там же, в мэрии, для нас устроили прием. Приятное общение со многими коллегами с фужером вина в руке стало хорошим завершением первого дня конгресса. Вино было неплохим, но хуже того, которое мы пили прошлым вечером в небольшом ресторанчике.

Надежда выступала на следующий день. Я специально пришел на секцию, чтобы послушать ее выступление. Оно было вполне достойным. Вечером мы в компании с Дэвидом и еще несколькими коллегами решили вместе поужинать. Я предложил пойти в тот ресторанчик, в котором мы были позавчера, в день приезда, обещая вкусную еду и прекрасное вино. Все согласились.

Мы шли по узким улочкам, оживленно беседуя. Многое успело произойти с нашей последней встречи три года назад. Порой мы останавливались, увлеченные разговором, но потом продолжали движение, ведомые мною и Дэвидом. Я предвкушал вкусный ужин.

Когда мы повернули на нужную улицу, я увидел, что знакомая витрина темна.

– Кажется, ресторан не работает, – с досадой сообщил я Надежде, которая шла рядом.

Ресторан в самом деле был закрыт. Мы убедились в этом, приблизившись к двери. Но самое удивительное – вид у заведения был какой-то запущенный. Будто и не давал он нам приют два дня назад.

– Может, он только по выходным работает? – предположила Надя.

Мы не стали тратить время на выяснение, отправились искать другой ресторан. Нашли его на соседней улице. Оживленное общение продолжилось. Но я обратил внимание на еду – она показалась мне посредственной. И вино было так себе.

Через день мы с Надеждой попытались еще раз поужинать в том ресторане, и опять он был закрыт.

– Похоже, вы правы, – сказал я Наде. – Ресторан работает только по выходным. Хотя, возможно, в пятницу он будет открыт.

Она промолчала.

В пятницу конференция закончилась. Вечером состоялся завершающий фуршет. В субботу для тех, кто не уехал, организовали экскурсию по Ле-Пюи-ан-Веле. Здесь было на что посмотреть – как-никак город существовал с античных времен, а в Средние века являл собой крупный религиозный центр. Большое впечатление произвела на нас часовня Святого Михаила, примостившаяся на торчащей из-под земли скале с отвесными стенами. Я не представлял, как туда добраться. Оказалось, позади есть уходящая вверх спиралью крутая лестница. Не без труда я поднялся наверх, и то лишь потому, что мне ой как не хотелось казаться слабаком рядом с Надеждой. После этого мы ездили к величественной статуе Богоматери Нотр-Дам-де-Франс, возвышающейся на другой скале, более широкой, массивной, чем прежняя. Там тоже пришлось пройти часть пути ногами. Зато какая прекрасная панорама открылась сверху – большое пятно темно-красных черепичных крыш внизу и покрытые лесами склоны вокруг, накрытые легкомысленным синим небом.

Когда мы вернулись в город, было начало четвертого. Я предложил пообедать в том ресторанчике, где мы ужинали в первый день.

– Думаешь, он работает? – усомнился Дэвид.

– Должен работать, – отвечал я. – По-моему, права Надежда – он работает по выходным дням.

Я, Дэвид, Надежда и еще двое участников конференции отправились в сторону ресторана. Мы шли по залитым солнцем улочкам, которые казались приветливыми в это время дня, и обсуждали наиболее интересные доклады, прозвучавшие на конференции.

Когда мы оказались подле ресторана, я понял, что он закрыт. И опять возникло ощущение, что закрыт он давно. Этого просто не могло быть.

– Странно… – пробормотал я по-русски, а потом произнес по-английски. – Непонятно, как такое возможно. Мы здесь ужинали в прошлое воскресенье. Я, Дэвид и Надежда. Прекрасная кухня, прекрасное вино. Ресторан работал. Очень хотелось еще раз здесь поесть.

Мимо проходил пожилой человек в летнем костюме. Лучшую кандидатуру для выяснения трудно было найти. Я шагнул к нему:

– Не будете ли вы любезны сказать, почему не работает этот ресторан?

Он понимал по-английски. Удивленно глянул на меня, ответил ровным голосом:

– Этот ресторан давно закрыт. Уже 20 лет. После того, как умер его хозяин.

Ответ не понравился мне. Я не верю в мистику.

– Думаю, он что-то путает, – высказал я свое мнение Дэвиду и остальным. – Давайте спросим там, – я указал на витрину расположенного поблизости магазинчика.

Это была мясная лавка. Мы зашли в нее с Дэвидом. Продавец, а скорее всего и хозяин, дородный мужчина лет 50, по-английски не понимал, поэтому общался с ним Дэвид. Итогом стали слова моего коллеги:

– Он говорит то же самое. Ресторан уже лет 20 закрыт. И никакая молодая женщина в том доме не живет.

Молча мы вышли на улицу.

– Он подтверждает – ресторан уже 20 лет закрыт, – сказал я ожидавшим нас, но прежде всего Надежде. – Как же он мог работать в прошлое воскресенье? Мистика какая-то. Может, нас разыграли? – Я смотрел на Дэвида.

– Может быть, – озадаченно произнес он.

– Устроить такой розыгрыш только ради того, чтобы удивить трех туристов? – усомнилась Надежда. – Не могу в это поверить.

– Логично, – вяло согласился я. – Что же тогда произошло?

Ответа не было ни у меня, ни у моих спутников.

На следующее утро мы с Надеждой сели в поезд и отправились в Лион, чтобы оттуда добраться до Парижа. Вечером мы прилетели в Москву.

Так я и не знаю, что случилось тогда в городке с названием Ле-Пюи-ан-Веле, расположенном в департаменте Верхняя Луара. Может, имел место какой-то провал во времени. Но это из области фантастики.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Счастья вам, зеркалики

Счастья вам, зеркалики

Евгений Лесин

Стихи и проза Андрея Щербака-Жукова как способ передать сладостные чувства читателю и не позволить ему пасть духом

0
621
Под сенью цветов добра

Под сенью цветов добра

Лариса Мезенцева

«Бодлер-2021» в Литературном институте

0
164
Начинающий винодел

Начинающий винодел

Вячеслав Харченко

Рассказы о гибели бактерий и Новом годе на высоте 10 тысяч метров

0
436
Битва за право на предсмертную агонию

Битва за право на предсмертную агонию

Елизавета Алексеева

Франция может стать десятой страной, где разрешена эвтаназия

0
1012

Другие новости

Загрузка...