1
3532
Газета Печатная версия

07.09.2020 16:39:00

Закат мирного атома в Японии

Запланированное увеличение общей мощности АЭС к 2030 году невозможно

Николай Тебин

Об авторе: Тебин Николай Петрович – журналист-международник.

Тэги: атомная энергетика, мирный атом, аэс, фукусима, авария, политика, япония


атомная энергетика, мирный атом, аэс, фукусима, авария, политика, япония Фукусимская трагедия стала исходной точкой для пересмотра политики Токио. Фото Reuters

Импорт топлива для АЭС Японии в минувшем финансовом году (закончился 31.03.20) был близок к нулю, по опубликованным 11 августа данным таможенной статистики. Это явилось отражением стагнации в атомной энергетике страны после аварии на АЭС «Фукусима-1» в 2011 году, говорится в сообщении агентства Kyodo. Впервые с начала 1960-х годов, когда Япония приступила к развитию атомной энергетики, страна прекратила импорт обогащенного и природного урана или топливных сборок для АЭС.

Япония, не имеющая собственных промышленных месторождений урана, начала импорт ядерного топлива в 1965 году, когда первая в стране коммерческая атомная электростанция (АЭС) в деревне Токай, префектура Ибараки, была поставлена под нагрузку. Но в те годы атомная энергетика не могла конкурировать с тепловыми электростанциями (ТЭС), в первую очередь в скорости наращивания мощностей. На строительство АЭС требовались годы, а промышленное производство в Японии росло более 10% в год и требовало даже большего роста энергомощностей. Это обеспечивали тепловые электростанции. АЭС в Токай была скорее опытной.

Но очень скоро проявились отрицательные стороны ТЭС, их высокое отрицательное влияние на экологию. Поэтому в середине 1970-х годов был принят стратегический курс на развитие атомной энергетики как основного энергетического ресурса и доведения ее в топливном балансе до 50% к середине XXI века.

В последующие годы вводилось по 1–2 реактора в год и, естественно, росла стоимость импорта топлива для АЭС. Сопоставимые статистические данные по таким материалам имеются с 1972 года. В 1984 финансовом году она достигла рекордных 280,4 млрд иен (2,64 млрд долл.). После этого по разным причинам, в основном из-за обстановки на внешнем рынке, ежегодные расходы Японии на топливо для АЭС при общем росте мощностей АЭС снизились до 100–150 млрд иен, согласно правительственным данным.

Регулярные энергетические планы

Обстановка с импортом Японией топлива для АЭС до катастрофы на АЭС «Фукусима-1», несмотря на рыночные колебания цены, была предсказуема. На АЭС в стране действовали 54 силовых реактора, которые стабильно работали с остановками только на регламентные проверочные осмотры. Строились новые реакторы. Страна уверенно шла к достижению принятой в 1970-е годы долгосрочной цели – удовлетворению половины потребностей страны в электроэнергии за счет мощностей АЭС. Обеспечивалось это среднесрочным планированием на 4–5 лет.

В 2002 году был принят закон «Об основах энергетической политики», по которому составлялись среднесрочные Базовые энергетические планы с оценками и предложениями энергетических балансов страны в ближайшей перспективе. Предварительно их готовили специалисты специально создаваемой комиссии при Министерстве экономики и промышленности страны с учетом тенденций в развитии энергетики в мире и стране. На момент катастрофы на АЭС «Фукусима-1» 11 марта 2011 года действовал третий Базовый энергетический план. Шла подготовка очередного четвертого.

Пересмотр взглядов

«Фукусима» вызвала изменение взглядов на роль АЭС и атомную энергетику в широком спектре практически всех правительств мира. С большим разбросом от ее полного запрета в интересах обеспечения безопасности в технологически передовых странах до сохранения какой-то доли в энергетическом балансе для гарантированного обеспечения энергией в большинстве других стран.

В самой Японии это было время ожесточенной внутриполитической схватки между двумя политическими партиями. На момент катастрофы правительство страны формировала Демократическая партия Японии (ДПЯ), выигравшая впервые выборы в нижнюю палату в августе 2009 года.

До этого кабинеты министров формировала Либерально-демократическая партия (ЛДП) фактически единолично или в коалиции с малой оппозиционной партией. Все долгосрочные и среднесрочные экономические программы государства с 1955 года, в том числе и энергетические, вырабатывались руководством ЛДП. С встававшими перед страной проблемами правительства ЛДП справлялись.

Но кабинеты демократов, несмотря на многие налаженные механизмы в управлении страной и в отношениях с другими странами, попытались продемонстрировать «новизну подходов». Поэтому в практической работе правительств ДПЯ делалось много грубых просчетов во внешней и внутренней политике. Шла вынужденная смена составов кабинетов и премьер-министров. В январе 2011 года с началом очередной сессии парламента все шло к роспуску парламента, поскольку было очевидно вынесение вотума недоверия кабинету ДПЯ в связи с непринятием бюджета на очередной финансовый год (начинается 1 апреля). И далее, как прогнозировали японские политологи, по процедуре роспуск нижней палаты, проведение выборов в нее и возвращение к власти кабинетов ЛДП.

Но этот прогноз был сорван «Фукусимой». Руководство ЛДП считало, что проведение выборов и политическая борьба в стране будет мешать восстановлению жизнедеятельности в стране после катастрофы. Важнее обеспечить единение и сплочение нации для преодоления трудностей. Вотум недоверия был отложен при получении от руководства ДПЯ обещания, что оно пойдет на роспуск парламента после улучшения обстановки в стране.

Тем не менее проблема отношения к атомной энергетике сразу стала главным пунктом программ большинства политических партий Японии. Их руководство включило в свои предвыборные программы требования в той или иной мере отказаться от ее развития – кроме ЛДП. Ее руководство весьма осторожно выступало с комментариями на эту тему, но все же иногда высказывалось за сохранение АЭС.

Это, например, открыто продемонстрировал лидер ЛДП Синдзо Абэ в самый разгар уже предвыборных схваток. Они начались летом 2012 года, когда ЛДП стала требовать выполнения обещания распустить парламент, а ДПЯ долго всячески уклонялась. Лишь в ноябре 2012 года нижняя палата была распущена. На одних из теледебатов лидеры участвовавших в выборах партий должны были на вопросы давать прямые ответы «да» или «нет». На вопрос «Вы поддерживаете закрытие АЭС?» восемь лидеров партий подняли таблички с «нет» и только Абэ с «да».

Тем не менее в декабре ЛДП уверенно победила на выборах. Премьер-министром был избран Абэ и сформировал новое правительство. Одним из первых его решений было расширение состава Комиссии по контролю за ядерными объектами. Она в кратчайшие сроки разработала новые весьма жесткие требования к безопасности АЭС и других ядерных структур. Требования прошли обсуждение и к июню были приняты законодательно вместе с инструкциями по их соблюдению.

Курс на ликвидацию

До июня 2013 года в стране продолжали действовать старые регламенты безопасности для реакторов АЭС. Сохранялись они и позднее до остановки реакторов на регламентные проверки. Но запускаться реакторы могли только после получения сертификата безопасности по новым требованиям. Они были весьма жесткие и по содержанию, и по процедуре прохождения, включая, например, получение согласия на запуск от местных властей. Выполнение многих требований нового регламента безопасности требовало крупных капиталовложений, например возведение запасных пунктов управления или строительства защитных дамб от волн цунами. Был период, когда все силовые реакторы в стране были остановлены.

С большим трудом региональные электроэнергетические компании (РЭЭК) добивались разрешений на запуск реакторов на своих АЭС. К настоящему времени только 9 реакторов получили сертификаты на работу. 21 реактор (по данным на 2015 год) признаны компаниями как подлежащие по планам демонтажу в связи с большими затратами на реконструкцию для обеспечения их безопасности.

В результате в 2016 году стоимость импорта топлива для АЭС снизилась до 2,9 млрд иен. Но в 2017 и 2018 годах была возобновлена работа нескольких реакторов, импорт восстановился до 50 млрд иен. Но в 2019 финансовом году он резко сократился уже до 45 млн иен, причем наиболее вероятно, что это был оплачен импорт материалов для исследовательских целей.

Администрации трех РЭЭК, Kansai Electric Power Co., Shikoku Electric Power Co. и Kyushu Electric Power Co., на АЭС которых есть девять реакторов с сертификатами на работу, заявляют, что у них достаточно топлива для работы реакторов в течение нескольких лет.

В сообщении агентства отмечается, что ранее в планах правительства уже после катастрофы на «Фукусиме-1», несмотря на спад в атомной энергетике Японии, правительство поставило задачу, чтобы к 2030 году на АЭС приходилось от 20 до 22% обеспечения страны электроэнергией, а для этого требуется возобновление работы 20–30 реакторов. Задача трудновыполнима. А по многим признакам, она правительством страны в настоящее время уже и не ставится.

Немного истории. В 2001 году в Японии была перестроена структура центрального аппарата исполнительной власти в соответствии с Основным законом о реформе центральных министерств и управлений. Были приняты законы о деятельности последних и подзаконные акты.

После катастрофы на АЭС «Фукусима-1» в 2014 году в соответствии с законом 2002 года, но с некоторой задержкой, как отмечалось в средствах массовой информации, был составлен доклад специальной комиссии с предложениями на очередной, четвертый после 2002 года Базовый энергетический план. Содержание доклада комментировалось в СМИ. В нем атомной энергетике отводилась роль «важного источника, обеспечивающего базовые потребности». Это в СМИ было расценено как предложение возврата к развитию атомной энергетики, но со значительным повышением требований к ее безопасности.

На основе доклада министерством были составлен и утвержден правительством в 2015 году документ, в котором определены «долгосрочные национальные перспективы энергетического спроса и предложения». В этом документе и было указано, что в 2030 году из общей генерации в стране на АЭС должно приходиться 20–22%, на возобновляемые источники – 22–24%, на тепловую энергетику – 22–24%.

Эти цифры продолжали и продолжают указываться в СМИ. Ожидался очередной доклад и его утверждение. В мае 2018 года были сообщения, что соответствующая специальная комиссия закончила составление доклада о перспективах развития энергетики. Ожидалось его рассмотрение правительством в июле 2018 года. Оно состоялось, но прошло без комментариев чиновников и указания конкретных цифр. Во всяком случае, в СМИ их не было, повторялись, правда, цифры документа 2015 года, которые все более и более становятся нереальными.

Получившие ранее сертификаты безопасности и начавшие работать реакторы после ужесточения требований по защите АЭС от террористических ударов с воздуха были остановлены в связи с невозможностью выполнить в установленные сроки нужные работы. Ужесточение мер безопасности АЭС, проведенное в 2013 году, в то время рассматривалось и гражданами страны, и руководством РЭЭК как вполне необходимое.

Практика последних лет показывает, что капиталовложения в меры безопасности реакторов не окупаются даже при продлении срока их работы. Официальных общих данных нет, но число реакторов, признанных их владельцами подлежащими демонтажу, растет – например, все четыре реактора АЭС «Фукусима-2» после их остановки на регламентные работы решено не готовить к запуску, а начать подготовку к их демонтажу.

Мощности реакторов АЭС пока заменяются мощностями тепловых электростанций на угле. 


статьи по теме


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(1)


Аркадий Чижов 13:06 08.09.2020

Зря они это. Альтернативы у атомной энергетики нет, она самая эффективная и самая экологичная, как бы ни странно это прозвучало. Просто нужно строить новые реакторы, и не у американцев заказывать, которые проекты 60-х годов толкают, а в РФ, где самые передовые технологии применяются.



Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Региональная политика 21-24 сентября в зеркале Telegram

Региональная политика 21-24 сентября в зеркале Telegram

0
1333
Верховная рада упрощает въезд для белорусов

Верховная рада упрощает въезд для белорусов

Татьяна Ивженко

Лишь треть украинцев поддерживает официальный Минск

0
1711
Белорусский бизнес готов сменить прописку

Белорусский бизнес готов сменить прописку

Антон Ходасевич

Лукашенко отказывается от диалога с предпринимателями

0
20525
Лукашенко стал для Запада "президентом Абхазии"

Лукашенко стал для Запада "президентом Абхазии"

Геннадий Петров

Отказ ЕС и США признать легитимность главы Белоруссии может помешать глубокой интеграции Москвы и Минска

0
3589

Другие новости

Загрузка...