0
9103
Газета Печатная версия

09.11.2020 17:29:00

Энергетическое измерение войны в Нагорном Карабахе

Эскалация конфликта ставит под сомнение возможность газоснабжения юга Европы

Тэги: армения, азербайджан, карабах, нагорный карабах, война, конфликт, экономика, газоснабжение, европа

Обострение конфликта вокруг Нагорного Карабаха - все статьи по теме


армения, азербайджан, карабах, нагорный карабах, война, конфликт, экономика, газоснабжение, европа Разрушения, вызванные перманентным военным обострением карабахского конфликта, угрожает поставкам азербайджанского газа в Европу Фото Reuters

Нагорнокарабахский конфликт между Арменией и Азербайджаном может иметь негативные последствия для европейской энергетической безопасности. Об этом мало кто сейчас задумывается. Но факт состоит в том, что для ряда экспертов энергетический масштаб конфликта в Нагорном Карабахе, стал очевиден 6 октября прошлого года, когда правительство Азербайджана обвинило армянскую армию в нападении на энергетический коридор, образованный нефтепроводом Баку–Тбилиси–Джейхан (БТД) и Южно-Кавказским газопроводом (SCP). По данным Азербайджана, его системы ПВО перехватили и уничтожили ракету в непосредственной близости от обеих инфраструктур, которые транспортируют основную часть нефти и газа, добываемых в азербайджанских водах из Каспийского моря. Компания BP, эксплуатирующая как БТД, так и основные углеводородные месторождения страны, заявила о обеспокоенности вопросом и приняла решение усилить защиту своего персонала, инфраструктуры и операций в сотрудничестве с правительством Азербайджана. Об этом пишет испанская газета Pais.

БТД и SCP проходят параллельно по Каспийскому морю до Турции через территорию Азербайджана и Грузии, но их важный участок проходит очень близко к границе обеих стран с Арменией. Расстояние от границы с Арменией на некоторых участках чуть превышает 100 км.

Напомним, что БТД является основным коридором доступа каспийской нефти на мировые рынки, в основном азербайджанский, а также небольшого количества казахстанской нефти, которая экспортируется через Средиземное море с турецкого терминала в Джейхане. Нефть поставляется в основном в Турцию, Италию и Израиль, а также в такие страны, как Испания, которая, по данным CORES, за последние 12 месяцев импортировала из Азербайджана около 2% нефти-сырца. Евросоюз в целом импортирует около 4–5% нефти из Азербайджана, который в 2018 году был его восьмым поставщиком нефти-сырца.

Военные аспекты транспортировки газа

SCP, управляемый азербайджанской национальной компанией SOCAR, является частью южного газового коридора ЕС, но пока основная часть азербайджанского газа экспортируется в Турцию. Ожидается, что в конце этого года газопровод начнет транспортировку газа в Трансанатолийский газопровод (TANAP), который соединяет границу Турции с Грецией с Трансадриатическим газопроводом (TAP).

TAP проходит через Грецию и Албанию в Италию и является проектом, заявленным ЕС как представляющий общий интерес. В нем принимает участие испанская компания Enagás. Чтобы иметь возможность поставлять газ в Европу, ТАР был расширен. Теперь его конечным пунктом назначения помимо Турции, Греции и Болгарии является Италия. В рамках южного газового коридора Европейская комиссия намерена продлить газопроводы до Туркменистана, пересекая Каспийское море с помощью строительства Транскаспийского газопровода и таким образом диверсифицируя европейский импорт газа из России. По Трансадриатическому газопроводу будут транспортироваться 10 млрд куб. м газа в год. Предусмотрено его расширение для транспортировки до 20 млрд куб. м. Понятно, что все геополитические аспекты кавказского энергетического коридора необходимо рассматривать под углом зрения завершения строительства 878-километрового Трансадриатического газопровода. Считается, как отмечает американское издание National Interes, он «практически завершен» – спустя четыре с половиной года после начала строительства участка, сообщили разработчики проекта. Сейчас партнеры готовятся к коммерческому запуску и предлагают новые мощности покупателям. Напомним, что Трансадриатический газопровод начинается близ деревни Кипи в районе Эврос на греко-турецкой границе, где он соединяется с Трансанатолийским трубопроводом. Он проходит через Северную Грецию, пересекает Албанию и Адриатическое море, выходит на берег в Южной Италии и подключается к итальянской газовой сети.

Встает вопрос: может ли конфликт между Арменией и Азербайджаном помешать функционированию этого газопровода?

В случае развития конфликта увеличится вероятность повреждения нефте- и газопроводов, из-за чего поток газа и нефти с Каспия будет нарушен. Но на данный момент центральным сценарием является поддержание функционирующих потоков газа и нефти, а также новых поставок газа, запланированных на конец года, считает Pais.

Понятно, что мировое сообщество предпринимает усилия по прекращению вооруженного конфликта. 10 октября в зоне конфликта в соответствии с договоренностью, достигнутой главами МИД Азербайджана и Армении в Москве при посредничестве России, был объявлен режим прекращения огня для обмена военнопленными и телами погибших. Договоренность, однако, была прервана, и боевые действия продолжились. 17 октября обе стороны при посредничестве России достигли нового соглашения о гуманитарном перемирии.

Проблему трудности решения конфликта дипломатическим путем подтверждает британский военный эксперт Кристофор Лэнгтон, являющийся руководителем экспертной группы «Независимое исследование и анализ конфликтов» (Independent Conflict Research&Analysis/ICRA). В своей статье в немецком IPG Journal «Замороженный конфликт неизбежно растает» он отмечал: «Долгосрочные соглашения о прекращении огня не решают конфликты, поскольку сами по себе являются временными инструментами, которыми можно приостановить конфликт для поиска более долгосрочных решений. Причем чем дольше действует режим прекращения огня, тем больше вероятность того, что его проигнорируют».

С точки зрения военного эксперта ТАСС Виктора Литовкина, Армения располагает возможностью нанесения ударов по газопроводам, проходящим по территории Азербайджана в направлении Грузии. Речь идет прежде всего об экспортных вариантах «Искандеров», которые, как известно, представляют собой «Искандер-Э», экспортный вариант ракетного комплекса для ракеты 9М723Э (классификация НАТО SS-26 STONE B) с максимальной дальностью полета не более 280 км и соответствующий требованиям режима контроля над ракетными технологиями (РКРТ). Напомним, что от северной границы Армении до трассы Южно-Кавказского газопровода чуть более 100 км. Экспортный вариант по боевым характеристикам несколько отличается от того комплекса, который изготавливается по заказу Минобороны России.

9-10-01700.jpg
Южно-Кавказский газопровод «Баку–Тбилиси–Эрзурум» находится в досягаемости
ракет «Искандер-Э» армянских вооруженных сил.   
Карта выполнена Михаилом Митиным



























 Насколько защищены энергомагистрали

El-Pais предполагает, что ставку можно делать на благополучный исход ситуации с обострением армяно-азербайджанского конфликта. Во-первых, и БТД, и SCP были построены в сложном и нестабильном геополитическом контексте, из-за чего были применены крайние превентивные меры безопасности: оба трубопровода являются подземными, чтобы предупредить вредительство, а их маршрут и инфраструктура, в основном компрессорные и насосные станции, защищены и спроектированы наиболее надежным образом. Во-вторых, и нефте- и газопровод имеют акционеров из мировых и региональных держав, которые обеспечивают своего рода геополитическое страхование: BTC находится под управлением BP, которая владеет 30% акций, а также принадлежит Azeri AzBTC (25%), турецкой TPAO (6,5%), европейской ENI и Total (по 5%) и американской компании ExxonMobil (2,5%), а SCP принадлежит BP (29%), TPAO (19%), азербайджанской SOCAR (10%), российскому ЛУКОЙЛу и иранской NICO (по 10%).

Иными словами, обе инфраструктуры имеют многочисленных спонсоров. Некоторые, как и Россия, имеют возможность влиять на Армению, оказывая основную поддержку Еревану в противостоянии с Баку. В данном случае, если исходить из чисто газовой проблематики, скорее всего газета имеет в виду российского акционера ЛУКОЙЛа. Несомненно, что газонефтяные инфраструктуры также обеспечивают очень важные транзитные доходы для Грузии, которая ввиду изолированности Армении от России и других стран ОДКБ имеет определенные возможности для оказания давления на Ереван.

El-Pais считает, что в ходе начала карабахского конфликта в 1987–1994 годах в его разрешение были вовлечены страны, в том числе имеющие свои экономические интересы с точки зрения поставок азербайджанского газа в Европу. Результатом стало перемирие 1994 года, достигнутое Минской группой ОБСЕ под председательством России, Франции и США и с участием Италии и Турции. Но не стоит преувеличивать готовность участвовавших в преодолении данного конфликта стран в 90-е годы приложить усилия для его урегулирования сегодня. Это касается прежде всего Турции.

В то же время, утверждает американская ежедневная политическая газета Hill, «Запад ушел с Кавказа». Как она пишет, «администрация Трампа призывает всех прекратить боевые действия, а госсекретарь Майкл Помпео очень неудачно заявил: «Мы надеемся, что армяне смогут защититься от того, что делают азербайджанцы», после чего раскритиковал турецкую помощь Азербайджану. Совершенно очевидно, что это восстановило против США обе стороны. Поскольку Запад ушел с Кавказа, Россия продавала оружие обеим сторонам, пытаясь сохранить статус-кво, а новое демократическое правительство Армении отказалось вести переговоры и даже ужесточило свои позиции, заявив, что Нагорный Карабах армянский, и точка. Сделало оно это из-за резко негативного отношения к переговорам в Армении или по каким-то иным причинам, но столь неразумные действия постепенно укрепили решимость Азербайджана начать войну».

Насколько нужен азербайджанский газ Европе

Ответить на этот вопрос непросто. Существуют различные прогнозы по поводу потребности Европы в газе, и они кардинально отличаются друг от друга. Поскольку зависят во многом от сроков реализации намеченной ЕС «зеленой революции», предполагающей, что к 2050 году Европа должна стать «климатически нейтральной». Какая доля альтернативных источников энергии при этом будет приходиться на электроэнергетику, пока неясно.

Поэтому El-Pais полагает, что «будущее кавказского энергетического коридора уже не то, каким оно было раньше, особенно в отношении газа. С одной стороны, агрессивная климатическая политика ЕС, направленная на достижение углеродного нейтралитета к 2050 году, и только что утвержденная парламентом ЕС цель декарбонизации до 60% к 2030 году оставляют все меньше возможностей для создания новой инфраструктуры по импорту ископаемых энергоносителей. Особенно в условиях инфляции – от спорного «Северного потока – 2» до «Турецкого потока» или безумного проекта строительства газопровода в Восточном Средиземноморье, целью которого является доставка в Европу газа из конфликтных вод Израиля и Кипра путем строительства газопровода протяженностью более 2000 км и стоимостью 7 млрд евро. Все это в то время, как два газопровода, соединяющие Алжир и Испанию, работают значительно ниже своих мощностей, а Европа буквально утопает в американском и катарском СПГ по исторически низким ценам. Другими словами, с учетом целей декарбонизации Европы и изобилия инфраструктуры импорта газа, которая частично простаивает, потребности ЕС в инфраструктуре импорта газа уменьшаются».

Поэтому, продолжает газета, все указывает на то, что геополитическая значимость Южного газового коридора будет снижаться, а стремления спасти концепцию провалившегося проекта газопровода «Набукко» с Транскаспийским газопроводом не увенчаются успехом. Значит, возможная блокада кавказского газового коридора не окажет сильного влияния на европейскую энергетическую безопасность, хотя, если конфликт между Арменией и Азербайджаном укоренится, это может повлиять на поставки нефти с Каспия, особенно в такие страны, как Турция, Израиль и Италия. И, конечно же, это подразумевает сильный удар по экономике Азербайджана и Грузии. А вместе с этим и по их предполагаемой независимости от России, которая являлась изначальной геополитической целью строительства энергетического коридора на Кавказе. В любом случае, возможно, это будет означать окончательный геополитический удар по амбициозным планам Еврокомиссии по Южному газовому коридору и перспективам строительства Транскаспийского газопровода.

Планы России в регионе

С одной стороны, несомненно, азербайджанский газ, который вот-вот пойдет в Италию по Южному газовому коридору, составит конкуренцию российским проектам – «Турецкому потоку – 1» и «Турецкому потоку – 2». По словам руководителя аналитической группы S&P Global Platts Джеймса Хакстеппа, отмечает издание, новый приток газа увеличит нагрузку на европейскую газораспределительную сеть, которая и так едва справляется с необычно высокими объемами хранения и поставок сжиженного природного газа. По новому газопроводу потекут дополнительные 8 млрд куб. м газа в год в Италию и 1 млрд куб. м в Грецию и Болгарию. Это изменит динамику рынка, где бóльшая часть поставок приходится на Россию и Северное море.

Но всегда существовал вопрос, насколько Азербайджан в состоянии обеспечить поставки требуемых объемов газа по газопроводам TAP и TANAP? Дело в том, что, как отмечал автор данной статьи в своей книге «Битва за европейский газовый рынок» (Die Schlacht um Europas Gasmarkt), вышедшей в конце 2018 года в издательстве Springer Natur, поставки азербайджанского газа в Европу осуществляются главным образом с месторождения в Каспийском море Шах-Дениз.

Имеются предположения, что с этого месторождения можно будет получать до 16–24 млрд куб. м газа. По данным за 2019 год, на месторождении было добыто 16,8 млрд куб. м газа и около 3,5 млн т конденсата. В случае нарушения поставок из-за армяно-азербайджанского конфликта и возникновения паузы в них этот пробел может заполнить Россия при условии стабильных двусторонних отношений с Турцией.

«Газ из России заходит на турецкие территории по газопроводу «Голубой поток» и двум веткам «Турецкого потока». Далее «Газпром» может запустить ресурс через трубопровод, в строительстве которого Россия не принимала участия», – считает ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Станислав Митрахович, отметив, что нормы Третьего энергопакета такой маневр допускают. 


статьи по теме


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Армения–Азербайджан: 26 лет спустя

Армения–Азербайджан: 26 лет спустя

Александр Храмчихин

В сегодняшнем мире все решает только сила

0
641
Как и почему развалилась оборона Нагорного Карабаха

Как и почему развалилась оборона Нагорного Карабаха

Алексей Рамм

Армянский мобилизационный план потерпел фиаско

0
460
«Виновны в государственной измене и пособничестве врагу»

«Виновны в государственной измене и пособничестве врагу»

Борис Хавкин

Как в Третьем рейхе подожгли «Советский рай»

0
610
Французский миттельшпиль для Нагорного Карабаха

Французский миттельшпиль для Нагорного Карабаха

Париж уже принимал неожиданные проармянские решения

0
557

Другие новости

Загрузка...