0
4165
Газета Печатная версия

08.02.2021 16:41:00

Япония идет по пути сокращения выбросов СО2

Авария на Фукусиме изменила в Стране восходящего солнца цели экономической политики

Николай Тебин

Об авторе: Николай Петрович Тебин – журналист-международник.

Тэги: япония, сихидэ суга, энергетика, аэс, фукусима, экология, парниковые газы, выбросы, история, вторая мировая война


япония, ёсихидэ суга, энергетика, аэс, фукусима, экология, парниковые газы, выбросы, история, вторая мировая война Устранение последствий катастрофы на атомной станции «Фукусима-1» продолжается уже почти 10 лет.

26 октября 2020 года премьер-министр Японии Ёсихидэ Суга, избранный на этот пост 16 сентября, впервые выступил с политической речью в парламенте и изложил свои взгляды на перспективы развития страны и требующие решения основные проблемы. Главной среди долгосрочных целей он выделил задачу сокращения выбросов парниковых газов в Японии «до чистого нуля к 2050 году».

Это можно расценивать как очередной поворот в оценке руководством страны роли соотношения компонентов в комплексе энергетика–экология в долгосрочных планах экономического развития страны в послевоенные годы.

Плановость обеспечивала рост ВВП

Несколько слов из истории. Многие японские политики еще весной 1945 года понимали, что поражение Японии во Второй мировой войне неизбежно, и пытались найти пути выхода из нее с наименьшими потерями. Они добились от императора решения о принятии требований Потсдамской декларации антияпонских союзных государств от 26 июля 1945 года о безоговорочной капитуляции Японии и японской армии. Боевые потери Японии продолжали нарастать, и поэтому 14 августа император Японии объявил о капитуляции страны на условиях Потсдамской декларации. Правда, с оговоркой по просьбе японской стороны – сохранения императора в Конституции.

Акт о капитуляции Японии был подписан 2 сентября. В стране начались демократизация, изжитие всех милитаристских канонов и воззрений. Выбирался путь развития страны политиками с привлечением ученых. В парламенте было более десятка политических партий. Ведущую роль играли две группировки – сторонники социалистического пути и буржуазного. Осенью 1955 года левые и правые социалисты объединились в единую Социалистическую партию Японии (СПЯ). Почти сразу объединились и две партии либералов и демократов, выступавших за капиталистический путь развития. Они сформировали Либерально-демократическую партию (ЛДП), на многие десятилетия ставшую партией большинства в парламенте, формировавшую однопартийные правительства, а с 1990-х годов в коалиции с одной из малых партий оппозиции.

Успех ЛДП обусловлен тем, что партия при выработке путей решения проблем привлекала и привлекает группы ученых самых различных взглядов и сфер, что обеспечивало эффективные пути развития или решения возникающих проблем. В основы строительства партии из капитализма была взята либеральная «конкуренция» как движущая сила, свободная на нижних уровнях и ограниченная демократическими законами на каждом более высоком уровне антимонопольными законами. Из социализма взяты индикативное «комплексное плановое производство» и «сильная политика социального обеспечения».

Многие годы энергетические планы включались в комплексные планы развития экономики. Только в 2002 году был принят специальный закон «Об основах энергетической политики». В соответствии с ним правительство должно было составлять Базовые энергетические планы (БЭП) с перспективой на пять лет. В них необходимо было указывать «основной энергетический курс», давать целевые установки на конец планов соотношения долей первичных энергоресурсов в энергетическом балансе страны с оценкой их роли.

Принятые в 2003 и 2007 годах такие планы давали хорошие ориентиры деловым кругам страны. БЭП позволяли региональным энергетическим компаниям (РЭК) планировать капиталовложения уже по одному определению генерального курса энергетической политики страны. В БЭП-2007 был провозглашен курс на развитие «безуглеродной атомной энергетики с замкнутым топливным циклом».

Однако катастрофа 11 марта 2011 года на АЭС «Фукусима 1» нарушила все планы. Она была ужасной и достаточно хорошо описана. «Фукусима» привела к пересмотру многих взглядов на атомную энергетику во всем мире, к утрате доверия к ее безопасности.

В Японии большинство последствий катастрофы устранены, наблюдается возврат внимания ЛДП ко многим ее прежним планам, но не в энергетике.

Трудный переход к обоснованным прогнозам

Деловые круги, да и большинство граждан Японии ждали от правительства ЛДП выработки очередного Базового энергетического плана как системы мероприятий по выработке баланса между экономикой и экологией. Но «Фукусима» внесла большие трудности в развитие энергетики страны. В первые два месяца были существенные проблемы и даже введение «веерных отключений» в электроснабжении. Пришлось экстренно вводить в работу законсервированные ТЭС.

Несмотря на это, правительство Японии продолжало конструктивно участвовать в работе международных организаций по регулированию проблем, связанных с контролем за процессом потепления климата на планете, за выполнением положений Парижского соглашения по климату 2015 года. Лидеры ЛДП и правительства Японии стремились показать, что страна занимает в этом процессе достойное место, чтобы иметь возможность предложить свои взгляды на генеральный курс в энергетике мировому сообществу и быть лидером в его проведении. Судя по публикациям в СМИ, планировалось представить эту идею на обсуждение мировому сообществу на саммите G20 в Осаке, запланированном на конец июля 2019 года.

В ходе подготовки к саммиту была сформирована специальная группа экспертов для формулирования целей и задач по выполнению Японией обязательств по Парижскому климатическому соглашению. Эксперты в своем докладе рекомендовали правительству принять конкретные обязательства по снижению выбросов парниковых газов и даже о «ликвидации всех угольных электростанций в долгосрочной перспективе». Авторы доклада считали, что принятие этих предложений будет способствовать «выработке путей достижения единства мирового сообщества во взглядах на обеспечение экономического развития при сохранении окружающей среды».

Однако, как позднее стало ясно, многое из доклада группы не вошло в обнародованную перед саммитом G20 правительством Японии долгосрочную стратегию борьбы страны с глобальным потеплением. Предложенный правительством документ страдал отсутствием конкретики, например тех или иных показателей по масштабам и срокам снижения выбросов парниковых газов. А Япония в это время подвергалась мировым сообществом критике за широкое использование, пусть и высокотехнологичных, угольных ТЭС в своей энергетике и их экспорт в развивающиеся страны.

2-15-2480.jpg
Новый премьер Японии Ёсихидэ Суга выбрал
экологический курс развития. Фото Reuters
Критика Японии за уклонение от конкретных обязательств по выбросам СО2 продолжалась и в рамках очередной сессии ООН в сентябре 2019 года. Премьер-министр Японии Синдзо Абэ не участвовал в работе Недели высокого уровня сессии, хотя, по сообщениям СМИ, планировал выступить на ней. Японскую делегацию возглавлял министр окружающей среды Синдзиро Коидзуми, роль которого ограничилась пресс-конференциями.

Коидзуми был главой делегации Японии и на весьма представительной прошедшей в декабре 2019 года в Мадриде 25-й сессии Конференции сторон (КС-25) Рамочной конвенции Организации Объединенных Наций об изменении климата (РКИК ООН). В ее работе приняли участие делегации почти 200 стран. В плановых мероприятиях участвовало около 25 тыс. экспертов, представлявших правительственные и неправительственные организации, науку, бизнес, а также ряд международных финансовых институтов.

После конференции в Мадриде руководство ЛДП и прежде всего ее председатель, в то время Синдзо Абэ, в сфере экологии акцент перенесли на конкретные обязательства в проверяемых фактах, таких как обязательства по снижению выбросов СО2. Летом 2020 года объявлено о ликвидации всех угольных ТЭС в самой Японии, заявлено о мерах по ускоренному развитию возобновляемых источников энергии (ВИЭ) и многое другое. Большое внимание уделяется возможности внедрения вместо углеводородных новых альтернативных базовых видов энергоносителей во всех сферах потребления и в экономике, и в быту.

Доклад определил стратегический курс

В выступлении премьер-министра Суги были сформулированы главные цели страны в энергетике: «добиться нулевых выбросов СО2 к 2050 году» и сделать построение «зеленого общества» одним из ключевых внешнеполитических приоритетов Японии. Обсуждая проблемы экономики совместно с Национальным советом окружающей среды, Суга выразил надежду на возможность «обеспечивать необходимое позитивное развитие экономики и защиты окружающей среды» в обществе в целом. Он заверил, что «решение проблемы изменения климата не является препятствием для экономического роста» и что Япония «возглавит международное сообщество в реализации декарбонизированного мира».

По сообщениям СМИ, правительство без раскачки начало формировать главный координирующий орган продвижения к объявленным целям в виде Национального совета по достижению сокращения выбросов СО2 до нуля к 2050 году. Совет будет довольно широкий по составу, включать экспертов и представителей бизнеса, экологических и молодежных организаций. Ожидается, что помимо премьер-министра Суга в его работе будут участвовать министр экономики, торговли и промышленности Хироси Кадзияма и министр окружающей среды Синдзиро Коидзуми.

Совет должен в ближайшие сроки разработать пути достижения поставленной цели. При этом предполагается заслушать широкий спектр мнений о создании декарбонизированного общества с точки зрения интересов всех граждан, добиться понимания и поддержки процесса всем обществом. В этих же целях со своей стороны премьер-министр Суга намечает создать площадку обмена мнениями и консультациями между центральным правительством и местными органами власти.

По заявлению Кадзиямы, его министерство уже разработало перечень основных мер по достижению нулевых чистых выбросов. Министерство, считает Кадзияма, «будет играть ведущую роль в привлечении всех промышленных секторов экономики к сотрудничеству в области технологического развития для достижения нулевых выбросов».

Министерством экономики сформирована и еще одна группа специалистов для выработки комплексного энергетического прогноза и утверждения его как правительственного энергетического плана уже в 2021 году. Возможно, это будет БЭП-21. Но скорее всего название будет в форме принятой в 2015 году Национальной энергетической программы, поскольку предусматривается период на несколько десятилетий.

Со многим в предложениях правительства по энергетическим программам согласны и ведущие представители бизнеса. Президент японской сталелитейной корпорации Nippon Steel Corp. Эйдзи Хасимото в интервью газете Yomiuri Shimbun сказал, что руководство корпорации всячески поддерживает меры по сокращению выбросов парниковых газов до нулевой отметки.

Это можно расценивать как начало дискуссии по поводу разработки правительством Японии нормативных актов, которые побуждали бы бизнес демонстрировать свою стратегию в достижении декарбонизации. Правительством страны уже создана группа экспертов, которая должна развернуть в стране масштабную дискуссию по характеру этих актов и включению их в документ «Стратегия роста», который правительство планирует завершить летом этого года.

Предварительные оценки перспектив

В СМИ Японии сейчас делаются попытки определить перспективы динамики компонентов топливно-энергетического баланса (ТЭБ) в связи с новым генеральным энергетическим курсом.

Совершенно ясно, что углеродные теплоносители, такие как уголь, нефть, газ, используемые в ТЭС, потеряют свою роль как основные энергоисточники, хотя в настоящее время на них приходится около 40% выбросов СО2. Чтобы сократить долю ТЭС в производстве электроэнергии, как считают обозреватели, у страны нет другого выбора, кроме максимального использования ВИЭ и АЭС, как делают многие европейские страны. Однако правительство пытается найти более рациональные пути к полному прекращению зависимости Японии хотя бы от угольных ТЭС. Кадзияма считает, что, «создавая структуру, которая не будет выделять углекислый газ в атмосферу, мы рассчитываем сохранить и тепловую генерацию, но предусматривая новые массовые виды источников энергии на основе водорода и аммиака».

Ядерная энергетика и после «Фукусимы» в прогнозах на 2030 год рассматривалась как базовый энергоисточник, но вряд ли такая оценка сохранится. Тем не менее, по мнению многих обозревателей, АЭС могут быть эффективным средством достижения нулевого выброса СО2, поскольку без «мирного атома» невозможно обеспечить энергоснабжение для стабильного развития экономики страны и поддержания высокого уровня бытового комфорта граждан. Такая оценка будет действовать «как минимум до середины нынешнего столетия».

С этим во многом согласен и Кадзияма, который в интервью сказал, что ядерная энергия, потерявшая доверие в связи с «Фукусимой», тем не менее «должна использоваться в полной мере наряду с возобновляемыми источниками энергии». Хотя он пока воздержался говорить, будут ли строиться новые реакторы.

Что касается производства ядерной энергии, то ответственность правительства заключается в том, чтобы вернуть доверие общественности, углубить понимание местными жителями безопасности работы реакторов при выполнении новых требований к их безопасности. Также желательно, чтобы широко и открыто обсуждались вопросы строительства новых реакторов. Как и прогресс в разработке малых реакторов с более высокой безопасностью, пишет в редакционной статье газета Asahi Shimbun.

Премьер-министр Суга и министр Кадзияма, как одно из первых лиц в проведении энергетической политики, в первую очередь рассчитывают на революционные технологические инновации. Стимулировать их правительство Японии намерено испытанными средствами, налоговыми льготами и субсидиями в производство. Финансированием из бюджета исследований и разработок по внедрению в ТЭБ новых видов сырья.

Большие надежды в замене углеродных теплоносителей возлагаются на использование водорода. Но проблема в том, что необходимо построить инфраструктуру для поставки водорода и снизить затраты на его производство. Здесь требуются меры государственной поддержки. Хотя и без нее водород уже начал использоваться в водородных топливных элементах. Например, Toyota Motor Corp. еще в 2014 году запустила первую в мире серийную модель с FCV (fuel-cell vehicle – автомобиль на водородных топливных элементах, ВТЭ). Автомобили японских компаний с ВТЭ быстро наращивают свою долю в мировом производстве автомобилей. По ряду показателей они теснят электроавтомобили с батареями. ВТЭ уже начинают применяться в железнодорожных локомотивах, на морских судах.

Ведутся исследования в поиске возможности использования водорода в других технологических процессах, например при выплавке стали. И даже как средство аккумулирования энергии ВИЭ, которые страдают нестабильностью генерации.

На ТЭС, основных потребителях углеводородов, можно ожидать замену их на аммиак. В октябре 2020 года Министерство промышленности совместно с рядом корпораций и заинтересованных компаний с этой целью сформировало специальный совет. Директор департамента природных ресурсов и топлива министерства, выступая на первом заседании совета, заявил, что «страна вместе с компаниями – лидерами в использовании аммиака как топлива может взять на себя инициативу по расширению его использования в мире». По подсчетам министерства, если все угольные ТЭС Японии 20% своих потребностей в топливе будут покрывать аммиаком, его потребуется около 20 млн т в год, а это равно текущему объему его мировой торговли. Подчеркивается перспективность роста рынка аммиака.

В сообщениях СМИ отмечается, что на совещании присутствовали не только представители энергетических компаний, но и корпораций других секторов экономики. В Японии на угольных ТЭС уже проводятся эксперименты по смешиванию аммиака с углем с проверкой возможности снижения выбросов СО2.

Деловое сообщество Японии, да и все граждане Японии ждут плана развития энергетики после «Фукусимы» и конкретных показателей ТЭБ. Судя по публикациям в СМИ, в наступающем финансовом году (1 апреля) правительство страны намерено дать ответы на все связанные с энергетикой вопросы публикациями документов «Стратегия роста», «Национальной энергетической программы», возможно «Базового энергетического плана» отдельно или как часть первых двух.


статьи по теме


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Шпионаж в тиши библиотеки Ватикана

Шпионаж в тиши библиотеки Ватикана

Алексей Казаков

Эстонский архивист и переводчик одновременно работал на советскую и германскую разведки

0
551
Константин Ремчуков: Горбачев освободил СССР от страха и репрессий, в ответ - СССР распался

Константин Ремчуков: Горбачев освободил СССР от страха и репрессий, в ответ - СССР распался

0
1653
Автостопом по Японии. Почему у местных жителей путешествующие налегке люди вызывают легкий ступор

Автостопом по Японии. Почему у местных жителей путешествующие налегке люди вызывают легкий ступор

Светлана Плеханова

0
1119
Россия–Польша: забытое братство по оружию

Россия–Польша: забытое братство по оружию

Михал Садловский

В истории отношений двух стран были яркие примеры доверительного сотрудничества

0
1377

Другие новости

Загрузка...